Прометей

Рихард Рудзитис

 «Родной наш Рихард Яковлевич!.. Шлю Вам всю мою веру в то, что Вы, приняв духовное наследие Феликса Денисовича, олицетворяете в себе символ - символ Вождя Сердца... 
Пусть все, ищущие Света и отягченные скорбью, найдут отклик в Вашем сердце…»  
                                                                                 Елена Рерих. Гималаи. 29.05.1936 г.
 
БЕСЕДЫ С СЕРДЦЕМ
 

 В 1948 году Рихард Яковлевич Рудзитис был арестован. Его ценная многотысячная библиотека была вывезена и уничтожена, только несколько любимых книг его дочери Гунте удалось спасти. Также чудом сохранились дневники и рукописи, которые Рудзитис спрятал на чердаке родительского дома. Следствие было крайне тяжелым, с применением насилия. Но «врагом народа» Рихард Яковлевич себя не признал. Особым совещанием он был осужден по статье 58.10 ч. 1, 2 на 10 лет заключения в лагере строгого режима в Коми АССР. 

 
По дороге к месту заключения, в Инту, Рудзитис попал в лазарет, а затем с диагнозом «сердечная недостаточность» в мужской инвалидный лагерь в Абези. Сначала он работал на общих началах и даже после заключения врачебной комиссии о переводе в бригаду «индивидуального труда» не сразу смог перейти к более легким работам. Все это требовало от него крайнего физического и нервного напряжения. Вообще в лагере он чувствовал себя как в горниле, где переплавляются и испытываются все его качества.
 
В условиях разложения и беспросветности лагерного существования Рихард Рудзитис сохранял присутствие духа и внутреннюю торжественность, стараясь хотя бы в письмах поддержать свою семью – через год, в 1949-м арестовали его жену Эллу. Светом творчества и стремления хоть как-то украсить жизнь других была наполнена его жизнь. В пламенном желании учиться и познавать он просил присылать книги о культуре, науке, искусстве, этике – самые дешевые, чтобы не обременять родных. Собирал газетные вырезки и щедро делился с духовно изголодавшимися солагерниками.
 
Химическим карандашом на кусочках ткани писал свои откровения сердца – эссе и стихи, которые, чтобы сохранить, подшивал на подклад одежды. Творил он и в московской тюрьме, куда был доставлен для пересмотра его дела в 1954 году. После смерти Сталина 58 статья была отменена, и Рудзитис смог вернуться домой. Вскоре освободили и его спутницу жизни.
 

 re

 

Предлагаем нашим читателям некоторые записи из цикла «Беседы с сердцем».

 

 


 

Щедрое, чистое Сердце, всеобъемлющее, все понимающее, свет излучающее, отзывающееся на все страдания, умиротворяющее безграничной благожелательностью и улыбкой радующее. Сердце, могущественное в бескорыстии, огненный факел преданности и самоотверженности, возносящее и руководящее несметными душами, о величайшее Сердце, ты — огненная чаша алмазов накоплений бесчисленных жизней, ты — Свет!
О маленькое, робкое сердце в моей груди, подражай, пылко стремись подражать ему. Стремись хоть немного быть похожим на дающее, все освещающее Сердце.

 


Если у тебя зародился импульс сделать что-то хорошее, делай это немедля, или хоть в ближайшие часы, ибо, откладывая, взвешивая умом, ты можешь счесть это доброе дело не очень важным и нужным, или будешь чувствовать себя неловко, или поленишься, или — скорее всего — сложатся обстоятельства, которые помешают осуществить твое доброе намерение. Нет, каждое доброе дело важное, и оно тем более плодоносно, если рождено семенем первого огненного импульса.
Абезь, 29.VI.1952
 
*

Скажи спасибо неблагодарным, они помогают нам воспитывать себя. Они заставляют глубоко задуматься над некоторыми своими негативными качествами: может быть, у них все же есть какая-то, пусть небольшая правда. Углубляй, напрягай, просветляй эти качества, пока они не засияют! Именно так!

*

Все думаю об искусстве взаимоотношений. Разве самым лучшим воспитательным методом не является всепобеждающая благожелательность? Разве это не лучший бальзам даже для самых темных, грубых сознаний?
Надо принимать человека, в конце концов, таким, как он есть. Прежде всего ищи в себе начало добра, потом в других. И к самому себе, о сердце, предъявляй самые высокие требования. Большинство людей, по-видимому, могут подняться лишь на «волосок» выше вчерашнего сознания. И так надо стараться даже на эту микро-меру, терпеливо «тащить их вверх». Это было бы достижением, если бы хоть на малую долю расширился их взгляд и утончились качества.
*
О Ты, Несказуемое, но ведомое сердцу, помоги мне неустанно выявлять и применять хоть искорку блага!
Пробуди во мне неустанное горение сердца, чтобы я мог повсюду умножать лишь добро.
Я слышу Твой голос: стань лучше уже в это мгновение, не завтра! Каждый день расширяй границы добра в своем сознании. Смотри и твори в свете. Стань светом для каждого сердца! 
30.VI.1952

*

Все просто — если тебя кто-то обидел или даже оговорил, особенно, если это знакомый (близкий человек так не поступил бы, ибо сердце его тебе доверяет), иди сейчас же — если так велит твое сердце — немедля, выясняй недоразумение, чтобы оно не проросло в душе и не обожгло сознание, как пламя. Кротко, бесконечно терпеливо выслушивай все. Может, когда ты будешь уходить, дверь за тобою запоет в дружественных чувствах.
Если только сердце так скажет. Иначе проходи мимо сора, которым безумное сознание загрязняет пространство. Новый порыв урагана очистит воздух вокруг тебя. 
2.VII.1952

*

Ты говоришь: никогда ничего не поздно. Даже у моста в Тот Мир можно преобразиться. Каждое качество можно облагородить, укрепить. Можно непрестанно себя исправлять. Надо только захотеть.
Воля, стань звездою о двенадцати лучах в своей широте. Воля, стань бушующим пламенем в своей неотступности. Воля, устремись воздвигнуть гору величия, но и в бесконечном смирении и терпении приводи в порядок и очищай обыденность этого мира, чтобы даже самый скромный цветок жизни засиял в симфонии ежедневных обязанностей и заданий.
Воля, из получающего стань дарителем. Только сердце жертвующее, истинно, получает и становится все богаче. Стань лучистым магнитом, сердце, чтобы привлечь все хорошее и посеять только доброе.
3.VII.1952

*

Устремитесь духом к Гималаям, родные мои! Другого смысла в жизни нет, как только побывать в этом Свете вершин и, преисполнившись им, спуститься опять в жизнь, в огненном служении, стремиться подражать, пусть в самой малейшей мере, подобным Прометею мировым Титанам духа.
12.VII.1952

*

Сердце, старайся понять все немедля, в быстром ритме находчивости. Сердце, очищайся беспрестанно, просветляйся, стань алмазным ключом всех дел.15.VII.1952

*

Часто я думаю, как распутать клубок Кармы. Для многих, на самом деле, Карма, которая привела их к этой горе Судьбы*, скорее спасательный пояс, который их здесь охраняет от морального омута и поддерживает физически здоровыми и уравновешенными, заставляя жить умеренной жизнью, искать для всех своих печальных следствий настоящие причины.
Говорят, что из причин вытекают следствия, что Карма — неизбежная школа: каждый обязательно должен пройти назначенный курс. У ребенка ведь не спрашивают, хочет ли он ходить в школу, его просто заставляют.
В общем, обычному сознанию изменить карму очень трудно. Его судьба «начертана в звездах» — созданное в прошлой жизни, или кармическое, имущество душа несет с собою в этой жизни как неизбежные черты характера, наклонности и способности. Конечно, сотворенное можно исправить не столько личными страданиями, как преображением сердца, стараясь уменьшить страдания других, умножая счастье восхождения человечества. В сознании жертвенных духов все личное переплавляется в общечеловеческое и даже в космическое. Но где же они — духи огненного служения, которые так устремляются ради общего блага, что сжигают стрелами молний свою карму за собою? Много ли истинных ваятелей своей судьбы, свободных, готовых на жертву сознаний? Почему большинство людей все еще живут под почти фатальным знаком Мойры?
«В самые трудные дни Учитель говорит — считайте, что вы счастливее многих. Будем признательны».
26.VII.1952

*

Настоящая жизнь начинается там, где все мелкое, слишком обыденное посажено в почву великого, где сеют семена гор и горизонтов из золотой сеялки будущего — в строительстве, в служении, в практических, самых ощущаемых взаимоотношениях и симпатиях. 5.VIII.1952

*

Где же успех, и где внезапная волна прилива неудачи? Не всегда можно это решить логикой. Иногда кажется, что все вокруг тебя рушится, — и тут же девятый вал возносит тебя на твердую вершину. Может быть, тебе кажется, что ты осужден на долгие, непрерывные беды, но высший Разум в сердце втайне шепчет: нет, ты станешь свободным, ты уже так одарен, выдержи лишь еще малость. Ты ведь не знаешь, когда, из каких глубин волна принесет тебе благо радости.
Только не теряй ни на мгновение ясность и дисциплину духа. Только держись крепко за Серебряную Нить, с такой силой отчаяния, как утопающий хватается за соломинку, как ныряющий хватает глоток воздуха.
Только старайся всеми силами помогать своему Спасителю, ибо Он всегда спешит на помощь тебе. Открывая свою сущность в доверии, напрягая пламенно свою волю, ты поможешь спасительному лучу коснуться тебя. Потому неустанно иди через каждодневность, словно у тебя сто глаз и ушей, чтобы каждая твоя клетка звучала колоколом находчивости.
Все эти внезапные волны тумана необходимы, чтобы ты никогда не терял бдительности, чтобы заострить внимание, не позволить ни на мгновение покинуть доверенный сторожевой пост.
Держи свое сердце в постоянном молитвенном настрое. Пусть иногда сердце — как сухая лучина в ожидании пламени. Все же и в этом беззвучии старайся, пусть без слов и мыслей, найти неожиданный прилив сердечного тепла. Гори, светись, даже под пеплом!
Ты, Кто всегда давал силу сердцу моему, даруй ему и бальзам непрерывной выдержки. Учи его всегда быть готовым.
9.VIII.1952

*

Чаша весов твоей Кармы не перестанет взвешивать твою жизнь, пока в тебе останется хоть пылинка самости, причиняющей боль, ибо как песчинка может иногда остановить целый сложный механизм, так и каждый твой новый камешек, пусть случайной ошибки, даже неосознанный эгоистический импульс, может задержать (пусть на время) или даже нарушить perpetuum mobile* устремленного ввысь развития твоей жизни, — особенно в этом спиральном круге твоего сознания, когда начинаешь понимать свою огромную ответственность…
Вокруг тебя стремительно проносятся острия шипов неизвестных причин, которые, словно стрелы охотника, направленные в дичь, превращаются в разрушительные последствия. Пусть будут благословенны спасающие нас силы, разве каждый удар не делает тебя более свободным — он сбивает пыль с твоей сущности.

*

Молния уже давно тебя задела, наконец, прогремел и гром в твоем сознании, ты начинаешь понимать, когда и что с тобою произошло, и почему. Так почему же ты так волнуешься и содрогаешься в страхе еще теперь, после долгих мгновений времени, от простого, пусть и сурового звучания страхов, о сердце, если довольно легко однажды вынесло сам удар молнии?

*

Часто, как в мантраме сердца, я думал о свидетельстве жизни Святого Сергия: Он доверял лишь Всевышнему и своим силам.
Но сердце импульсивно старается выявить всю сердечность, доверяться, отдаваться душе другого, почувствовать самое дружеское соприкасание. В эти богатые опытом годы, проходя мимо самых противоположных сознаний, ты учился держать хоть немного в узде соизмеримости не только свою волю и чувства, но и сердечные отношения. И все-таки как часто, поддавшись чувствам, опять забывшись, испытываешь разочарование. Но даже робкое дитя, медленно отстраняя руку матери, стремится сперва самостоятельно справиться со своим заданием. Так и ты слушай прежде всего свое сердце, и старайся нести сам свою ношу ответственности и ноющей тоски, сколько сможешь, а иногда еще больше. Как часто ты совсем один, и только Бог не забыл тебя!
20.VIII.1952

*

Откуда этот корень ужасной, противоэволюционной апокалиптической «теплоты» в людях? Как человеческий лик, который после миллионов лет должен был сиять на восходе солнца, может забыть свое бывшее, пусть и неосознанное, подобие с Богом? Не «теплым», не погрязшим в материальных заботах принадлежит Царство Божие, но детям, которые искрятся тысячами духовных интересов, но юности, у которой, в полете восхищения, ноги едва касаются загрязненной коры Земли, ибо душу еще притягивает магнит огня Тонкого Мира, который устремляет их пламенем дерзания переродить этот ограниченный мир по облику недавно покинутой Родины Света. Сердце устремляется к этому еще чистому поколению, увлеченному желанием творчества, к этим свободным завоевателям Будущего, дерзателям великого, к бескорыстному роду творцов, которым предначертано вести планету по новому огненному спиральному кругу духа, вверх.

*

Все продвигается вперед так медленно, черепашьим шагом. Но ведь духовный прогресс редко имеет «скачки» — сотрясения души, «переломы» и возобновления, откровения, «перерождения свыше», — только тогда, когда в душе уже созрели плоды прежних накоплений. Распятый разбойник, которому Христос пообещал счастье рая, конечно, в веках уже показал и отличные труды, и вера в Христа только добавила ступеньку для лестницы его нового сознания…
Но скажи, о сердце, чего ты хочешь всегда от меня, горем побитого, без родины, без цели, сокрушенного, брошенного, без милого сердцу труда?
Почему ты вечно недоволен другими? Вглядывайся прежде всего в зеркало своей сущности и будь ригористически недоволен единственно собою. Предъявляй великие требования к себе, к своим тенденциям жизни, своей часто безуспешной работе, хаотической мысли. Беспощадно очисти молнией каждый угол своего сознания, засоренного самостью. Старайся засверкать каждым качеством. Старайся еще и еще: пусть каждый твой импульс станет соразмерным с восхождением.
22.VIII.1952

*

Делай все, что только возможно, чтобы быть всегда справедливым и культурно благожелательным в своих отношениях. Если же тебя все-таки не понимают, нападают на тебя, тогда еще есть возможность — «не умывай рук», но при случае попробуй найти (если только в сердце противника горит хоть уголек блага!) какой-то другой метод, как его победить, — лучом своего сердца, и так спасти от его собственного затемнения.
Умей и противника посетить, пусть мимоходом, пусть и с маленьким праздничным подарком. С улыбкой доброжелательства, с добрым словом, или даже — с дружественным молчанием. Так ты скорее его победишь и освободишь…
28.IX.1952

*

Заводы, изготовляющие скрипки, научились создавать стандартные инструменты из старого, звучной породы клена или, пусть редко, из добротной, изогнутой яблони; и такие скрипки, по признанию знатоков, по своему тонкому звучанию на самом деле имеют отличную тональность. И все-таки, не знаю, может ли какой-то из этих массовых инструментов соревноваться с изделиями рук народных мастеров, которые кусок немого дерева оживили, насытили своей психической энергией, дали ему удивительное благозвучие, сделали скрипку «вещью в себе», «космосом в себе».
Такие мысли во мне пробудились, когда сегодня случайно услышал древнюю мелодию литовского канклеса. Он кажется дивным созданием, в котором каждый аккорд звучит перезвоном небесных колокольчиков, бесконечно чисто, робко, волнующе. Кто знает, быть может, этот старый волшебный инструмент прошел через многие руки творцов, тонкослышащих и виртуозных мастеров, и каждый прилагал свою улыбку душевной ласки, свое сияние духа, вздох сердца и непостижимую боль тоски? Потому больно, если этот ангельский инструмент, иногда попадая в недостойные руки, вздрогнет, застонет в бесстыдных вихрях звуков, которые словно лишают его святости, заставляют потерять первозданный смысл красоты.
Так и великая этическая личность сообщает новый магнетический флюид и благозвучие даже физическим предметам, которых она касается. И более того, не чувствуем ли мы иногда, что и наша душа оживает в теплоте ее сердца, как замерзшая птица в руках святого? Музыкальность ее духа одухотворяет все вещи и наполняет окружающее тайным свечением, розовой аурической атмосферой, ибо там вибрируют, летают искры ее мыслей, импульсы чувств, сокровенные вибрации сердечной любви. Войдя затем во внутренне музыкальную среду этой высокой личности, мы чувствуем близость духа самого мастера, его дыхание, пламя его сердца и заветных мыслей, бесконечно теплое сердечное магнетизирующее свечение.
И все-таки невозможно уподобить великую гармоническую индивидуальность, обладающую космическим сознанием, пусть ветхое тело у нее настолько щемяще ограничено, — личность с ее полифонической тональностью — сравнить с древним литовским канклесом, который звучит в благородной ясности, как только к нему прикоснешься, нельзя ее сравнить и с симфонией всех арф Земли. И даже простое, в своей чистоте звучащее сердце разве может с ней сравниться? Но все же и близость простого, но духовно благородного человека мы нередко переживаем как мелодию, которая волнует, увлекает, делает добрее наше существо. Тембр такого голоса, пусть он слетает с губ седой старушки, в нашей душе отзывается столь захватывающе и светло, как бы слуха касались надземные звуки. В одухотворенную тональность этого голоса сердце все не может прекратить вслушиваться, ибо он насыщен вибрациями светлых мыслей и благодатных чувств.
Так и отношения людей могут быть даром божественной музыки.
5.IV.1953 На Пасху

*

Я верю в религию Сердца,
смиренного, чистого сердца,
что пламенем жертвы горит,
когда в состраданьи великом
к людям на помощь спешит.
Сердце во всем, оно вечно творит,
в каждом строении Света
устремленьем пылает,
в тысячах дел эволюции
к подвигу дух направляет,
и радуги верности
лучи зажигает.

31.XII.1953

*

Иногда ты борешься один, настолько одинокий, настолько окруженный стихиями, словно в пустыне души, — и вдруг, как бы впервые, видишь, что твой товарищ, который был рядом с тобою, с кем ты каждый день сидел у одного стола, ходил в одну школу труда и страданий, — погруженный в себя, другим никогда свою святыню не открывавший, — истинно творит свой тихий подвиг. Он, по-своему, возможно, больше тебя, боролся, страдал, побеждал, продумывал глубины всех вещей и уже создал картины Будущего, когда другие считали его самым обычным человеком.
16.VI.1954

*

Странник дальних путей, прошедший земли и небесные дали, познавший корень всего доброго и злого, скажи — где ты видел более божественное, несказуемо прекрасное алмазное сияние, чем в отношениях сердец, сплоченных чувствами вековых симпатий? С ними мы даже на краю бездны устоим, они всегда — как Рука Света, даже во тьме. 2.VII.1954
 

II
 
«Пусть священное созвучие Аум наполнит Благодатью сердце».

*

Каждый важный, значительный труд начинай молчанием или молитвою. Ищи основу успеха в мыслях сердца.

*

Также не забывай никогда исцеляющую, возобновляющую силу праны одиночества.

*

Все же попытайся еще и еще концентрировать свою жизнь только на главном, на самом необходимом. Когда подумал, как прошли эти два месяца на свободе: сколько было ложной тревоги! Но сердце должно предвидеть, не будут ли твои хождения тщетными.
Каждое утро и вечер, составляя план напряженного дня или отчитываясь перед собой за пройденный день, за сделанное или за то, что не успел, подумай, сердце, не забыло ли ты свой долг по отношению к другим, нет ли еще какого-то окна возможностей, через которое можно бросить в сознание луч света? Кроме слов, как много еще может быть реальных посвящений, ласки сердца, чтобы заставить сердце забиться в радости.
«И удесятери руки свои,
И умножь сердце свое».
10.I.1955

*

«Если кто-то мне может очевидно доказать, что я неправильно рассуждаю или поступаю, я с радостью изменюсь. Ведь я ищу правду, от которой еще никто не претерпел зла. Зло же терпит тот, кто упорствует в своих заблуждениях и в незнании» (Марк Аврелий).

*

В духовной работе — спеши медленно, но неотступно.
В физической работе — спеши стремительно, но обдуманно.
30.II.1955

*

Жизнь Иисуса Христа была так заполнена трудами ради других, что люди удивлялись, где Он находит время для ночного отдыха. Притом — Он жил столярничеством.
10.III.1955

*

«Размер сознания измеряется не среди цветов, но над пропастью».

*

У каждого дня — двадцать четыре часа. Каждый вечер давай себе отчет о каждом часе, взвешивая его на золотых весах великой соизмеримости или крайней необходимости. Так продолжай, пока это не войдет в кровь, в непрерывный ритм жизни.

*

Истинно, надо научиться более стремительно, более находчиво мыслить в отношениях с близкими. Истинно, как бесконечно много ежедневных возможностей подарить луч радости другим мы упускаем. Как много лучших чувств сердца, милых слов, ободряющих взглядов, которые часто возмещают груды материальных подарков. Истинно, учись, учись, учись посвятить другому свой лучший трепет, о сердце!
10.IV.1955

*

Даже в полной концентрации чувствуй и другого, который недалеко. Воспринимай себя постоянно частью живого коллектива. Твое сердце, даже неосознанно, должно чувствовать, не был ли ты в чем-то невнимательным к другим, своим пренебрежением не обидел ли кого-то.

*

Твоя задача — излучать вокруг себя вибрации гармонии и умиротворения, о сердце. В эти часы, в конце Кали-юги, когда миру угрожает прилив хаоса, всеми силами, дисциплиной духа устремляйся быть вестником благозвучия Света.

*

Если предстоит совершить что-то важное, если в сердце искрится какое-то эволюционное решение — спеши не опоздать. Если появляется конкретная идея, как внести цветущую ветвь во взаимоотношения, не отложи на утро. Утро может разрушить путь возможностей и развеять твой импульс. Учись также не пропустить добрый час. Есть те, кто радуется, что мы отложили служение Свету. Так человечество упускает свои сроки. Будьте вы, о молодые пылающие сердца, теми, кто выявляет хоть искорку для приближения сроков Света.
11.IV.1955

*

Из письма.

Все Указания даны для этого дня, хоть и в перспективе Будущего, именно для того мгновения, когда вы их слушаете, размышляя о них. Истинно, нельзя отложить задачу стать добрее и тем более сосредоточиться на добром деле. Как много, до боли, мы уже промедлили в своей жизни.
Учитесь исполнять Указания. Сердце ваше признает их весьма необходимыми для восхождения среди ваших будней, но они всегда забываются, или же, при вспоминании, воля в эту минуту слишком ленива их применять.
Повторяйте Указания, как мантрам, как молитву сердца каждого дня, пока они не будут записаны не только на коре мозга, но — в каждой вашей мысли и действии, станут дыханием жизни вашей.
Исполняя каждодневный долг, проявите героическую силу своей воли! Докажите, что даже за столь краткие мгновения жизни можете совершить великое!
13.VI.1955

*

Если бы люди однажды поняли, что большинство страданий они возложили на себя сами, добровольно, — все, что вызывает зависть, ревность, недовольство, все обиды в бесконечных вариациях, саможаление, неудовлетворенность и сомнения, бессчетные вожделения, т.е. всю пыль и грязь самости, затем — приступы гнева и, наконец, страх. Именно страх, «имя которому легион», съедает психическую энергию человека и бросает его на шипы страданий. Так, чем слабее сознание, тем больше оно склоняется под ношею горя и обвиняет в своих страданиях, невольно или сознательно, других, даже судьбу, только не себя, когда чаще всего именно оно само — истинный виновник своих мучений. Большинство страданий — следствия духовного невежества. Как трудно продвинуть сознание. Как иногда невозможно дать человеку понять настоящие корни его страданий. Он жалуется на несправедливость, когда сам ее породил. Как мало тех, кто ищет вину прежде всего в себе, кто чувствует великую ответственность за всех.
Сознание, воспламенись в свете духа, тогда ты во всех делах поймешь смысл, как бы с расстояния.
4.V.1955

*

Вмешивайся в жизнь другого тактично, с состраданием, с желанием помогать в сердце.
16.VIII.1955

*

«Надо жить так, чтобы каждый день совершить что-то очень важное».
«Надо идти по пути наибольшего сопротивления».
19.VIII.1955

*

Не борись, если ощущаешь рядом с собою духовное отупение. Молчи на упреки. Ведь твои логичные аргументы не помогут. Возбужденный человек во всем видит лишь себя, свои представления. Тогда лучше направь сознание на другое — на утверждение добра. Если не можешь выдержать, просто уйди. Вдыхай прану и лети в молитве. Посылай миру пламенную мысль! Сознание ведь так медленно растет. Так мало понимания духа.
30.VIII.1955

*

Будь спокойным и уравновешенным всегда, при всех обстоятельствах. Побеждай с улыбкой сердца. Над всем скажи свое сияющее «Да»!
Подумай, еще и еще, как умножить благожелательство.
19.IX.1955

*

«Пиши и говори так, как бы каждое твое слово имело всемирное значение» (голос во сне).
2.XI.1955

*

«Докажем, какая у Мысли сила, что даже планета от нее становится светлее. Постараемся в общем напряжении сердца концентрировать себя. В суровой тьме зажжем свои сердца в сияющей молитве Света» (слова молодежи).
24.XI.1955

*

«Величайшая молитва — пожалеть другого» (В.).
6.XII.1955

*

Оглядываясь назад, думаю: почему вся жизнь, во всем ее величайшем горении, не могла быть лишь Осанной Красоте? Почему так много мелких противоречий мешали великому замыслу, который должен был стать непрерывной симфонией? И все же, главное в жизни было — сам лейтмотив, через игру разных волн — вечно только к Солнцу!
10.XII.1955

*

Ты спрашиваешь, как ускорить свой рост? Как усилить свои огни?
— Непрерывным устремлением и преданностью сердца — молитвой. Самоотвержением — молитвой. Каждодневным творчеством сердца — молитвой. Постоянным настроем героической торжественности — молитвой, чтобы она, как Огненная Нить, шла через всю жизнь, мысли, чувства.
13.XII.1955

*

Только для себя.

Не упускай ни одного случая, где есть возможность чему-то научиться.
Меньше говори, сумей больше излучать.
Прилагай к каждой своей мысли и действию меру справедливости.
Проверяй всегда свои побуждения.
Сумей обращать меч своей воли именно туда, куда не хочется, когда чувствуешь себя уставшим, когда трудно, на то, чего внутренне избегаешь.
Куй свою волю, как стрелу молнии, спешить на помощь и сокрушать тьму.

*

Старайся увеличить тепло своего сердца к каждому, пусть жестом — улыбкой дай другому бодрость.
У каждой чуткой души часто бывает сердечная ноющая боль, она ждет от тебя мажорного тона. Особенно этот дар сердца нужен молодежи.
Помоги еще и еще умножить сердечность. Исцеляй сердцем.

*

Если ты должен отвечать на письма, радуйся случаю еще раз утвердить Свет. Кто знает, какие чувства могут засиять в сердце от пламени твоего слова. Зажигай огонь, где можешь.
Спеши подходить к другому с таким сердечным касанием, словно ты должен помочь всему человечеству.
22.XII.1955

*

Троякий смысл страданий:
1) Страдания как уплата долгов, или то, что называют искуплением или наказанием.
2) Страдания как школа или прояснение сознания. Бич, который гонит, является и уроком.
Этим двум группам подвержено большинство людей.
3) Страдания как проверка сознания — огненное испытание готовности человеческого духа, когда он приближается к порогу новой лестницы. «Кого Бог любит, того испытывает». Здесь уже приоткрываются врата к духовному геройству. Но только тогда, когда человек выдерживает экзамен.
В лагерных переживаниях стремлюсь найти хоть немного знаков решающего испытания.
О нет, это не страдания, что там было. Сердце с трепетом всегда категорически отклоняет это слово. Ведь тогда школьник свои экзамены тоже может назвать «страданиями»? Нет, это был поток огня, напряжение, пусть и огромное. Но над ним парил серебряный луч Благословения. Этот луч был мостом над сгущением теней к Свету.
26.XII.1955

*

«Не покинь, Владыка, потому соберу все свои силы, не оставляй, ибо иду к Тебе».
31.XII.1955

*

Нередко люди жалеют, что зря жертвовали собою. У сильных духов нет в сознании такого слова, как «самопожертвование». Если бы Христос подумал, что Он приносит жертву, в то же мгновение Он больше не был бы Христом. Только мы можем оценить Его подвиг как величайшую Жертву. Сильный дух отдает себя спонтанно, в силу великой необходимости, не жалея и не медля ни мгновение, он исполняет свою высокую миссию, щедро отдавая, и Вселенская Справедливость сама оценивает его труд.
1.I.1956

*

Молодым энтузиастам.

«Одна вспышка огня духа, в унисон с Космосом, может вызвать умиротворение целого народа».
3.I.1956

*

Всегда, когда трудно, подумай о тех, кому еще труднее.
31.I.1956

*

Ты, Имя которого произносит только мое сердце, как много красоты я получил на этой планете из Твоих Рук.
Каждый луч энтузиазма был подарен Тобою.
Как много было взлетов чистой радости, они облекали светом пространство вокруг меня, и меня самого — огнем, они давали мне мгновения незабываемой силы творчества, чистую дружбу, гармонию отношений, веру в человека, жажду быть полезным другим.
В благоговении я принимаю и струну через бездну, Твою всеобъемлющую, огненную проверку моих сил.
И она — священный дар Твоей любви.
5.III.1956

*

Спеши, о сердце! Будь способным соревноваться со стрелою и молнией. Решайся немедля. Упражняйся в находчивости. Трижды умножь качество труда, даже ритм. Помогай как можно быстрее. Откликайся скорее. Найди время для добра. Спеши хоть искру бросить в радость эволюции мира. Укрепляй, просветляй хоть тот уголок Земли, где находишься.
2.V.1956

*

Мы идем по горному лугу, и я благословляю каждый цветок и травинку. Насколько все безмерно красивее, если одухотворено искрами человеческой мысли. Летите, огненные птицы, в пространство. Зажгите в чутких сознаниях обновление и понимание.
В романтике ночи Ивана Купалы наблюдаем и трагедию молодежи: уничтожение своей сущности в алкоголе. Также — развлечения, столь чуждые смыслу чистой прекрасной природы. Но чем же удовлетворить потайные устремления лучших сознаний молодежи? Нет духовного хлеба, и если где-то появляется — не интересуются, не понимают истинную Культуру; но грубое, пресное не дает удовлетворения. Может, надо объявить премии за придумывание видов развлечений, которые в то же время делали бы созвучными стремления духа — души и физического тела? Но первое и высшее задание — просветлять глаза молодежи. Научить различать ложное от единственно истинного, Свет от тьмы, звучание Красоты от какофонии. Научить сердце видеть, слышать. Но почему молчат семья, школа, общество, само государство? Где настройщики сознания и целители, пахари и сеятели пространства? Где наставники, которые понимали бы неутолимый голод народа по духу? Кто однажды разрешил бы подойти к свободным, живым Горным источникам, и сам призывал бы к ним? Где пастухи, которые собрали бы рассеянных, заблудших овец? Где те, кто взял бы на себя пламенную ответственность за сознание идущего новым путем и открыл бы ему путь многогранных, как радуга, возможностей? Где те, кто возродит и вознесет Культуру, как истинно революционное знамя духовного Света? Имеются же и такие сердца, пусть только их станут тысячи тысяч.

*

Легенда говорит, что Святой Франциск был сеятелем добра, проповедником Света уже своим присутствием, без слов, излучением магнита мысли. Сердце, хоть в малейшей мере старайся подражать!

*

Счастье людей в том, чтобы получать. Наше счастье должно быть — отдавать.

*

«Культурные люди, сменяя квартиру, не оставляют за собой грязи. Н.К.<Рерих> к каждому относился с огромным вниманием. Он никогда не оставлял что-то неулаженное. Это свойство огненного духа. Не было случая, когда он не ответил бы на какое-то письмо. Во всем заботлив. Чрезвычайно точен. Дыхание хаоса никогда не касалось его. Его огненность выражалась уже в том, что в его присутствии усиливались хорошие качества других. “Надо быть привлекательным” — любил он поощрять. Он учил развивать сердечность. Сердечность зажигает духовные огни. Его самого кто-то характеризовал: “Апостольская простота”. Он был, воистину, олицетворением Учения. Он излучал живительный огонь. Вблизи него я чувствовал себя чрезвычайно счастливым» (А<льфред Хейдок>).
24.VI.1956

*

Эйнштейн, перед уходом, на вопрос в интервью, верит ли он в Бога, ответил: «На опыте своих без малого девяноста лет я еще не познал, что Бога нет. И другим ученым я советую познать, есть ли Бог, или его нет».

*

Когда труднее всего, тогда и спасение ближе всего.
26.VI.1956

*

«Домашние мысли в дороге не годятся».
30.VI.1956

*

Уже ребенок начинает жить по высочайшей заповеди жизни, когда отдает братику большую часть того, что ему самому сильнее всего доставляет радость. Так учатся интуитивному счету высшей математики — задаче самопожертвования.
8.VII.1956

*

Мысль осуществляется, если она зажжена. Все достижимо, пусть в более далекой перспективе. Если и не в эти трудные годы, даже не в этой жизни, тогда в Тонкой. Если не сумеем достичь там, то в будущей жизни. Если и не в ней, то все-таки наши идеалы, зажженные в пространстве, осуществят другие огненные души.
28.VII.1956

*

Сколько раз я тебе говорил, о сердце, будь равнодушно спокойным к земным неудачам и удачам. Все богатства мира не стоят одного мгновения твоего волнения. Если ты улыбнешься вещам, как путник, который одинаково смотрит на горсть жемчуга и на каплю росы и устремляется, окрыленный преданностью, только вперед, к духовной цели, — тогда все, что необходимо для прочного существования твоего тела, будет дано.
4.VIII.1956

*

Тебе ведь ничего не принадлежит, даже твои чувства и мысли. Ты должен чувствовать, мыслить, как этого хочет Великий Даритель. Он Владыка над твоими настроениями, над твоими бедами и радостью. Как же ты можешь чувствовать и мыслить о том, что Его недостойно? Не допускай и малейшей тени, которая могла бы опозорить ясность твоего сознания, живи так, как бы Он чувствовал, думал, действовал на твоем месте, через тебя.
12.ХI.1956

*

Святого Сергия звали — «скорый на помощь».
30.Х.1956

*

Будь кротким, спокойным к шипам духовного непонимания. Как же ты справишься с великим решением, когда надо в мгновение ока применить весь опыт, всю квинтэссенцию находчивости духа, или когда в перекрестных огнях Битвы надо сосредоточиться единственно на мысли о победе, если ты можешь еще волноваться о грязи будней?
20.Х1.1956

*

Вглядываюсь в черты человека, в которых можно прочесть трагическую безысходность. Его жизненная энергия поникла как цветок, пораженный заморозками. Думаю: если бы ты осознал, друг! Истинно, есть в жизни и большие драмы, и муки отчаяния, есть даже край бездны или кажущиеся нашему уму тупики. У людей это так бывает при росте души. Все-таки знай, истинно, — нет трагедии, нет безысходности, нет стен непроходимых границ. На известной ступени сознания эти понятия уже не существуют. Если ты окружен непреодолимыми препятствиями или тьмою, у тебя еще остается путь кверху, тебя спасет Серебряная Нить. Если находишься перед стеною, кто знает, быть может, ты увидишь выступы, по которым переберешься, или откроется тайный ход, который проведет сквозь стену. Кто знает, быть может, тобою представленная стена настолько непрочна, что ее можно сокрушить головою, как в древней мистерии посвящаемый разбивал в темноте последние врата.
Потому никогда не отчаивайся, друг. Преданное сердце получит Руку помощи в последний миг. Доверяй до конца, о сердце.
И еще Сказано: если положительные энергии всех возможностей в этой жизни на самом деле исчерпаны, ты получишь удовлетворение в Том Мире или в одеянии другого пространства.
«Все возможно, только ум человеческий шепчет о невозможности». Потому следуй вере сердца.
2.XII.1956

*

Я думаю о потустороннем мире, чтобы при входе в Тонкий Мир не отягощала мысль о медленном темпе моей бывшей жизни, недостатке благозвучия, несовершенном. Чтобы я смог удвоить, нет, удесятерить жизненную энергию ради восхождения своего и других. Чтобы каждая мысль, чувство устремлялось всегда к Тому, нашло бы отзвук в Том, кого люди называют Богом, т.е. Святая Святых. Отражалось бы в зеркале огненного Сердца.
«Больше ничего не надо, только бы непрестанно молиться Богу» — слышу вздох простого сердца. Истинно так!
13.XII.1956

*

Первый этап пути в некотором смысле равен стадии завершения: энтузиазм, огненные крылья, освобождение, только в другой, более огненной амплитуде ответственности. Вначале личные искания, самопринуждение, потом медленное освобождение от себя в огромнейшей борьбе и в перекрестном огне испытаний, пока не проявишь самодеятельности и готовности отдавать всего себя. Высшая стадия — кооперация с Космической Волей. Не моя воля, но Твоя. Чтобы каждый мой импульс стремился отобразить Твою Волю. Чтобы каждое мое деяние стало посвящением Тебе.
Этот путь — с восхищения ребенка, еще окрашенного самостью, до исполненного пламенем подвига самоотвержения, что скрыто дышит и в праздничных часах преданности, и в суровом долге будней.
21.XII.1956

*

Говорят — «чем более велик Гуру, тем больше мы сами». Никто не был так очернен, как Калиостро, ученик великого Сен-Жермена.
Сегодня читаю под старым портретом Калиостро на французском языке:
«В нем можно узнать черты Друга людей,
Каждый день отличается новыми добродетелями,
Он продлевает жизнь, помогает в нужде.
Радость быть полезным — единственная его награда».

*

«Не жди успокоения своих бед, болей от других. У всех самих их достаточно. Справляйся сама. Твое задание, именно, противоположное — успокаивай других, помоги другим, послужи, где только можешь, другому, будь всегда приветлива со всеми» (М<ета Пормалис> (?)).
22.XII.1956

*

Как чудесно слышать снова ультразвук Указания: «Примите совет для успеха намеченного конгресса: идите высшей мерою!»
24.XII.1956

*

Диалог о счастье.

Н: Кто в жизни уже имеет счастье, тому всегда дается еще больше счастья.
З: В чем же счастье? Кто знает, быть может, ребенок, получивший пряник, будет радоваться намного больше, чем взрослый подаренному лимузину.
Ф: А другому — приветливое слово, сказанное в настоящую минуту, раскроет дивное царство небесное. — Не счастье, но качество и понимание счастья. Не радость, но радость как высшая мудрость. Эта мудрость учит, что даже на краю бездны сердце может окрылять радость преданности.
26.XII.1956

*

Западноевропеец в динамическом беге отдаляется от своего сознания: как бы только не надо было думать вне обычности, остаться наедине с собою. С работы — в семью, на развлечения или опять в заботы. Не умеет больше человек даже взор поднять вверх. — О знай, твой Бог, который тебя ни на мгновение не оставлял, однажды прояснит твое сознание, даже после долгих веков страданий и тоски. Тогда уж лучше не бойся сейчас же посмотреть в Его сияющий Лик. Вместо механических побуждений слушай только свое сердце.
Истинно, какое право вы, не владеющие собою сеятели гнева, имеете затемнять хоть на мгновение красоту этого звездного пространства, обители света мириад существ? Если бы вы хоть раз поняли, что делаете. Вы, обитатели планеты, безмерно ответственны и за чистоту пространства.
Насколько по-детски тщетна вся ваша злость. Я направляю вам навстречу луч любви своего сердца. Пусть этот огонь сожжет тернии.
30.XII.1956

*

Когда в бурю, в проливной дождь выходишь из дому в эту темнейшую январскую ночь (мороз вдруг опять сменился волной теплоты), и все нервы возбужденно поют, в этой жуткой темноте кажется, не сорвалась ли с якоря, словно корабль в разбушевавшемся море, наша планета, и Капитан в кровавом поту старается спасти пассажиров, которые безответственно, хаотически предаются своей эгоистической суете, развлечениям, страстям, играм ненависти, и не слушают спасительных приказов Капитана, тем самым способствуя приближению кораблекрушения.
9.I.1957

*

Слышу сегодня в поезде разговоры:
«В Австрии холод двадцать градусов».
«В Южной Франции снежные бураны».
«В Швеции в саду расцвели тюльпаны».
«В норвежских фиордах всю зиму цветут розы».
«Но у нас — тепло и приятно, как на Ивана Купала. Снега уже давно нет. Идет дождь».
«В Японии тайфун опять смел побережье».
«Где-то потоп, где-то опять — извержение вулкана, землетрясение».
«В Польше необычное полярное сияние».
«По радио говорили, что земная ось сменила место. Гольфстрим бастует».
Так снова и снова констатируют необычные факты. Они пробуждают удивление, которое сейчас же тушится в путанице сотен — большей частью иллюзорных — забот и вопросов. Но нигде не поднимается вопрос — почему? Это хоть немного приблизило бы к космическому пониманию, хоть немного заставило бы почувствовать личную ответственность.
23.I.1957

*

Я смотрю на свои руки, тело, вглядываюсь в свое лицо в зеркале, и мне иногда кажется, что я одет в чужое одеяние. И деревья, и природа вокруг иногда кажутся словно еще сердцем не познанными строками в книге. Почему сердце к каждому человеку подходит с опаской, и только иногда открывается и ликует?
Но когда я слышу индийскую музыку, вглядываюсь в черты индийцев, какими бы они ни были, вслушиваюсь в сердечные по звучанию слова, во мне мгновенно зажигается давно позабытое, можно сказать, божественно радостное чувство. И грустные своеобразные индийские мелодии, и природа, но еще больше душа, которая отражается в чертах лица индуски (словно в них отблеск лица моей далекой матери, возлюбленной, сестры), поднимает во мне целую бурю разных чувств. В мыслях и добрых словах индийцев я стараюсь найти то непреходящее, что есть под солнцем. То ли это прошлое, соприкасания нескольких жизней? Нет, и Будущее. Нет, не только пространственно далекая земля, которую освещает свет вершин Химавата. Это вечная Индия, моя настоящая Мать, которую я искал во всех краях, при всех обстоятельствах, во всех глазах и сердцах людей, во всех идеях, книгах, в жизни. <…> Для меня существует лишь одно мерило — Гималайское сияние в глазах. Если я вижу его в латыше, в русском, в литовце, также в индийце, мое сердце становится звучанием ста колоколов. (По древним воспоминаниям, индиец мне близок и пространственно, мгновениями он как бы даже сливается с тем, кого я ищу, хотя и чувствую, что заблуждаюсь, что сегодня и в самой индусской земле не много осталось от Вечной Индии.)
Истинно, в это мгновение, так же как в ранней молодости, столь мало я чувствую себя латышом, европейцем, так мало облаченным в одеяния этой теперешней моей расы. Я принадлежу — той Вечной Родине, со своей сердечной болью, ошибками, стремлениями и жаждой роста.26.I.1957
Слушая по радио музыку индийского государственного праздника.

*

Учись, о сердце, сегодня вновь и вновь высокому искусству взаимоотношений.
Будь всегда приветлив, с бесконечным терпением и смирением относись к каждому, нравится ли он тебе или не нравится. Приветлив не только перед его глазами, но и за спиною, именно, в разговоре и размышляя о нем. Даже в мыслях не осуждай его, но каждому, в свете сердца, укажи его настоящее, соответствующее его возможностям восхождения, место. Только лицемерие и предательство можешь бичевать, не теряя ясности сознания.
Эту заповедь духовной Культуры я стократно уже напоминал тебе, сердце: каждому, с кем встречаешься или о ком думаешь, старайся подарить искру благожелательства. Но когда же, о когда же ты завершишь в полнозвучии свое задание? Когда, сердце, ты станешь истинно беззаветно щедрым и будешь излучать справедливость каждым своим биением?
15.II.1957

*

Сказано, что теперь, в грозные дни Армагедона, единственное спасение — сердце.
Потому пойми, сердце, что ты должно быть моим чутким и сияющим путеводителем через океан огня мировой битвы, и возрождайся силой своего света.
Укрепляй, о сердце, все более неотступно, дисциплину своего восхождения. Стань чисто звучащей струною, которая воспринимает, оценивает каждое мое деяние, мысль, и отзывается на малейшее дуновение другого сердца.
Сказано, что и в сострадании надо упражняться.
16.V.1957

*

Ежедневно слышу об атомной войне, о катастрофической силе ядерного оружия. Голоса мира часто звучат как SOS! Мир в опасности. Но эти голоса за мир всегда ли продиктованы беззаветнейшими мотивами сердца?! Мир — это же полнейшее доверие, братство и гуманизм, сердце, загоревшееся к сердцу ближнего.
Слышу: «Помогите каждый удержать равновесие!»
Сейчас медленный индивидуальный метод уже мало помогает. Наставления и этика могли бы вырастить поколения, но сейчас необходима мгновенная «скорая помощь». Истинно, каждая сознательная огненная душа сегодня должна чувствовать себя фокусом целого коллектива, с огромной ответственностью, и с самозабвенным пламенем сердца, вдохновенными мысленными молитвами, в напряженном труде, устремиться на помощь Капитану, который изо всех сил старается провести корабль через ураган.
30.VII.1957

*

Вновь слышу: «Каждого надо пожалеть!» Если бы сказавший исполнял это сам, как и те, кто с ним рядом, тогда в мире скоро бы наступил рай.
1.V.1957

*

И еще: «Не уставай делать добро!» — услышь, прислушайся, повторяй, анализируй, о сердце, пока это не запишется в каждой извилине мозга, оттуда — в каждом уголке сердца, и так — в сердечном жалении и в импульсе спешить на помощь — в неисчислимых деяниях реальнейших будней, в соприкасаниях сердец.
4.V.1957

*

«Чем больше дуют ветры, тем выше пламенеет Огонь, тем светлее он загорится» (Я<кобсон> (?)).
9.V.1957

*

«Поистине, все возможно… Человек может строить свою судьбу. Он может развивать свое мышление до любого предела. Он может стать щедрым до предела самопожертвования. Но чем он больше дает, тем больше получает, и мысль его нарастает в кругообороте… Но нет ничего неисполнимого, только наша воля должна быть направлена к тому».
4.VIII.1957
 
*
Только для себя.

Не давай другим ни одного наставления, которого сам уже не применил или не стараешься сейчас выполнить в возможно лучшем качестве.
Вспомни сон — когда-то, в самые решающие мгновения, голос сказал: «Прежде чем проповедовать, все проверяй в своей жизни!»
Сказано: живи, как в хрустальном доме, где каждый прохожий может видеть любое твое движение, и тебе было нечего стыдиться. Но еще больше: размышляй всегда так, чтобы ты не должен был стыдиться Того, кто днем и ночью читает твои мысли.
5.VIII.1957

*

Из письма.

Знаешь, космические чаши весов все выравнивают. Если где-то на одной чаше не везет, то на другой — стремительно и неожиданно компенсируют. «Неисповедимы пути Владыки». Чудес ведь нет — но «жди нежданное», как ты сама мне когда-то писала. Так — если где-то приходится погрустить, то после этого сердце вновь засияет в радости.
18.VIII.1957

*

Хорошо бороться со своими недостатками, планомерно уничтожать их. Но придет время, когда надо будет думать лишь о великом служении, своей прямой миссии, придется отдаваться только ей, — тогда «недостатки» сами медленно отпадут, сожженные в огнях служения. Ведь нагнетенная психическая энергия очищает и возобновляет сознание. Поэтому прежде всего ищите величайшее задание жизни, которое в любое мгновение может бросить ваше сознание на вершину самоотвержения и восхождения. 30.VIII.1957

*

Боль интернациональна, ибо одни и те же физические и психические страдания отражаются в каждом человеке, только на разных ступенях сознания. Больше всего люди различаются в страданиях духа. Большинство страданий духа и также психических происходят от человеческого невежества.
Радость скорее индивидуальна, будучи связана с устремлением и ступенью сознания. Настоящая радость, или радость в духе, ведома лишь мудрецам.
9.IX.1957

*

Удача — сестра преданности. Потому перед великими достижениями сконцентрируй, о сердце, всю свою энергию в пламени, устремленном вверх, чтобы в решающую минуту каждая твоя мысль, импульс, действие излучали то высокое чувство, которое столь сокровенно, что не осмеливаешься даже думать о нем.

*

Дерзай больше. Дерзание зажженного сердца — девяносто процентов успеха. Рассуждения ума уничтожали лучшие возможности.
10.IX.1957

*

Сказано: в минуту опасности не забывай призывать Имя Учителя!
Ты возражаешь: бывают дни столь болезненно тяжелые, что вся энергия, даже мысли, как свинец тянут вниз.
— Именно в эти труднейшие часы стократно бодрствуй, о воин — сердце, противники наблюдают твои слабые стороны и могут легко на тебя напасть.
Еще ты говоришь: как в такой спокойной обстановке можно знать, в какое мгновение может быть столь неожиданное нападение на тебя? И как же тогда в долю секунды успеть призвать Его?
— Но ты же — воин на бессменном дозоре! Твое сердце должно звучать в постоянной молитве. Дыхание твоих губ должно непрерывно вдыхать и выдыхать Святое Имя. Это Имя мгновенно всплывет в твоем сознании в момент опасности, чтобы, как щит, силою сердечной веры отразить нападение. И не забывай, что человечество постоянно живет в окружении опасностей, на краю бездны. И больше всего опасностей угрожает тому, кто духовно устремляется: он достойный противник тьмы. Почему тебе кажется, что в самом спокойном по виду окружении тебя не могут неожиданно поразить стрелы тьмы, если ты хоть на мгновение останешься без защиты? О сердце, ты же знаешь, что значит Армагеддон, в который вовлечено все человечество, все обстоятельства.

*

Могут ли одновременно существовать на земле царство тьмы и жизнь, отражающая огненный мир?
— Могут, если их разделяет огненный меч.
Например: там, за стеною*, иногда происходят вакханалии. Но здесь собраны сокровища наук эволюции. Здесь годами свои чистые мысли, полные энтузиазма, посылали молодые сердца, очищали пространство.
15.XI.1957

*

Знаю по опыту, что эманации чистого помещения исцеляют. Каждая вещь, которой человек коснулся доброй мыслью, излучает. И еще сильнее — благородные книги, одухотворенные картины. Так каждое помещение, насыщенное добрыми мыслями человека, может стать ашрамом, который влияет на окружающее. Почему же наша планета — не такой ашрам чистых излучающих сердец? Почему, после миллионов лет, человечество даже не узнало смысл своей жизни? Почему все самое прекрасное в мире — соприкасание с Высшим — для большинства настолько чужое?

*

Человек, который отправляется в путешествие в дальние страны, убирает помещение, которое покидает, тщательно укладывается, берет с собою только абсолютно необходимое; затем сердечно прощается с оставшимися и с Божьей помощью или материнским благословением отправляется в неизведанный путь. Но насколько неподготовленными, отягощенными ношей, как верблюды, многие отправляются в тот край, который зовут потусторонним миром. И разве каждый наш вечерний сон не путешествие в Тот Мир? Для всех он должен означать возобновление энергий или неизведанный труд и школу. Но только для очень немногих сон — это взлет в Высший Мир, посвящение на подвиг.
Все великие Учителя жизни учили особенно молиться по вечерам, т.е. очищать и облагораживать сознание, как бы входя во врата великой Мистерии. Почему же настолько элементарную истину приходится повторять в наши дни? Неужели большинство человечества еще неспособно понять хотя бы самые простые вещи, которые касаются его ежедневной жизни и могут дать ему единственное несокрушимое счастье — связь с Высшим? Эта Серебряная Нить должна быть мостом, построенным с нашего вечера к утру, и еще больше — от мгновения нашего рождения к заключительному аккорду жизни, и еще дальше. Как без этого космического моста пройти жизнь, полную безднами, и еще больше — как свою берестяную лодочку направить из этого мира в беспредельность мира потустороннего?16.XI.1957

*

«Наше краткое здешнее пребывание дано, как самое лучшее благо для спешного движения к Огненному Миру».
«Нужно как-то сочетать спешные стороны жизни с самыми высшими решениями».

*

Человек должен представлять, что он пришел на эту планету как строитель, чтобы создать прекрасный мир, созвучный с дальними, высшими мирами. Но чтобы стать истинным строителем, он должен пройти личную школу, должен достичь внутренней гармонии. И построив сознательно храм своей жизни, он велит зазвучать возвышенной музыке ангельского хора на самое широкое окружение.

*

Помочь другому конкретно чаще всего мы не можем. Но есть то, что всегда в твоих силах: не причиняй ближнему боли — своим пренебрежением, пассивным подходом к его сердцу и переживаниям, нетактичными словами и вопросами, или даже стрелами мыслей. Также пространство тебя просит: береги меня, не причиняй мне боли, не засоряй мою невинную чистоту дисгармонией своих мыслей, не пятнай стихийными эмоциями, хаотическими волнами своих поступков. Пространство ждет, чтобы ты касался его голубых струн как настройщик и виртуоз, который всею своею сущностью излучает благозвучие.
 
*
Пожатие руки: передача другому лучшего, что у тебя есть, искры своей психической энергии — каким все это стало трафаретным, полностью потеряло свой сакральный смысл. То же произошло и со словами благословения: с Богом, спасибо (спаси Бог), здравствуй (будь здоровым!), добрый день и др., которые в разных вариациях встречаются во всех языках; редко кто уже говорит эти слова, вкладывая в них теплоту сердца и благословение. Индийцы, здороваясь, кладут руку у лба и сердца, потом, тихо склоняясь, складывают ладони вместе, как бы испрашивая благословения или благословляя. Так выражается уважение к высшему началу в человеке, и особенно к духовно благородному человеку. В этом движении не может быть только механическое, там расцветает торжественность, благожелательство сердца. Когда восточный человек соединяет ладони, приветствуя торжественным благородным жестом, кажется, что он держит светильник и передает его тебе.

*

Один из видов ада — бесцельный труд. Потому в латышских сказках в аду заставляют строгать лед. Разве большинство занятий современного человечества — не бессмысленная работа, которая человека не только мучает, но и «обезличивает», отнимает духовное в нем, делает тупым и механическим, отнимает у работника энергию, как все, что делается без сердечной радости.

*

Опять впереди ночь. О нет — ведь тьмы не существует. Пусть, при переходе алмазного порога, все вокруг меня засияет Светом. Пусть все, что я делаю, чувствую, куда летаю, происходит как бы перед Ликом Солнца, в котором сердце ощущает величайший смысл своей жизни. 18.XI.1957

*

Ты сказал: сердце питается любовью. Истинно, до тех пор, пока на нашей планете будет сиять Любовь, Земля устоит.
Как много зовов Любви: будьте внимательны друг к другу, приветливы, чутки, доброжелательны и терпеливы, бережны, не осуждайте, помогите друг другу, где только можете. Но поверх всего — дарите каждому ласку своего сердца.
Это — Любовь.
19.XI.1957

*

Каждый человек велик настолько, насколько велик энтузиазм его духа.20.XI.1957

*

— Истинно, я получил Помощь!
— Кто же тебе ее послал?
— О, не спрашивай. Тот, кто для сердца несказуем.
— Глаза твои видели Его, или воспринял умом?
— О нет, сердце знает!
— Как сердце может знать?
Разве в металле, когда приближается магнит, не зажигается сокрытая энергия?
Разве мимоза, заснувшая под сиянием луны, не открывает глаза, как только ее коснется первый луч солнца?
Разве птенец не вылетает из гнезда к своей матери, узнав ее среди тысяч птиц?
Как это объяснить? Есть истины, которые выше нашего знания и закономерностей. О, не спрашивай умом. Человеческий ум иногда бывает большой темнотою, свет в которой может зажечь только сердце.
21.XI.1957

*

Пусть ни при каких обстоятельствах, ни днем, ни ночью, ни в бою, ни в усталости, ни одна недостойная мысль не пройдет порога моего сознания, ибо там должен быть создан Храм Высочайшего.
Пусть в этом святилище, над всеми звуками сотен ежедневных обязанностей, тревог и забот, тоски и устремлений, звучит Твой величественный орган музыки сфер.
27.ХI.1957

*

«У каждого есть сердце. Каждая страна — общность сердец. Их боль — Наша боль» — говорили Учителя человечества.
Но человеку в его пренебрежении кажется, что сердце только у него одного. Он равнодушно проходит мимо сердца другого. Хотя иногда слышит чужие вздохи и боль — они ему кажутся лишь далеким эхо, по сравнению с горячим биением собственного сердца. Часто ли человек подходит к сердцу другого, как к себе, и даже еще больше — забывая о себе? Но существует немало таких, кто в бездумном бессердечии думает, что целые народы и страны существуют без сердец, и что они не могут так же страдать и испытывать тоску. О вы, кто охотно направил бы снаряды своих смертоносных ракет на города чужих стран, — что было бы, если бы вы точно знали, что в этих городах живет и ваша семья, ваши дети? Но разве наши дети, наши жены и матери, сестры и братья не живут во всех городах, среди всех народов, на всех континентах? Рука, которая поднимается на своего маленького беспомощного ребенка или мать, не поднимается ли стократно и сурово и сама на себя? Если бы ваше сердце однажды вздрогнуло в ужасе перед Космическим Законом Справедливости и Уравнения Счетов! Но оно глухое, оно слепо молчит. Вы, кто болеет за своих детей и матерей, как ваше сердце может обратиться в камень, когда звучат крики других детей, зовы матерей и братьев о мире и дружбе? Безумцы, желающие катастрофы другому, вы желаете и гибели своим близким, и вместе с тем и себе. Роковые дни планеты будут днем суда прежде всего для вас.
Сердца — огоньки тайком горят по всему земному шару. Кто же их разбудит, воспитает, кто будет руководить ими, вести, облагораживать, пока они не зажгутся в сиянии дальних миров? Что делают родители, земные учителя, властители на своих тронах? Нередко у многих из них огонь в сердце погас.
Вы, сеятели огненных зерен, воители Света, пусть немногие, удесятерите свой посев, теплым светлым прикасанием своих сердец зажгите жаждущие сердца, окружающие вас; озарите щедрым светом сердца, станьте маяками в ночи, факелами молнии в огненном тумане дневного боя.
Засияй, сердце!
29.XI.1957

*

Если бы научиться все отношения покрывать сердечностью, приветливостью, ненарушаемым великодушием, благословением.
Если бы суметь удвоить внимательность сердца по отношению к другому.
Чтобы никогда сердце не спешило мимо чужого горя, ощутило его, как бы глубоко оно ни было сокрыто, и передало другому хоть маленький лучик своей ласки.
И если бы за каждый добрый взгляд, слово, мысль, чувство, что получил от кого-то, обнял его в ответ с благодарностью своего сердца.
С благодарностью, которая всем своим пламенем готова десятикратно отплатить тем же.
Но какую же Благодарность сердца мне послать Тому, кто меня вновь спас от бездны?
Если бы все самые сияющие чувства своей жизни я слил в одно, разве могло бы сердце выразить то пламя, которое я сегодня устремляю к Тебе?
Я не могу, даже не смею выразить его словами, ибо прежде чем моя восторженная мысль касается губ, Ты уже читаешь в моем сердце.
1.XII.1957

*

Кого можно назвать спасителем человека? Неужели только те спасители, которые выявляют примеры пусть чрезвычайного, но часто случайного самоотвержения? Те, кто ради другого бросаются в воду или идут по ломкому льду, устремляются в зной огня, чтобы спасти ребенка, выбегают перед локомотивом или взбесившейся лошадью, чтобы спасти несчастного? Или это — мать, которая сутки проводит у постели больного или сама умирает с голоду, чтобы накормить своих малышей?
Но разве истинным спасителем людей не является и тот, кто будит, просветляет хоть одно сознание, погруженное в неведение? Кто бросает огненное зерно в почву его сердца с такой силой, что человек загорается так, что уже никогда не вернется к прежнему положению сознания?
Вы, кто осознаете в себе силу сеятеля света, не стесняйтесь, дерзайте, становитесь героями в своей всепобеждающей воле помогать.
7.XII.1957

*

Откуда бесконечные оттенки тонов в палитре художника Николая Рериха? Уже в одном синем можно насчитать десятки самых тонких вибрирующих нюансов. Во-первых, мастер познал палитру природы как мало кто другой, и смог бы даже с нею соревноваться (в зелени природы только некоторые насчитают около сорока переходов тонов). Во-вторых, истинно чуткой, музыкальной является душа самого мастера. Когда я вникаю, например, в его статьи о Братстве, могу лишь в благоговении поражаться, с каким абсолютным слухом в этических сокровенных тональностях он подходит к этому Высочайшему понятию. Истинно, музыкальный ключ всех вещей дан только духовно мелодичному сознанию.
10.XII.1957

*

Неужели мы приближаемся к границе предуказанного времени, о котором огненно предсказали пророки всех древних писаний! Неужели безумную руку нескольких руководящих представителей уже нельзя удержать? Пока здесь, подле меня, музыка Святого Грааля увлекает сердце в сияние дальних миров, пока по всей планете, особенно на Востоке, бесчисленные сердца горят в мечте по новой, лучшей, построенной в пламени подвига стране мира, — где-то, в мании безумия, группа людей собирается, чтобы вершить суд над народами с помощью угрозы атомного оружия. Разве это во имя человечности, любви к ближнему? О нет, эти священные слова чужды вашим губам. И какая же цель вашего мира, если пурпурное пламя Любви не покрывает его? Разве это сложно: подойти там, за океаном, друг к другу, сердечно пожать руку, посмотреть без корысти и подозрительности в глаза своего брата.
Почему же люди, как только вырастают из детского сознания, становятся такими эгоистичными, высокомерными, недоверчивыми, как бы не были членами одной всепланетарной семьи.
Когда я хожу по улицам, где играют дети, я никогда не боюсь начать с ними разговор, с улыбкой или советом, зная, что они ответят мне с тем же сердечным юмором или доброжелательством. К кому же из чужих взрослых я смог бы подойти так просто, «неосмотрительно», не думая об ответной реакции, которую я могу вызвать в другом сознании? Ведь есть так много людей, о которых невозможно знать, какие психически трудные отрицательные качества скрывает их сознание.
Кто вы такие, что называете себя земными учителями? Вы, кто должны воспитывать тончайшее сознание народа? Часто вы — самые неотесанные, нередко даже с многими варварскими качествами. Если бы вы научились хоть чему-то у мудрости простого чистого сердца ребенка!
15.XII.1957

*

Услышал в сердце сегодня опять старую детскую молитву, в которой вся квинтэссенция эволюции:
Чтобы и мое сердечко
Стало маленькою свечкой,
Только свет и теплоту
Всем на свете подарило.
24.XII.1957

*

«Ищите героев!»
«Находите героев!»
Кто всю жизнь искал героев и святых, интересовался, пылал всем благороднейшим, тот, быть может, когда-нибудь и сам сумеет совершить что-то великое и достойное подвига. Но где же молодому поколению черпать вдохновение для подвига? Где примеры героев духа? В школах не учат историю духовных героев. По праздникам не говорят о величайших героях человечества. Не говорят также о Любви, о том огне, от которого единственно рождается стимул каждого подвига.
В школах надо преподавать героическую этику, знакомить молодое сознание с образами героев.
И все-таки, именно страна, где отрицают великого святого героя Христа, быть может, одна из немногих, где государство превозносит, восхваляет, пусть главным образом в материальном плане, понятие героизма: в государственном строительстве, в поднятии целины, в завоевании полюсов планеты и космического пространства, в достижениях науки, и, в конце концов, — в патриотизме защиты родины. Если бы только начали утверждать этику своей жизни, с любовью и дружественностью ко всему человечеству, какой бы дух геройства загорелся в народе. 24–25.XII.1957
В самой Тихой ночи

*

В эти дни, когда просыпаюсь по утрам, сердце, неизвестно почему, бесконечно болит. В чем же причина этой необъятной тоски, ноющей боли? Иногда кажется, что все чувства загорелись в одном внезапном пламени ожидания. Куда устремляется это пламя? Это невозможно выразить умом. Разве не правда то, что на мгновение шепчет сердце: «На возрождение духа народа великой Евразии!» Да, этот народ должен возродиться через новую облагороженную Культуру и искусство. Он должен задать тон и всему Человечеству.
4.III.1958

*

В эту ночь во сне я кому-то говорил: «Разве все по-человечески великое, каждая ступень сознания обречена рождаться на огненном костре? И, о горе, — этот костер не только мгновение пламени энтузиазма, но несравнимо чаще — страдания, которые причиняют преследования и тьма непонимания».
3.IV.1958

*

Я слышу: сегодня у искусства большой день не только для Русской страны, но и для Индии — праздник. Новая эра в искусстве! Открытие выставки Рериха истинно исторический день. Для нас, которые восхищаются его гением, преклоняются перед ним, это были вершины Девятой симфонии. Выставка на самом деле зажжет созвездия молодых сердец. Она истинно спасет лучшие сознания русского народа. Это подтверждает сердце, ослепленное героикой искусства.
12.IV.1958

*

«Как можно печалиться о своей неудаче? Разве мы знаем, что плохо и что хорошо? Мы часто рассуждаем очень примитивно. Может быть, наша неудача — вестник какой-то большой удачи».

*

«Другого зажечь можно только тогда, когда сам горишь» (Г.).
5.V.1958

*

— Он хочет, чтобы всем на самом деле было хорошо.
— И врагам?
— Тогда не будет больше врагов.

*

Сознание — лук. Мысль — стрела. Но кто же стрелок? Как можно направлять стрелу без стрелка?
Жду ответа от приверженцев наивного материализма.

*

«Лучше разоблачать свои личные ошибки, нежели чужие» — сказал один греческий мудрец. Как мало об этом обычно думают.

*

«Рай там, где мы можем быть больше всего полезны» (В.).
12.V.1958

*

Художнику.

Если кто-то сильно любит музыку, если ему кажется, что он одарен абсолютным слухом, то как же он не слышит себя, своих качеств? Иначе он держал бы свои эмоции в чистоте золотой гармонии. Каждое слово его, каждое движение было бы красотою дисциплины. Но, кто знает, быть может, его душа полна бетховенской высокой музыки, которая прорывается иногда неуклюже?

*

Поспешим! Эта спешность во всех намерениях и делах жизни особенно необходима теперь, в нашей столь стихийно напряженной эпохе, когда мы должны творчески спешить впереди циклона жизни. На самом деле, мы в духе должны устремляться впереди вихря событий, чтобы не потерять ясность своего сознания, чтобы быть способными лучше приложить энергию помощи своего сердца.
4.IX.1958

*

Средний человек наших дней на самом деле многое что узнал, услышал, прочел. Он знает даже о смысле жизни и о Тонком Мире. Но его знания опираются на мозг, не бросили якорь в глубинах сердца. Только огонь сердца утверждает наши знания как истину и излучает ее дальше в жизнь. У большинства современных людей высшие знания не доходят даже до фокуса разума, но находятся где-то на периферии, рядом с бесчисленными мелочами ежедневной жизни, можно сказать — «в ворохе ненужной ветоши». Потому у воспринятых знаний нет связи с огнем, это — равнодушие, даже скептицизм, в лучшем случае — агностицизм или сомнение. Потому неотложно надо будить в человеке сердце, надо воспитывать его. Только огонь сердца может усвоить, полюбить и реализовать истинные знания.
25.IX.1958

*

Учись, еще и еще: «Не оставайся ничего должен другому, ни одного подарка, даже доброго слова и сердечной ласки. Отплати вдвойне. Пусть лучше он останется у тебя в долгу».
11.X.1958

*

Говорят, что чистое сердце — владыка восхождения. И в природе могут быть настоящие импульсы чистоты. Ее символы: роза, снежные вершины, звезда. В эту ночь (во сне) я чувствовал себя как бы на границе первозданной чистоты: все так ясно, невинно. Прикасаясь, можно было нарушить, загубить.
О сердце, каждым своим импульсом, прикасанием в жизни подходи со слухом абсолютной чистоты: чтобы все стало лучшим, более безукоризненным, более правдивым.
17.X.1958

*

Как можно что-то строить, в особенности грандиозное здание, без абсолютно ясного представления о задачах и плане постройки, во всех ее главных линиях и деталях?
Есть у нас многие ответственные культурные учреждения, которые еще не имеют ясного представления о самом главном — что такое Культура? Культура единственно — Свет Духа, и ничто другое. Конечно — и то, как этот Свет отражается в реальных формах восхождения жизни. Задание культуры — распространять духовность и настоящую красоту, будить сознания. К сожалению, особенно в наши дни, Культуру путают с цивилизацией, и в хорошем, но часто и в плохом ее значении.
Недавно у нас был основан институт культуры, учреждению такого вида последуют другие. Сюрприз. Это учреждение начало свою деятельность с упоминания двух авторов легких оперетт, разбирая их музыку и т.д. Не зря и джазовые оркестры на недавнем конкурсе фестиваля музыки получили призы. Нередко мы слышим: «Я люблю симфоническую музыку и “хороший” джаз!» Истинно, человечество будет переживать трагедию, пока не дойдет до абсолютной ясности об основных понятиях и заданиях прогресса, и прежде всего — о Культуре, если не начнет эти высокие священные понятия многосторонне применять в жизни, для духовного восхождения народов и отдельного человека.
24.X.1958

*

Приводя в порядок пожелтевшие страницы, читаю лет тридцать назад написанные строки: страдания — не несчастье. Несчастье — не знать страданий (за исключением чисто физических). Мы не можем представить, что переживают высшие духи, их страдания — объективные, ради истинного счастья человечества.
Нет счастья, как его понимают люди. Счастье само по себе эгоистично. Вместо счастья многие философы выдвигают высшее благо. Настоящее счастье не зависит от личных страданий и радостей. Настоящее счастье — служить всеобъемлющему счастью, отдавать себя общему благу.

*

Сказано: счастлив тот, кто может помочь Руке Помогающей.

*

Чем больше стремятся к материальному, чем выше ставят целью материальное благополучие, тем в большей степени, рано или поздно, терпят фиаско. Именно, наоборот, разыскивая прежде всего во всех формах Царство Божие, сердечным огнем строя его в своей материальной жизни, сознание быстрее достигнет того, что необходимо и для его благополучия, и для восхождения.
6.XI.1958

*

Пока старый мир уходит в страшных диссонансах, в Великой Стране происходит величественное шествие, которое несет Красоту, Знание и Гармонию. Каждая картина Рериха, наряду с прекрасным, дает сердцу и что-то самое близкое, симпатичное, то есть — Любовь. Потому даже противники, когда находились под влиянием очарования картин, были тронуты. Конечно, прежде всего молодежь ощущала притяжение великой необычной красоты, — какие же превращения происходили после этого в ее душе?! Она почувствовала в глубинах своего сердца что-то абсолютно необходимое для существования человека — поверх благополучия, техники и даже современной науки. Ведь и наука когда-то подойдет к строгому заключению, что прежде всего нужен дух, что именно дух должен быть руководящим началом и в экономике, и в науке, и в политике. Именно духовность, которая выражается в реальных формах как синтез Красоты, Знания и Любви. Забыта в мире истинная Любовь, но без огненного творящего принципа любви — какое же строение может быть длительным? Мы радуемся, когда видим хоть искру любви в современной кооперации, в мыслях об общем благе, в самоотверженных трудах ради Будущего. «Первое условие расы — нести дух в жизнь... Дух новым полетом облетит мир. Хотя и трудное, но еще небывалое время!» — «Мост кверху — духовность».
«Смотрю, где искры духовности в жизни. Радуюсь, когда вижу, как сияют глаза у молодежи. Больше всего это сияние я наблюдал на выставке, особенно в городе Ленина. Видимо, душа узнала свою настоящую Родину! Истинно — Русская Земля процветет искусством». Истинно — «нрав русского народа просветит красота духа» (из письма).
7.XI.1958

*

— Я верю только тому, что вижу своими глазами.
— О нет, я верю только тому, что вижу своим сердцем.

*

Что такое высочайше счастье? — Это бесконечное огненное устремление, которое душа всю жизнь пыталась воплотить — сокровенной болью сердца, страданиями и радостью; как ребенок стремится к своей матери или другу, к полетам мечты, к самым красивым вещам этого мира, как юноша — к возлюбленной своего сердца, к знаниям, идеям или к подвигу строительства жизни, к священному горению духа о чем-то лучшем, чистом, божественно красивом, — так все эти пламена устремлений собрались в тебе, огнями переполненное сердце, в одном высшем, сознательно-несознательном представлении о счастье, которое можно выразить одной мыслью: единственное счастье — приблизиться к Тебе, о Учитель!
4.XII.1958
 
*
Познай, о сердце, также великий дар отречения. Когда-нибудь оно истинно станет венцом всех достижений.
Ведь отречение рождает в сердце ту вибрацию, которая приближает к Нему!
5.XII.1958

*

Несказуемое сияние Гималаев, где собрана вся красота нашего мира, вся красота надземного огня, — как волна океана Света, изливайся, переполняй, увлекай, объединяй континенты и народы, братьев и сестер, самые священные устремления сердца и жажду миллионов сердец, — чтобы хоть на краткое мгновение каждое сердце засияло в потоке Света!
В этот миг Озарения, истинно, преобразится наша земля!
6.XII.1958

*

Думаю о единении. Мысль эта в сердце болит, как огонь. Как укрепить единение, несокрушимое как скала?
Или уже тем, что держишь в сердце мысль о единении? Или сердечностью, дружелюбием, терпением? Или надо больше — чтобы любое чувство, даже наш взгляд, вибрация сердца были одухотворены дружелюбием и благожелательством, то есть были полностью бескорыстными. Единение, истинно, должно родиться из тончайших струн сердца.
Единение — спасение человечества, мост между вершинами сердец и над безднами.
Пусть будущий год проходит под огненной руководящей звездой Единения!
24.XII.1958

*

…Знаю, ты уже теперь реализуешь, истинно, наш мантрам сегодняшнего дня: надо «трудиться как никогда!» — «Надо спешить по всем направлениям всеми силами!»
У твоей рабочей комнаты вечно пламенеет зарево огненных искр…
Видишь, как все спешно, можно опоздать. Слушаю рычание динамомашины нашей эпохи, и думаю об огромной возможности человека ускорить свою эволюцию. «Зачем годы, когда можно закончить в недели?!» (Если бы это поняли бы как можно больше людей!) И скорее всего это возможно — очищая свое сознание — в напряжении коллективного труда, беззаветною силою пламени сердца (из письма).
31.XII.1958

*

Знаю, ты огорчаешься тем, что кто-то творит несправедливость. И насколько в твоих силах, и даже больше, чем можешь, стараешься сам не творить несправедливости ни в малейшем деле или месте, даже импульсом мысли. Не делай сам того, что тебе не нравится в другом, вглядывайся в поступки другого, как в свое зеркало.
7.II.1959

*

Говорят, что в грандиозных делах человек сам становится великим. Но накопляй, сердце, и в мозаике мелких дел ежедневного труда — великое, как пчела из цветочной пыльцы и нектара создает соты с медом.
9.II.1959

*

Путник, мой друг, на мгновение склонившись над источником, ты в удивлении всматриваешься в зеркало воды. Тебе кажется, что Неизвестный Скульптор, создавший Солнце, холмы, рощи и цветы земли, создал и твое лицо, столь созвучное, полное непонятных знаков. О нет, ты сам, о странник дальних путей, сын Космического Скульптора — Разума, запечатлел эти явные знаки страданий и радости, эти морщины вокруг глаз, борозду мыслителя на лбу, волевой подбородок, проницательные, и все же бесконечно приветливо сияющие глаза ребенка.
Стань огненным мастером, который сознательно совершает свой художественный труд, повелевая всем чертам, взору, даже порам кожи фосфоресцировать в невидимом свете.
20.III.1959

*

Ты заблуждаешься, о сердце, что тебя кто-то обижает. Нет — не тебя, но твою самость. Это именно хорошо, что твою самость встряхивают, огорчают, опаляют стрелами, очищают, и таким образом постепенно освобождают тебя от этого величайшего препятствия твоего восхождения. Кто знает, быть может, при этом отшлифовывается и еще какое-то заброшенное, неразвитое качество. Но о человеке, который так к тебе относится, не зная тебя, думай только с молитвой и благословением, выражай ему максимальную приветливость сердца, — так изменится его отношение к тебе, и будет расти твоя сущность.
22.III.1959

*

Сердце говорит «да», но ум налагает свое вето. Для чего опять эта тщетная борьба между братьями? О ум, сколько сокровищ ты упустил без руководства пламенного сердца. Или огонь сердца был слишком слабым, чтобы убедить ум?
23.III.1959

*

Пусть бесчисленные огоньки-сердца, пламена любви и преданности, которые вспыхивают по всему миру в этот День Космической Красоты, сливаясь, ткут неразрывные серебряные нити — струны взаимопонимания, дружбы и миролюбия между сердцами людей!

 
*
Взлетают вереницы серебряных, сферически ясных аккордов «Ларго» Генделя, словно проплывает шествие подобных лилиям, сияющих в дерзании, в любви и красоте девушек и юношей, — в новую героическую даль зари человечества. Музыка в это мгновение унесла меня к роду новых строителей, героев духа, которые каждым движением руки, действием и мыслью создают неописуемую Сказку на Земле.
Через столетия и я буду в теле среди вас, но теперь вместе с последним аккордом вновь возвращаюсь в плен материи, чтобы изо всех сил бороться, страдать, и пламенно устремляться ради небывалой Сказки будущего человечества.
24.III.1959

*

После ночи отчаянной борьбы теперь мгновение отдыхаю, как на зеленой траве. Надо всем солнце. Рядом — лежит огненный меч. Слушаю, как еще тревожно бьется сердце. Ноют раны. Ничего, это скоро пройдет, все пройдет. Божественный бальзам опять исцелит. Сердце снова пламенно устремится в борьбе за Будущее. Может быть, была и неудача, но не уклонение от боя. Это было — огненное испытание всех сил. Оно принесет еще большую победу. Истинно — насколько искренно еще горит сердце в магните великого огня! Пойду теперь перековать меч: чтобы он еще больше закалялся, чтобы становился еще острее в чуткости, в находчивости. В мужестве и в напряжении устремления, еще более непреклонный.

*

Ты спрашиваешь, какими являются главные качества ученика.
— Преданность и чуткость. К ним присоединяются другие. К преданности — бесстрашие, дерзновение, находчивость, великое пламя устремления. К чуткости — способность защищать Сокровенное, зоркость, доброжелательность.
Гармония обоих качеств дает чувствознание, синтез духа.
5.IV.1959

*

Храни в себе всегда пригоршню приветливых, милых, благословляющих слов даже для самых трудных людей.
Воздай — сердцем.

*

Если одна чаша весов падает, другая поднимается. Все выравнивается. Не может одна чаша весов падать до бесконечности. После грусти и неудач опять взлетает радость. Так иди всегда навстречу Солнцу. Только прибавляй к каждой мысли искру огня преданности.8.IV.1959

*

Проходят долгие, огнем озаренные часы, дни. Сердце, временами тебе кажется, что так трудно ждать. Помни — Великий Путник в шатре аравийского шейха ждал три года, прежде чем смог отправиться в далекий путь. Исполняй свой долг, о сердце, и жди нежданное. Все, что будет необходимо, притянет твой огонь. Не для твоей личной радости, но для счастья Служения.
14.IV.1959

*

Человек пришел на эту прекрасную планету с высоким заданием сделать и ее, и себя красивее. Но каким слабым и неумелым человек был как сотрудник природы. Природа сама нередко — ошибочный труд человеческих рук, он ее обедняет, засоряет, губит. Человек забывает, что он должен строить храмы. В природе каждый цветок и птица чувствуют себя, как на великом богослужении, которое человек своими прихотями и техникой разрушает. Цветы цветут и птицы заливаются песнью, но их славословие Бога было бы несравненно красивее, если бы человек насыщал природу любовью.
Когда же, о когда осуществится еще столь далекий идеал, когда человек, проходя по коре этой планеты, подобно Моисею, услышит Голос: сними обувь твою с ног твоих; ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая! Ибо оно девственно чистое, нетронутое в своей внешней и внутренней красоте, такое же, каким должен быть человек.
18.V.1959

*

Как часто утром и вечером, о сердце, ты испытываешь чувство, что ты находишься перед каким-то великим решающим заданием. Кто знает, может быть, ты, как Иванушка из сказки, скоро услышишь голос всех возможностей, который позволит тебе, облаченному в сияющий образ героя, совершить невозможное, покорить гору.
Но почему ты ждешь, о сердце, час великого, непревзойденного труда, когда в своих самых сокровенных биениях знаешь, что твое истинное служение уже давно началось. Именно, когда поверх всех мелких ежедневных бесчисленных препятствий, с несокрушимым чувством долга и радости, ты можешь поддерживать мажорный ритм творческого труда, освещенный искрами общего блага, высокий ритм жизни, постоянное духовное равновесие, выражать каждому приветливость и внимание, и главное — свое сердце и мысли всегда держать чистыми, чтобы ты ни за малейший свой импульс не должен был краснеть перед Ликом Учителя.
3.VII.1959

*

Учись хоть у белой березы — чистоте, благородству, естественности. Почему человек живет противно законам природы? 8.VIII.1959

*

«Художнику надо передавать не природу, но мечту о природе. Надо найти в природе свою душу. Надо сделать природу еще более прекрасной. Надо изображать так, чтобы даже деревья издали дышали бы, сияли» (Э.).
20.VIII.1959

*

Когда слушаешь известия современной дипломатии, науки, техники, сельского хозяйства, спорта, даже литературы, то кажется, что человечество все больше теряет способность размышлять. Оно развивает удивительные способности интеллектуальных комбинаций, но и в этом оно никогда не превзойдет даже способности аппарата электронных вычислений. По-настоящему размышлять — значит творить. По-настоящему размышлять — значит воспринимать явления сердцем, любовью, искать и понимать сущность человека и мира и смысл всего, и стараться это применять в стремительном восхождении жизни. Настоящее мышление должно просветиться духовностью. Кто же научит европейскую расу высокому искусству мышления, если даже школы этого не умеют?
27.VIII.1959

*

Соловушка, нежная птица-певунья, где твой настоящий дом? Зиму ты проводишь в теплых краях, летом ты гость моей родины. Твой дом — в вечном, благотворном полете. Ты очищаешь природу от вредителей, ты кормишь малышей, ты прославляешь и облагораживаешь гармонию природы своими песнями, которые являются неисчерпаемым источником вдохновения и благословения для любящих сердец и поэтов.
Но человек, который всеми щупальцами своей самости прикрепился к ничтожному уголку земли, когда ему принадлежат все дальние миры, все сияние Беспредельности, вся красота этой планеты, творение добра, служение, молния экстаза преданности, — истинно, он еще должен ходить в школу к такому маленькому товарищу своего далекого пути.

28.VIII.1959

*

«Для Обители нужно лишь сердце. Если оно будет сердцем страдающим, оно станет сердцем надежным. Сердце прекрасное должно страдать на Земле».
Разве это закон? О нет, — но все же крылья восхождения. Так же как редкие, уносящие ввысь полеты радости сердца.
Ты должно само сковать себе огненные крылья, о сердце. Все равно, из какого звенящего металла, чтобы только уносили все стремительнее в высокие дали.
30.VIII.1959
 
Перевод с латышского:
Гунта Рудзите

 

 
Настанут все же времена,
Когда все расы и народы
Сольются в братстве на века,
В единстве победят невзгоды.
Далекой сказкой станет зло,
Над миром власть утратит злато,
И улыбнется друг светло,
Благословляя сердцем брата.
Сползет тяжелая плита
Греха и зла с людской природы,
Расправит крылья вновь душа,
Свет Духа озарит народы.
Так будет, верь мне. Верь мне брат!
Доверься сердцу – сердце знает!
На небесах колокола звенят
И Воскресенье мира возвещают!
Перевод с латышского М. Скачковой.

 

< вернуться к списку