Прометей

Миф о Фаэтоне

Древнегреческая мифология о Фаэтоне



     Наше повествование о легендарной планете Фаэтон было бы, конечно, не полным, если бы мы обошли вниманием мифологическую сторону этого вопроса. Ведь именно мифы весьма часто позволяют взглянуть на многие аспекты нашего Бытия с позиций максимально приближенных к Сокровенному Древнему Знанию. Мифология древних народов представляет собой огромный и весьма сложный для понимания пласт мировой культуры. Истинный смысл многих древних мифов и легенд и по сей день, надежно сокрыт от современного человека. Ибо в действительности, все они отражают некие очень важные реальные события, происходившие в отдаленном прошлом. Многие века и тысячелетия тайные знания об этих событиях передавались из уст в уста при высоких посвящениях неофитов, а затем составили основу символизма тайных мистерий. И уже намного позже, когда мистерии широко распространились среди простого народа и стали терять свой сокровенный смысл, эти тайные знания были намеренно завуалированы и сокрыты в виде мифов и легенд, которые и дошли до наших времен. Ключ к истинному пониманию смысла мифологии можно найти, только изучая Сокровенное Учение Древности. Эзоповский язык легенд и мифов мало интересовал историков, периодически корректировавших прошлое в угоду сильных мира сего. Древние сказания не представляли опасности для царствующих особ. К мифологии всегда относились как к некоторым народным сказкам, причудам и вымыслам. Именно поэтому они и сохранились, претерпев незначительные изменения. По этому поводу Е.П.Блаватская в «Тайной Доктрине» приводила высказывание Августина Тьерри: «Легенда есть живая традиция, и трижды из четырёх случаев она вернее того, что мы называем Историей».

   Оскар Уальд в свое время говорил: «Человек может поверить в невозможное, но никогда не поверит в неправдоподобное».
Всё сказанное выше в полной мере относится и к легенде о Фаэтоне. Наиболее раннее упоминание о Фаэтоне можно найти в поэме «Теогония» Гесиода (VIIIVII в.в. до н.э.). Однако Гесиод говорит о Фаэтоне, как о сыне Кефала и внуке Гермеса.
Миф о Фаэтоне в том виде, в каком он известен большинству людей, был передан древнегреческим поэтом и драматургом Еврипидом (V в. до н.э.).
   Ещё один более поздний автор – Аполлодор (II в. до н.э.) также как и Гесиод, ведет родословную Фаэтона от Гермеса, но считая его не внуком, а правнуком бога познания. Однако о деяниях Фаэтона Аполлодор и вовсе не упоминает.
И всё же «версия» мифа в изложении Еврипида пережила века. Эту же легенду включил в свою поэму «Метаморфозы» римский поэт и мыслитель Публий Овидий Назон, живший в самом конце прошлой – самом начале нашей эры. Овидий был знатоком современной ему астрономии и почитателем священной традиции, связанной со звёздным небом. Прекрасным поэтическим языком легенды он очень точно передал некоторые моменты астрономических знаний и представлений о небе древних греков и римлян. Не исключено, что Овидий разделял взгляды Пифагора и Платона о Фаэтоне, считая, что в основе легенды могут лежать какие-то реальные события глубокой древности. Известно, что Овидий придерживался теории сотворения мира, которую проповедовали в то время философы-стоики.
   Легенда о Фаэтоне в изложении Овидия дошла до наших дней без каких-либо существенных изменений. В наиболее известных и широко распространенных изданиях, посвященных древней мифологии, литературная версия оригинала несколько сокращена и переработана в форму более приемлемую для восприятия современным человеком. Не редко пантеон римских богов, который использовал Овидий в своих «Метаморфозах», заменяется в некоторых изданиях на соответствующий пантеон греческих богов. Тем не менее, смысл и основные идеи, содержащиеся в оригинале, остались без изменения. 
    Мы не ставим перед собой задачу досконального анализа и комментирования каждой строки мифа, но лишь пытается обратить внимание читателя на те моменты сказания, которые в своей символической форме могут явно указывать на действительно космический характер, происходивших событий. Не следует также ожидать, что какая-либо трактовка содержания мифа может дать неоспоримые логические доказательства истинности тех или иных событий. Миф может дать лишь намёк, приподнять вуаль тайны, указать верное направление устремлению интуиции. Но и это порой уже является очень существенным шагом к познанию истины.
   Как и большинство мифов древности, легенду о Фаэтоне можно воспринимать двояко, ибо в ней очень наглядно проявлена известная герметическая аксиома или великий закон аналогий, – «Как на небе, так и на земле, как на земле, так и на небе».
Многие исследователи считают, что события, описываемые в мифе, относятся лишь только к нашей Земле и отражают в символической форме катастрофы, связанные с циклической сменой Коренных Рас, материков и направления оси вращения самой Земли. Например, катастрофу, постигшую Атлантиду. Другие видят в этой легенде описание падения на Землю большого метеорита или ядра кометы. Некоторые всё же считают, что легенда отражает некие космические события, произошедшие в солнечной системе очень давно. Надо сказать, что все эти варианты трактовок по-своему близки, поскольку катастрофы планетарных масштабов и падения метеоритов очень тесно связаны с катастрофами космическими. Ибо, все значительные эволюционные перемены, происходящие на Земле, в огромной степени обусловлены космическими процессами. Жизнь на Земле есть отражение жизни Космоса. В своём письме от 25.01.1951 г. Е.И.Рерих приводила следующие строки: 
«Если бы люди могли осознать, что История человечества записана в звёздных рунах! Великие Облики, вернее, Величайшие, связаны с Созвездиями и Солнцами, и история Их есть история этих Светил».
  Итак, обратимся к широко известной редакции легенды о Фаэтоне, опубликованной в книге Н.Куна «Легенды и Мифы Древней Греции». В ряде последующих комментариев будем также использовать и оригинальные выдержки «Метаморфоз» Овидия, не вошедшие в современное изложение мифа.

Сказание о Фаэтоне
                                                                                                                                                           

Изложено по поэме Овидия «Метаморфозы»
    «Только раз нарушен был заведенный в мире порядок, и не въезжал бог солнца на небо, чтобы светить людям. Это случилось так. У Солнца-Гелиоса и Климены, дочери морской богини Фетиды, был сын Фаэтон. Однажды родственник Фаэтона, сын громовержца Зевса Эпаф, надсмехаясь над ним, сказал:
- Не верю я, что ты – сын лучезарного Гелиоса. Мать твоя говорит неправду. Ты – сын простого смертного.
Разгневался Фаэтон, краска стыда залила его лицо; он побежал к матери, бросился к ней на грудь и со слезами жаловался на оскорбление. Но мать его, простерши руки к лучезарному солнцу, воскликнула:
- О, сын! Клянусь тебе Гелиосом, который нас видит и слышит, которого и ты сам сейчас видишь, что он – твой отец! Пусть лишит он меня своего света, если я говорю неправду! Пойди сам к нему, дворец его недалеко от нас. Он подтвердит мои слова!
Фаэтон тотчас отправился к Гелиосу. Быстро достиг он дворца Гелиоса, сиявшего золотом, серебром и драгоценными камнями. Дворец искрился всеми цветами радуги, так дивно украсил его бог Гефест. Фаэтон вошел во дворец и увидел там Гелиоса, сидящего в пурпурной одежде на троне. Но Фаэтон не мог приблизиться к лучезарному богу, его глаза – глаза смертного – не выносили сияния, исходящего от венца Гелиоса. Бог солнца увидел Фаэтона и спросил его:
- Что привело тебя ко мне во дворец, сын мой?
- О, свет всего мира, о, отец Гелиос! Только смею ли я называть тебя отцом? – воскликнул Фаэтон.
- Дай мне доказательство того, что ты – мой отец! Уничтожь, молю тебя, моё сомнение!
Гелиос снял лучезарный венец, подозвал к себе Фаэтона, обнял его и сказал:
- Да, ты – мой сын; правду сказала тебе мать твоя, Климена. А чтобы ты не сомневался более, проси у меня что хочешь, и, клянусь водами священной реки Стикса, я исполню твою просьбу.
Едва сказал это Гелиос, как Фаэтон стал просить позволить ему поехать по небу вместо Гелиоса в его золотой колеснице.
В ужас пришел лучезарный бог.
- Безумный, что ты просишь! – воскликнул Гелиос. О, если бы мог я нарушить мою клятву!
Ты просишь невозможное, Фаэтон. Это тебе не по силам. Ты же смертный, а разве это дело смертного? Даже бессмертные боги не в силах устоять на моей колеснице. Сам великий Зевс- громовержец не может править ею, а кто же могущественнее его! Подумай только, вначале дорога так крута, что даже мои крылатые кони едва взбираются по ней. Посередине она так высоко над землей, что даже мной овладевает страх, когда я смотрю вниз на расстилающиеся подо мной моря и земли. В конце же дорога так стремительно опускается к священным берегам Океана, что без моего опытного управления колесница стремглав полетит вниз и разобьётся. Ты думаешь, может быть, встретить в пути много прекрасного. Нет, среди опасностей, ужасов и диких зверей идет путь. Узок он, если же ты уклонишься в сторону, то ждут тебя там рога грозного Тельца, грозит тебе лук Кентавра, чудовищные Скорпион и Рак. Много ужасов на пути по небу. Поверь, не хочу я быть причиной твоей гибели. О, если бы ты мог взглядом своим проникнуть ко мне в сердце и увидеть, как я боюсь за тебя! Посмотри вокруг себя, взгляни на мир, как много в нем прекрасного! Проси все, что хочешь, я не в чем не откажу тебе, только не проси этого. Ведь ты просишь не награду, а страшное наказание.
Но Фаэтон ничего не хотел слушать: обвив руками шею Гелиоса, он просил исполнить его просьбу.
- Хорошо, я исполню твою просьбу, потому что поклялся водами Стикса. Ты получишь, что просишь, но я думал, что ты разумнее, печально ответил Гелиос.
  Он повел Фаэтона туда, где стояла колесница. Залюбовался ею Фаэтон: она была вся золотая и сверкала разноцветными каменьями. Привели крылатых коней Гелиоса, накормленных нектаром и амброзией. Запрягли коней в колесницу. Розоперстая Эос открыла врата Солнца. Гелиос натер лицо Фаэтону священной мазью, чтобы не опалило его пламя солнечных лучей, и возложил ему на голову сверкающий венец. Со вздохом, полным печали, дает Гелиос последние наставления Фаэтону:
- Сын мой, помни мои последние наставления, исполни их, если сможешь. Не гони лошадей, держи как можно тверже вожжи. Сами побегут мои кони. Трудно удерживать их. Дорогу же ты ясно увидишь по колее, она идет через все небо. Не поднимайся слишком высоко, чтобы не сжечь небо, но и не опускайся, не то спалишь всю землю. Не уклоняйся ни вправо, ни влево. Путь твой как раз посередине между Змеей и Жертвенником. Все остальное я поручаю судьбе, на нее одну и надеюсь. Но, пора, ночь уже покинула небо и взошла розоперстая Эос. Бери крепче вожжи. Но, может быть, ты изменишь еще свое решение, ведь оно грозит тебе гибелью? О, дай мне самому светить земле! Не губи себя!
Но Фаэтон быстро вскочил на колесницу и схватил вожжи. Он радуется, ликует, благодарит отца своего Гелиоса и торопится в путь. Кони бьют копытами, пламя пышет у них из ноздрей, легко подхватывают они колесницу и сквозь туман быстро несутся вперед по крутой дороге на небо. Непривычно легка для коней колесница. Вот кони мчат уже по небу, они оставляют обычный путь Гелиоса и несутся без дороги. Фаэтон не знает, где же дорога, не в силах он править конями. Взглянул он с вершины неба на землю и побледнел от страха – так далеко под ним была она. Колени его задрожали, тьма заволокла его очи. Он уже жалеет, что упросил отца дать ему править колесницей. Что ему делать? Уже много проехал он, но впереди ещё длинный путь. Не может справиться с конями Фаэтон, он не знает их имен, а сдержать их вожжами нет у него силы. Кругом себя он видит страшных небесных зверей и пугается еще больше.
   Есть место на небе, где раскинулся чудовищный, грозный Скорпион – туда несут Фаэтона кони. Увидал несчастный юноша покрытого темным ядом Скорпиона, грозящего ему смертоносным жалом, и, обезумев от страха, выпустил вожжи. Ещё быстрее понеслись кони, почуяв свободу. То взвиваются они к звездам, то, опустившись, несутся почти над самой землей. Сестра Гелиоса, богиня луны Селена, с изумлением глядит, как мчатся кони ее брата без дороги, никем не управляемые. Пламя от близко опустившейся колесницы охватывает землю. Гибнут большие, богатые города, гибнут целые племена. Горят горы, покрытые лесом: двуглавый Парнас, тенистый Киферон, зеленый Геликон, горы Кавказа, Тмол, Ида, Пелион, Осса. Дым заволакивает все кругом; не видит Фаэтон в густом дыму, где он едет. Вода в реках и ручьях закипает. Нимфы плачут и прячутся в ужасно глубоких гротах. Кипят Ефрат, Оронт, Алфей, Эврот и другие реки. От жара трескается земля, и луч Солнца проникает в мрачное царство Аида. Моря начинают пересыхать, и страждут от зноя морские божества.
Тогда поднялась богиня Гея-Земля и громко воскликнула:
- О, величайший из богов, Зевс- громовержец! Неужели должна я погибнуть, неужели погибнуть должно царство твоего брата Посейдона, неужели должно погибнуть все живое? Смотри! Атлас едва уже удерживает тяжесть неба. Ведь небо и дворцы богов могут рухнуть. Неужели все вернется в первобытный Хаос? О, спаси от огня то, что еще осталось!
Зевс услышал мольбу богини Геи, грозно взмахнул он десницей, бросил свою сверкающую молнию и ее огнем потушил огонь. Зевс молнией разбил колесницу. Кони Гелиоса разбежались в разные стороны. По всему небу разбросаны осколки колесницы и упряжь коней Гелиоса.
А Фаэтон, с горящими на голове кудрями, пронесся по воздуху, подобно падающей звезде, и упал в волны реки Эридана, вдали от своей родины. Там гесперийские нимфы подняли его тело и предали земле.
В глубокой скорби отец Фаэтона, Гелиос, закрыл свой лик и целый день не появлялся на голубом небе. Только огонь пожара освещал землю.
Долго несчастная мать Фаэтона, Климена искала тело своего погибшего сына. Наконец, нашла она на берегах Эридана не тело сына, а его гробницу. Горько плакала неутешная мать над гробницей сына, с ней оплакивали погибшего брата и дочери Климены – гелиады. Скорбь их была безгранична. Плачущих гелиад боги превратили в тополя. Стоят тополя-гелиады, склонившись над Эриданом, и падают их слезы-смола в студеную воду. Смола застывает и превращается в прозрачный янтарь.
   Скорбел о гибели Фаэтона и друг его Кикн. Его сетования далеко разносились по берегам Эридана. Видя неутешную печаль Кикна, боги превратили его в белоснежного лебедя.
С тех пор лебедь Кикн живет в воде, в реках и широких светлых озёрах. Он боится Огня, погубившего его друга Фаэтона».
       Попытаемся дать пояснения к изложению мифа, используя в качестве ключа некоторые известные элементы эзотерического символизма.
    Прежде всего, заметим, что Фаэтон – смертный юноша олицетворяет как саму погибшую планету, так и её человечество. Так же как многие боги соотносились со своими планетами и иерархиями. Несмотря на то, что он является отпрыском солнечного бога Гелиоса и океаниды Климены, Фаэтон смертен, ибо человечество этой планеты ещё не достигло уровня богочеловека и находится в циклической стадии рождения и смерти, аналогично тому, как рождается и умирает земной человек. Фаэтон рожден от огненного семени бога Солнца и водной стихии матери Климены. Огненное, божественное начало сочеталось в нем с астральной материей его оболочек, поскольку водная стихия очень часто символизирует собой пластичный астральный мир. Гесиод и Аполлодор говорят о Фаэтоне как о внуке или правнуке Гермеса – бога мудрости и познания, что косвенно свидетельствует о человеческой, но отнюдь не божественной разумности обитателей Фаэтона. Юноша символизирует человечество этой планеты, что само по себе говорит о его незрелости и отсутствии божественного знания. С другой стороны, Фаэтон гневлив, обидчив и тщеславен, желая хоть в чем-то уподобиться своему божественному отцу. Наличие этих качеств человеческого характера символически свидетельствует о том, что обитатели Фаэтона могли быть ещё весьма далеки от духовного совершенства. Эмоции, страсти, тщеславие и самомнение владели сознанием людей уже обладавших разумом.
Весьма интересен отрывок мифа, когда Гелиос, дав клятву, не может её изменить, хотя прекрасно понимает, что Фаэтон по своей неразумности и тщеславию идёт на верную смерть.    
 
«Сын мой, ни силам твоим, ни вовсе младенческим годам.
Смертного рок у тебя, а желание твоё не для смертных.
Больше того, что богам касаться дозволено горним,  
Ты домогаешься…. Не дара, но казни ты просишь!... 
Все, что желаешь, отдам. Но только желай поразумней».
Он увещания скончал. Но тот отвергает советы.  
Столь же настойчив, горит желанием владеть колесницей. 
Юношу все ж наконец, по возможности медля, родитель
К той колеснице ведет высокой – изделью Вулкана». (Метаморфозы).
 
    Эти строки образно говорят о том, что закон свободной воли, данный человеку богами незыблем, даже они – боги не в праве его нарушать.
В эзотерической традиции символизма термин «колесница» или «повозка» означает вахану – проводник, вместилище, носитель чего-то нематериального. Для человека вахана – его физическое тело. Для богов «колесница» символизирует небесное тело, планету или звезду.
Символика крылатых коней часто используется для обозначения огненных сил и энергий, находящихся в подчинении у богов. Только они, обладая божественным разумом и силами способны управлять ими. Согласно «Метаморфозам» колесница Феба (Гелиоса) была запряжена четвёркой крылатых огненных коней. Гелиос не был высшим божеством, подобно Зевсу. Вероятно, четыре крылатых солнечных коня, несущих колесницу Гелиоса, символизируют собой огненные энергии (стихии) четырех нижних планов Проявленного Космоса.
    Трактовка мифологического символа божественной колесницы, запряженной четвёркой огненных коней, которыми безуспешно пытается управлять юный, тщеславный Фаэтон, может быть весьма широка и многопланова. Читая миф дословно, на первый взгляд действительно можно подумать, что юноша мог управлять солнечной колесницей, то есть самим Солнцем. Однако при более детальном рассмотрении этой части мифа становится ясным, что Фаэтон, олицетворяющий человечество планеты, с помощью огненных энергий – крылатых коней Гелиоса пытается управлять не самим Солнцем, а ходом своей планеты. Относительный характер движения по небосводу Солнца и планет как раз и отражен в этих строках мифа. Эта относительность и служит некой, тайной завесой, скрывающей истину. Действительно, если бы по какой-то причине изменилось бы орбитальное движение нашей Земли, то мы это восприняли бы как изменение привычного хода Солнца и звёзд. Огненная колесница Солнца изменила бы свою небесную колею. С другой стороны, наверное, читатель согласится с тем, что в эллинскую эпоху было бы просто невозможным по иному, нежели как это сделано эзоповским языком сказания, описать события, происходившие в очень отдаленное от нас время, да ещё где-то на другой планете.
  Страшные небесные животные, упомянутые в мифе, такие как Телец, Рак, Кентавр, Скорпион, конечно, являются названиями зодиакальных созвездий. Жертвенник и Змея – созвездия, между которыми проходит эклиптика – колея солнечной колесницы.
Очень образно и точно в оккультном смысле описан в легенде момент, когда Фаэтон в ужасе осознает, что не в его силах управлять крылатыми солнечными конями – огненными стихиями и энергиями. Но выбор сделан и обратного пути у него нет.  
 
«Легок, однако, был груз, не могли ощутить его кони
Солнца; была лишена и упряжь обычного веса …
Только почуяла то, понесла четверня, покидая
Вечный накатанный путь, бежит уж не в прежнем порядке.
В страхе он сам. И не знает, куда врученные дернуть
Вожжи и где ему путь. А и знал бы, не мог бы управить!
Тут в лучах огневых впервые согрелись Трионы,
К морю, запретному им, прикоснуться пытаясь напрасно.
Змий, что из всех помещен к морозному полюсу ближе,
Вялый от стужи, дотоль никому не внушавший боязни,
Разгорячась, приобрел от жары небывалую ярость…
Только несчастный узрел Фаэтон с небесной вершины
Там, глубоко-глубоко, под ним распростертые земли,
Он побледнел, у него задрожали от страха колени
И темнотою глаза от толикого света покрылись.
Он уж хотел бы коней никогда не касаться отцовских,
Он уж жалеет, что род свой узнал, что уважена просьба…
Оцепенел, не поймет, как быть, вожжей не бросает, -
Но и не в силах коней удержать и имен их не знает». (Метаморфозы). 
 
  Кто знает – быть может на самом деле эти строки повествуют о следующем.
  В своём тщеславном дерзании обитатели Фаэтона хотели быть подобными богам. Но безумные, безответственные манипуляции с тонкими энергиями огненных стихий вызвали нарушение равновесия в сферах планеты. В силу недостаточного духовного развития и отсутствия высших знаний, они не могли управлять огненными энергиями. На планете стал нарастать хаос стихий. Проснулись и стали опасными стихийные силы, которые ранее сдерживались и находились в равновесии. Подземный огонь и водные стихии вышли из под контроля, неся смерть и разрушения. Страх и паника охватили людей. Глаза и разум их покрыла тьма. Не в силах они были сдержать напор огненных стихий, ибо не ведали их истинной сущности.
  Легенда приводит имена крылатых солнечных коней: Пироя, Эоя, Флегон и Этон. Но Фаэтон не знал их имен, вернее, не мог их знать, ибо не обладал высшим знанием. В оккультных науках знание сокровенного имени – есть символ познания внутренней, глубинной сущности явления, а значит и власти над ним. Сокровенное имя всегда держалось в тайне и выдача его непосвященным или врагам во все времена считалось тяжким преступлением.
Мимо многих созвездий неслась колесница, потеряв свой накатанный путь. Но, когда она въехала во владения страшного Скорпиона, Фаэтон окончательно от ужаса лишился чувств и выпустил вожжи. Эти строки легенды имеют важную астрологическую символику.
   Зодиак можно рассматривать как символическую последовательность циклов развития человека. Скорпион – 8-ой знак, символизирует завершение личностного цикла развития человека. Этот знак – преддверие начала духовного цикла совершенствования. В Скорпионе человек уже сформирован как личность и как социальное существо. Это знак обмена энергиями, как в личной, так и в социальной сфере. Считается, что Скорпион знак смерти. Но было бы правильнее говорить о трансформации внутренней природы человека, подразумевающей разрушение физического и высвобождение духовного начала. Однако высвобождение духовного начала может произойти лишь при условии полного контроля над страстными, эмоциональными, астральными энергиями человека. В противном случае низшие астральные энергии, в том числе и половые энергии, берут верх и дальнейшее духовное совершенствование просто невозможно. Тогда, действительно, наступает смерть человека как духовного существа. Скорпион – водный знак, поэтому влияние астральных энергий в нем очень сильно. По своему эволюционному значению Скорпион трудный и ответственный знак, поскольку процесс трансформации личности может либо поднять к духовным высотам, либо отбросить назад к низшим физиологическим проявлениям.
   Люди, рожденные по этим знаком, имеют ярко выраженную индивидуальность, обладают страстными стремлениями к жизни и творчеству. Порой их желание яркого самовыражения своей личности может балансировать на грани самоуничтожения.
Попав в царство Скорпиона, Фаэтон выпускает вожжи из рук. Эти строки в символической форме указывают на полную потерю контроля, как над стихийными природными силами, так и над внутренними психическими энергиями человека. Высвобождение самых низших энергий человека ещё больше усугубило хаос природных стихий и, в конечном счете, привило к космической катастрофе.
   По мнению ряда астрологов, знак Скорпиона стал символом гибели Фаэтона. В память этого события семь последних градусов Скорпиона носят название «Via combusta», или «Сожженный путь». Считается, что на этом пространственном интервале произошла трагическая гибель Фаэтона, а сами эти семь градусов несут в себе тяжкие энергии его «грехопадения» и смерти.
   Согласно же авестийской астрологической традиции планета Фаэтон частично выражала качества зодиакального знака Весов и была неким посредником между энергиями Сатурна и Юпитера.
    Глубоко символична и сама сцена трагической гибели Фаэтона, повествуемая в легенде.
 
«А всемогущий отец, призвав во свидетели вышних
И самого, кто вручил колесницу, – что, если не будет
Помощи, все пропадет, – смущен, на вершину Олимпа
Восходит, откуда на ширь земную он тучи наводит,
И подвигает грома, и стремительно молнии мечет.
Но не имел он тогда облаков, чтоб на землю навесть их,
Он не имел и дождей, которые пролил бы с неба.
Он возгремел, и перун, от правого пущенный уха,
Кинул в возницу, и вмиг у него колесницу и душу
Отнял зараз, укротив неистовым пламенем пламя.
В ужасе кони, прыжком в обратную сторону прянув,
Сбросили с шеи ярмо и вожжей раскидали обрывки…
Разметаны широко колесницы раздробленной части.
А Фаэтон, чьи огонь похищает златистые кудри,
В бездну стремится и, путь по воздуху длинный свершая,
Мчится, подобно тому, как звезда из прозрачного неба
Падает или, верней, упадающей может казаться.
На обороте земли, от отчизны далеко, великий
Принял его Эридан и дымящийся лик омывает.
Руки наяд-гесперид огнем триязычным сожженный
Прах в могилу кладут и камень стихом означают:
«Здесь погребен Фаэтон, колесницы отцовской возница;
Пусть её не сдержал, но, дерзнув на высокое, пал он». («Метаморфозы»). 
 
   Возможно, строки, говорящие о том, что Зевс «тогда не имел облаков» и «дождей, которые пролил бы с неба» в иносказательной форме, вероятно, свидетельствуют о том, что гибельная ситуация на планете зашла так далеко, что помочь обитателям Фаэтона уже было невозможно.
Конечно, было бы кощунством считать, что Владыка Солнечной системы намеренно уничтожил планету. Молния Зевса, испущенная из его десницы, символизирует неизбежный кармический рок, настигший планету, погрязшую в грехе. «Кара» Зевса – лишь образное выражение непреложного Закона Космоса, которому всё подвластно.
Обломки колесницы, разбросанная упряжь и разбежавшиеся крылатые кони Гелиоса свидетельствуют о распаде планеты и рассеянии в пространстве огненных стихийных энергий.
   Страшная катастрофа на долго прервала эволюцию человечества. Ибо кармический рок вмиг отнял у людей планету, их физические тела (колесницу) и высшие духовные накопления – «душу». Высшие принципы человека, его Высшее «Я» потеряло связь с астральным телом (астральной монадой) и люди вмиг превратились в космические отбросы. Воистину, обитатели Фаэтона устремились в бездну «путь по воздуху длинный свершая».
   Огонь «похищает златистые кудри» Фаэтона. Волосы в оккультном символизме связаны с эфирным телом человека. Горящие волосы Фаэтона указывают не только на потерю обитателями планеты своих физических тел, но и на потерю эфирных двойников. Оставшиеся астральные оболочки, лишенные связи со своими высшими принципами, со временем притянутся к соответствующим астральным сферам другой планеты (Луны), чтобы снова начать длительную борьбу за право войти в человеческое царство.
   Обратим внимание на тот момент, что в тексте горящий Фаэтон уподобляется падающей звезде «…верней, упадающей может казаться». Эти слова красноречиво свидетельствуют о том, что, несмотря на схожесть этого падения с горящим следом звезды (метеорита), речь в мифе всё же идет о космической катастрофе лишь внешне похожей на это земное явление.
Воды Эридана являются символом далеких астральных сфер нашей Луны и других планет, принявших в своё лоно астральные оболочки погибших обитателей Фаэтона. Эти сферы стали своеобразным местом захоронения трагически погибшего человечества. Лишившись своей планеты, оболочки уже не могли развиваться и должны были долгое время находиться в состоянии адаптации к новым, более тяжким условиям будущего существования. Они вынуждены были ждать, пока природа новой планеты создаст для них плотные тела, в которые они могли бы воплотились. Но эти новые тела уже не могли быть человеческими.
   Гибель такой развитой планеты как Фаэтон не могла не сказаться на состоянии развития других планет системы, ибо все планеты связаны в единый взаимозависимый космический организм. Не только человеческое, но и животное и растительное царства погибшей планеты были обречены на существенную задержку в своей эволюции. Ведь необходимо определенное время на адаптацию к условиям новых планет. Поэтому в поэтических образах сестер Фаэтона, оплакивающих его гибель, вероятно, можно усмотреть символическое отображение других царств природы, а может даже и каких-то планет, развитие которых было также приостановлено случившейся катастрофой.

Образ Кикна – близкого друга Фаэтона, по всей видимости, также несет в себе определенный символический смысл.

 
«Он материнской с тобой был кровью связан, но ближе
Был он по духу тебе, Фаэтон. Оставивши царство, -
Ибо в Лигурии он великими градами правил,-
Берег зеленой реки Эридана своей он печальной
Жалобой полнил и лес, приумноженный сестрами друга.
Вдруг стал голос мужской утончаться, белые перья
Волосы кроют ему, и длинная вдруг протянулась шея…
 
Новой стал птицею Кикн. Небесам и Юпитеру (Зевсу) лебедь
Не доверяет, огня не забыв – их кары неправой,-
Ищет прудов и широких озер и, огонь ненавидя,
Предпочитает в воде, враждебной пламени, плавать». (Метаморфозы).
  
    Чудесное превращение Кикна в белого лебедя символизирует собой переход из плотного физического мира в тонкий или астральный мир. Волосы Кикна превращаются в белые перья, то есть эфирный двойник растворяется и тем самым прерывается связь с миром физическим. Новая птица Кикн ищет прудов и широких озер – символических вместилищ астральной материи.
    Но кого мог олицетворять сам Кикн? Согласно мифу, он связан с Фаэтоном материнской кровью, то есть общностью материи физического мира. Кикн был другом погибшего Фаэтона. Не исключено, что образ Кикна олицетворяет собой космического спутника Фаэтона, его луну, которая растворилась в космическую пыль после гибели планеты.
    Гелиос в глубокой скорби о смерти своего сына временно закрыл свой лик. Скорее всего, эти строки повествуют о том, что после распада Фаэтона светимость физического Солнца резко упала. Возможно, наступило некое подобие солнечной пралайи. Природа всегда очень экономна и рачительна. Не исключено, что после гибели планеты уже не было необходимости в столь интенсивном свете Солнца на физическом плане нашей системы. Однако пока остается тайной – какое из небесных светил могло быть солнцем во времена гибели Фаэтона.
   Итак, мы видим, что использование даже незначительного числа достаточно известных трактовок ряда элементов эзотерической символики, содержащихся в мифе, уже позволяет слегка приподнять плотную вуаль тайны над этими космическими событиями глубокой древности. Конечно, могут возразить, что миф в своей причудливой, образной форме описывает лишь чисто земные события и катастрофы, произошедшие, например, в атлантическую эпоху, а может быть и раньше. Что ж, и с этой точкой зрения нельзя не согласиться. Ведь не исключено, что цивилизация атлантов отчасти повторила деяния обитателей Фаэтона, но, по-видимому, в меньшем масштабе. Предания о некой глобальной катастрофе, погубившей практически всё человечество, содержаться в легендах и мифах многих народов.
   Мы ни в коей мере не собираемся навязывать читателям свою трактовку и видение истинной сути этой легенды. В конце концов, кто-то может усмотреть в этом мифе и чисто бытовой, житейский сюжет о непослушании гордого отпрыска своему отцу. Наверное, в том и состоит прелесть мифов, когда каждый человек, читающий миф и размышляющий над его содержанием, может получить ответы на поставленные вопросы в соответствии со своим устремлением сознания. Миф многогранен и универсален, в нем не может быть жестких однозначных установок. Каждый найдет в нем то, к чему открыта его душа.
                                                                                                                                                                  

Миф о Фаэтоне. С античного барельефа. Рим. Галерея Боргезе.
 
 
    Действительно, ведь сюжетная фабула этого мифа достаточно банальна, – гордость, тщеславие и пренебрежение к советам и просьбам мудрых отцов могут привести детей к трагическим последствиям. Но это утверждение справедливо не только в сферах наших земных дел. Вспомним древнюю мудрость, – «Как на небе, так и на земле, как на земле, так и на небе». Великий закон аналогий или подобия действует во всех сферах Проявленного Космоса.
    Всё, что происходит на Земле, является неким отражением великих космических событий, ибо всё неразрывно взаимосвязано друг с другом. Планеты и их человечества также имеют своих Космических Отцов и Матерей. Также не забудем и о том, что все мифы и легенды, в которых описываются деяния богов и сотворение Мира, являются очень древними отголосками великих и даже величайших событий, о которых в своё время могли знать только Посвященные.

Продолжение темы следует

 

< вернуться к списку