Прометей

О жизни ученой и монахини Елены Казимирчак-Полонской

 

 Поиски себя на пути к Богу

 
     
 
 

«Я вижу небо Твое, сияющее звездами. О, как Ты богат, сколько у Тебя света! Лучами далеких светил смотрит на меня вечность, я так мал и ничтожен, но со мною Господь, его любящая десница всюду хранит меня.
Не страшны бури житейские тому, у кого в сердце сияет светильник Твоего огня. Там Христос!»
                                                   АКАФИСТ БЛАГОДАТНЫЙ
СЛАВА БОГУ ЗА ВСЕ.


 

«Человек в молитве и в жизни должен быть дерзновенным".  Елена Казимирчак-Полонская.
Свою миссионерскую цель Елена Ивановна формулировала так:
"Возрождение вечно живого первохристианского учения Спасителя в сочетании с высшими достижениями современной духовной культуры, чтобы современная церковь и современное общество трудились над воспитанием аристократии духа".
 
«И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде — как звезды, вовеки, навсегда» (Дан.12:3). Этот стих из книги пророка Даниила был выбран в качестве эпиграфа к автобиографической повести Елены Ивановны Казимирчак-Полонской. Повесть «О действии благодати Божией в современном мире» - так назвала свою книгу монахиня Елена (Казимирчак-Полонская), доктор физико-математических наук, знаменитая на весь мир женщина-астроном,которая занималась изучением эволюции кометных орбит. Ее издатели справедливо добавили подзаголовок «записки православного миссионера» и также справедливо включили ее в серию «мученики и исповедники XX века». По свидетельству современников, Елена Ивановна сочетала в себе интеллект выдающегося ученого с глубокой искренней верой, удивительно кротким нравом, милосердием, чистотой души и честностью.
Сознательное, почти ежедневное исповедничество монахини Елены, как об этом свидетельствуют воспоминания, совершалось действием благодати Божией. Но и личным подвигом и самоотречением в течении всей жизни.
 
   Родилась Елена Ивановна Полонская 21 ноября 1902 году в местечке Селец на Волыни в дворянской семье, где её родители — Иван и Евгения Полонские (из российского дворянского сословия) — владели небольшим имением. Уже в детстве Елена проявила незаурядные способности, причем в разных областях знания - ей прекрасно давалось овладение языками и точные науки, очень любила и хорошо разбиралась в музыке, живописи, литературе.
Поступая в Луцкую женскую гимназию в 1918 году, юная Елена свободно владела французским, немецким, английским и польским языками. Весной 1919 года она окончила украинскую женскую гимназию с золотой медалью. Семья не была религиозной и потому именно
"действием благодати Божией в современном мире" можно объяснить то, что Елена, при всей успешности своих научных занятий, красивой внешности и материальной благоустроенности,
     
   
Елена Полонская.
   
стала мучаться вопросом о смысле земного бытия, и, не находя ответа на путях рационального знания, 16-летняя девушка однажды в молитвенном порыве обратилась к Небесам: "Во имя чего дана жизнь?" и тогда произошло чудесное явление, о котором она пишет в книге: «Однажды в ясный солнечный день она стояла на холме громадного Волынского парка. Вокруг простирались необозримые дали, перемежаемые купалами деревьев, невдалеке блестело озеро. Охваченная смятением, она вопросила небеса: есть ли Бог, слышит ли Он ее. Она должна знать, во имя чего ей дана жизнь. И вдруг... несказанно преобразилось все вокруг: деревья, кусты, цветы, вода в озере, облака на небе. Раздвинулись границы сознания, родилось новое «зрение духа», позволяющее как будто в космическом калейдоскопе, узреть в один миг проносившиеся события всей жизни — от детских лет до настоящего момента; уразуметь во всей глубине смысл всех пережитых страданий, трудностей и радостей, постигнуть смысл личной жизни, осознать подлинное духовное призвание…».
И в один миг она почувствовала ответ, который потом выразила в псаломских строчках: "Небеса да поведают славу Божию, творение руку Его возвещает твердь" (она любила их повторять, когда рассказывала о своих астрономических исследованиях), почувствовала необычайный прилив сил и поняла в этот миг, что с Господом возможно все.
Отныне все научные занятия будут посвящены доказательству бытия Божия, через премудрое устроение мира.
В 1920 г. семнадцатилетняя Елена сдала экстерном все экзамены за мужскую классическую гимназию, с латинским и греческим языками. Без этих экзаменов не принимали в Университет. Когда в Луцке и на Волыни возникла Польская Республика, Полонская оказалась в эмиграции в Польше в связи с изменением государственных границ. Для принятия в Польский университет во Львове потребовалось пересдать экзамены по всем предметам, а также по польской литературе и польской истории за 10 классов при учебном округе в Ровно на Волыни, что было успешно сделано. После этого был получен польский аттестат зрелости.
   
   
Прот.Сергей Булгаков.
В 1922 г. Елена поступупает на физико-математический факультет Львовского университета, и одновременно занимается на кафедре астрономии, которую полюбила с раннеего детства. Учась в университете, молодая девушка принимает активное участие в работе первого съезда Русского студенческого христианского движения (РСХД) в г. Пшеров (Чехословакия) (1923), где знакомится с протоиереем о. Сергеем Булгаковым, выдающимся философом и богословом. Он-то и благословил еe на монашество в миру, так же, как благословил на этот подвиг мать Марию (Елизавету Кузьмину-Караваеву) и иконописицу мать Иоанну (Юлию Рейтлингер). Через много лет, уже будучи в Ленинграде, Елена Ивановна напишет большую работу, посвящeнную своему духовному отцу Сергию Булгакову.
В Париже Елена посещает занятия в Свято-Сергеевском православном богословском институте и апологетические курсы, основанные о.Сергием Булгаковым. В 1926-1928 годах она активный член РСХД, представитель РСХД от Польши.
Но еще учась в Львовском университете, для того, чтобы спасти родовое поместье, Елене пришлось оставить успешную учебу, и возвратиться в родные пенаты. Ей, совсем еще молодой девушке, удалось в короткий срок привести в порядок запущенное хозяйство, правильно оформить деловые бумаги, спасти от уничтожения парк и сад с реликтовыми сортами деревьев и кустарников, а так же уникальное по своей чистоте озеро, в котором водились ценные породы рыб. Каким-то образом Елене удалось рассчитаться по векселям - и родовое имение, создававшееся веками, было спасено.
Недаром, когда на Волынь придет советская власть, местные крестьяне не только не тронут свою хозяйку, но еще и просить ее будут, чтобы она их не оставляла, что говорит об их любви и уважении к молодой владелице имения.
В 1934 году Елена Ивановна защитила докторскую диссертацию «О планетоцентрическом движении комет» в Варшаве, получив ученую степень и звание доктора философии. Она работает на кафедре астрономии Варшавского университета, изучая наиболее загадочные небесные объекты - кометы.
В 1936 году Елена Полонская выходит замуж за Леона Казимирчака, ученого-гидробиолога, сотрудника Варшавского университета.
     
   
Доктор философии Варшавского университета Елена Полонская. 1934 г.    
14 мая 1937 года у молодой четы родился сын Сергей (названный так в честь своего духовного отца, протоиерея о. Сергия Булгакова).
Но счастье мирной семейной жизни длилось недолго. В 1939 г. началась Вторая Мировая война, круто изменившая ее жизнь, с ее прежним гармоничным миром успешного ученого, любящей дочери, жены и матери.
 
 "Спасется претерпевший до конца"
"Подвиг, дар души сердечной,
И любви высокой свет".
Прот. А.Логинов.
 
 Удивительные примеры самопожертвования матушки Елены мы находим в ее военных воспоминаниях. Она в прямом смысле слова спасла жизнь многим своим коллегам-астрономам в обстановке гестаповской облавы и повальных обысков. Сотни километров прошла пешком, босиком по скованной морозом земле, одетая в летнее платье. Не раз смотрела в лицо смерти. Помогая людям, Елена постоянно рискует потерять своего единственного сына Сереженьку - потому что, уходя в странствования, из которых могла не вернуться, она оставляла пятилетнего ребенка одного на несколько дней.
Еще один эпизод из жизни в Варшаве, когда Елена Ивановна была арестована и приведена на расстрел. Дула пяти винтовок были уже нацелены на нее в упор. И тут, по ее воспоминаниям, она "взмолилась Богу, и Он дал ей слово". Она обратилась к солдатам, на пряжках у которых было написано: "С нами Бог", как к христианам, напомнила им о том, что их дома ждут дети, матери, жены и сестры. Ее пламенное сердце, бесстрашие и пронизанный Божественной Любовью к людям облик не позволил солдатам выстрелить в хрупкую, но такую сильную духом женщину! Ей крикнули: "Беги!" И вскоре она вновь была с родными людьми.
 
Во второй половине июня 1944 года, во время утренней напряженной молитвы сознание Елены пронзил сильный, но беззвучный приказ: "Выйди из Варшавы!". Она со всей духовной достоверностью знала, что так говорит человеку только Бог. Ему нельзя ставить никаких вопросов. Его надо только безгранично благодарить за указание Его воли и безпрекословно подчиняться... Не говоря никому ни слова, она взяла сына Сережу, немного денег и пошла с ним в ближайший лес под Варшавой. К вечеру удалось найти комнату в скромном дачном домике на опушке леса. Уплатив хозяину дома за два месяца вперед, Елена вернулась домой, взяла расчет на работе, уложила в рюкзак самые необходимые вещи, взяла немного денег, оставив главную часть своего заработка матери и мужу, и настойчиво просила их уложить все остальное имущество и безотлагательно приехать к ним в лес. По-видимому, - мотивировала она свою просьбу, - в Варшаве назревают какие-то трагические события, от которых Бог хочет нас спасти.
Однако муж все тянул с выездом из Варшавы, а из-за польского восстания против фашистов все пути из города и в город были отрезаны.
Елена с сыном стали пробираться лесами в Жирардув, где проживала мать мужа. По дороге они задержались в одном поселке, где Елена узнала, что Варшава сдалась.
Немцы вывели все население столицы из города и разместили в трех лагерях.
Активность и решительность
характера Елены заставили ее безотлагательно действовать. Она решается идти в лагеря для поиска матери и мужа. Непрерывно молясь, со страшным риском для жизни и твердой верою в помощь Божию, она обходит лагеря, но найти своих ей не удается. В напряжeнном духовном состоянии она, вновь и вновь обращается к Богу помочь найти ей пропавшую мать: «...Господи, прими моление моe! Прошу Тебя только о даровании мне Благодати Твоей святой, ибо она и только она может дать мне силы для преодоления тварной и грешной немощи моей. Верую непоколебимо, что Любовь Твоя превосходит разумение наше, что Ты исполняешь наши желания, согласные с волей Твоей, раньше нашего обращения к Тебе. Даруй мне силы не изнемочь в поисках бедной матери моей. Обещаю Тебе непоколебимость моей веры и предельное терпение в предстоящих трудностях и страданиях моих. Услыши мя, Господи! Пресвятая Богородица, Радость, Любовь и Надежда моя, благослови мой путь, прими меня под Свой Святой Покров!..
И свет и мир духовный снизошли в душу Елены. Она радостно выполнила своe молитвенное правило и легла спать в четыре часа утра, приказав себе, по обыкновению, проснуться через три часа и без колебаний идти». (Автор пишет свою автобиографическую повесть в третьем лице — сост.)
Вернувшись к сыну, Елена с ним добирается до Жирардува. Она продолжает поиски своей больной матери, и добровольно приходит в один из польских концентрационных лагерей, а потом чудесным образом (при помощи лагерного врача) и, конечно же, с Божьей помощью покидает лагерь и, наконец, находит мать в убежище польского комитета для старцев и узнает от нее, что муж вместе со здоровыми мужчинами был отправлен под Вену взрывать скалы, чтобы задержать наступление Советской Армии на Вену и Берлин.
Елена пытается узнать судьбу мужа и это ей удается через одного очень порядочного немца, он взялся даже доставить посылку для него и через пять дней привез письмо, в котором муж сообщал о своей болезни и трудном положении. Однако вскоре связь с мужем оборвалась, т.к. немцы стали срочно отступать.
Чтобы заработать какие-то деньги Елена с Сережей стали делать детские игрушки.
В апреле 1945 года Елена с сыном выбралась в Прагу. Там она узнала, что открылось недавно Советское военное консульство и объявлен добровольный переезд русских жителей в СССР. Выезжать надо было через несколько дней. Это был первый и последний добровольный транспорт. После горячей молитвы в соборе она принимает ответственное решение ехать в СССР не дожидаясь мужа, так как когда-то они договорились, что если Елена уедет без него, то, чтобы устроилась ближе к Одессе и оставила свой адрес в Одесской обсерватории. Через два дня Елена с мамой и сыном выехали в СССР.
"Настави мя, Господи, на путь Твой, и пойду во истине Твоей"
 
"О, если б знали, дети, вы холод и мрак грядущих дней". А.Блок.
 
 Почему и зачем Елена Ивановна вернулась в Россию? Кто-то это объяснял обычной эмигрантской наивностью: Советы предложили всем желающим возвратиться на родину и, движимые ностальгией по родине русские люди ринулись в недра ГУЛАГа. Но Елена Ивановна не была наивной, она всегда была человеком идеи, ею всегда двигали Высшие цели, а значит она призвана помогать, пока находится на Земле, реализовывать людям свое Высшее назначение, служить Богу и людям. Невольно оказавшись заграницей она всем сердцем сострадала своей плененной Родине и желала помочь ей своими знаниями, энергией души, любовью: «Я хочу ехать в СССР, чтобы всю жизнь отдать на служение Православной Церкви, родине, русской науке и русской молодежи». Больше всего Елена Ивановна страдала от того, что у молодого поколения, пережившего страшную войну, отобрали веру и прививают им дикий, обедняющий сознание, атеистический взгляд на Божий мир. Она ехала в Россию на "подпольную религиозную работу" и получила на это благословение духовника - протоиерея Сергия Булгакова. "Я хотела вернуть людей от безбожия к высшим целям, определить путь духовного человека, ведущий вдаль путь продвижения вперед, путь изменения и развития", - говорила она.
В 1945 году Елена Ивановна с сыном и матерью приезжают в Херсон, но в городе никакого, ранее обещанного, жилья переселенцам не предоставили.
Пришлось поселиться в гостинице. Через несколько дней Елена устроилась на работу в пединститут, преподавателем математики и астрономии. Пединститут выделил совершенно разрушенную квартиру. Жилось крайне тяжело, время на хоть какое-то обустройство быта не было. На Елену Ивановну возложили массу обязанностей по работе с учениками, так что она уходила рано утром и приходила домой поздно вечером.
И все это проходило на фоне непрекращающейся болезни Сереженьки и недовольства старухи-матери. Сердце Елены рвалось между педагогической деятельностью, материнской заботой и дочерней ответственностью. Мудрый не по годам, 10-летний сын наблюдал тщетные старания матери всюду успеть. Он прощал, любил и терпеливо ждал свою дорогую мамочку.
В послевоенном Херсоне процветал бандитизм. Много раз и днем и ночью, на молодую учительницу нападали грабители, отбирали продуктовые карточки, вещи, документы, выхватывали из рук продукты. Атмосфера зла была так сильна, что никто не хотел помочь в час беды, даже находясь рядом и имея на то возможность. Квартиру преподавательницы несколько раз обворовывали, а однажды она и вовсе сгорела по вине соседей. После этого Елена Ивановна 8 месяцев жила под открытым небом.
 Педагогическая деятельность сильно изнуряет, придирки начальства, эгоизм и невежество учеников, сверхчеловеческие нагрузки по обучению стационара и заочников, подготовительные курсы, всемозможные общественные мероприятия и кружки порой лишают сил. Подозрения и обвинения в том, что она буржуазного происхождения, каждую минуту могут повлечь за собой тяжкое обвинение по 58-й статье: "враг народа". С громадным усилием ей приходится добывать средства к существованию. Работать становится все труднее. Начальство требует постоянного подтверждения ее докторского диплома. Нужно сдавать и перездавать дополнительные экзамены и предоставлять научные работы, в противном случае - угроза лишения работы и хоть сколько-нибудь адекватной оплаты. В то время человек, который не работал более месячного срока, попадал на особую отметку: он терял производственный стаж, ему трудно было устроиться без необходимых справок на работу, дальнейшее промедление могло наказываться в судебном порядке. Еще ей было запрещено ходить в храм молиться. Но при этом, помня о духовном родстве с отцом Сергием Булгаковым, можно говорить об общении ином, о котором Елена Ивановна сама не раз свидетельствовала, об общении в духе со святыми не только на земле, но и на небе.
 
 
 
 Сын Елены Сережа (1937-1948).
 
 
В 1946 году Елена Ивановна записалась на прием к первому секретарю Херсонского обкома партии с просьбой о переселении мужа в Советский Союз для объединеия с семьей. Но его как поляка не пускали. «И правильно делают, что не пускают,– ответил чиновник с каменным лицом.– Сейчас мы выселяем всех поляков из СССР в Польшу. И никакого поляка сюда не пустим. И вам вернуться в Польшу не разрешим". "Крепостной вал замкнулся. Как было не впасть в отчаянье?! Я молилась Господу Богу, чтобы Он помог мне вынести всe это.»
Но еще более тяжкое испытание ждало ее впереди.
Сын внезапно серьезно заболел, находясь в санатории. Его перевели в инфекционную больницу с диагнозом «брюшной тиф». Там снова мать столкнулась с черствостью и непрофессиолизмом врачей. Бесчувственные лекари, не разобравшись в сути заболевания, лечили ребенка от чего угодно, только не от истинной хвори - менингита. В серых стенах инфекционки мучился мальчик, к которому не хотели пустить мать. И, только разглядев предсмертную агонию мальчика, ее впустили. Муки горя охватили Елену, увидевшую исхудалое тельце и не узнающие никого глазенки. Сын умирал, она молилась, врачи предательски ушли в сторону. И тогда, обещание сорвалось с губ страдающей матери: «Не моя воля, но Твоя да будет! И если Ты заберешь его, я не отрекусь от Тебя». Претерпеть надо было до конца.
Малолетний мученик затих. Свет тихий - ее Сережа, ослепнув от болезни, отошел к любящему Отцу Небесному 7 июля в праздник Рождества св. Иоанна Предтечи. А руководство пединститута добивало бесчувственностью. Потребовали жестко: не хоронить мальчика по христианскому обряду.В те годы в пединституте было принято сопровождать на кладбище любого покойного преподавателя или члена его семьи в составе представителя дирекции, некоторых преподавателей и студентов. Единственно о чем удалось договориться, чтобы погребение Сережи произошло молча, без всяких речей. Ночью Елена Ивановна ходила к знакомому священнику, который совершил заочное отпевание и панихиду. После похорон она трое суток провела в молитве на берегу Днепра неподалеку от могилки. Затем, выйдя на работу, вместо обеда каждый день бегала на кладбище.
В своей книге «О действии благодати Божьей в современном мире», говорится: «Жизнь Елены в Херсоне была перенасыщена трагическими событиями, которые не давали ей никакой передышки. Спасала только вера и любовь ко Христу, преданность воле Божьей и Его чудесная помощь, выработанные годами духовная стойкость и мужество».
И когда, собравшуюся покидать ненавистный город, пришли уговаривать остаться, она возразила: «Дирекция пединститута поступила предельно беспощадно в час смерти моего сына и убила мою любовь к институту. А без любви я работать не умею. Прощайте», - были ее последние слова в Херсоне. Елена подала заявление об увольнении и уехала в Ленинград.
Боль по утраченному сыну не отпускала Елену Ивановну до конца дней. На ее рабочем столе стоял портрет красивого мальчика на велосипеде, а на стенке висела фотография маленького мученика с подписью: "Сереженька в гробу".

***
  В Ленинграде после упорных хлопот Елене Ивановне удается устроиться на работу в Институт теоретической астрономии. Она начинает хлопотать о жилье, куда можно будет перевезти мать. Постоянно ездит в Херсон и навещает ее и могилку сына. Все заработанные деньги Елена Ивановна тратит на то, чтобы обеспечить матери уход, питание и лечение. Сама живет впроголодь, крайне нуждаясь.
В 1950 году Елена Ивановна защитила кандидатскую диссертацию и ей была присвоена ученая степень кандидата физико-математических наук. По совместительству - зачислена штатным преподавателем в Ленинградский педагогический институт им. М. Н. Покровского.  С 1948 года — научный сотрудник, затем старший научный сотрудник Института теоретической астрономии АН СССР в Ленинграде.
В ноябре 1951 года в связи с кампанией по «чисткам» в борьбе с «врагами народа» Елену Ивановну уволили с работы под формальным предлогом «сокращение штата».
Однажды, приехав навестить мать, пообещав, "что теперь все устроится и скоро они снова будут жить вместе в Ленинграде", Елена Ивановна садится в поезд. В поезде ее арестовывают и доставляют 25 января 1952 года в Бутырскую тюрьму.
 
"Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся?"
 
 В камере можно было только ходить, так как ложиться или сидеть не давали.
Непрерывные ночные допросы, пытка бессонницей и выстаивание на ногах сутками, которое привело к болезни ног, были невыносимы. Тюремные мытарства, продолжавшиеся
восемь месяцев, отняли у нее здоровье, резко ухудшилось зрение (в медкарте значились тринадцать хронических заболеваний). Ей устраивали перекрестные допросы, в которых участвовало 12 следователей. Она подозревалась в шпионаже, и антисоветской деятельности, так как после переезда в СССР сохранила связи с Польшей, при случае стремилась туда отправить весточки. На допросах Елена Ивановна не скрывала своей веры в Христа, которая давала ей мужество и стойкость в преодолении страданий и мук жизни. Сила еe убеждений была столь велика, что случилось невероятное. Следователь, который вел ее дело, уверовал в Бога. Постепенно допросы превратились в проповедь. Этот беспрецедентный случай описан в учебниках по юриспруденции. Елена Ивановна сумела убедить следователя в своей невиновности, в том, что вера в Бога это не преступление - грех не верить в него. Однажды он показал ей донос, по которому она и была арестована. Эта гнусная клевета исходила от ... священника, нарушевшего тайну исповеди. В ответ на это Елена Ивановна прочла следователю лекцию Бердяева "Достоинство христианства и недостоинство христиан".
Уверовший следователь сумел добиться ее освобождения - случай беспримерный. Это одно из чудес ее жизни. С нее были сняты все обвинения и освободили 5 августа 1952 года. После ареста Елены Ивановны ее престарелая мать была сдана в психиатрическую больницу, где скончалась.
В 1953 году Елена Ивановна приезжает в Одессу, где работает доцентом кафедры высшей математики Одесского педагогического института.
 
"Слава Вечного Бытия сияет в звездах"
 
В Одессе Полонская прожила недолго, хотелось вновь вернуться в Ленинград. В городе на Неве  Елена Ивановна много лет  работает в институте теоретической астрономии Академии Наук, а затем в Пулковской обсерватории, всецело посвятив себя науке, при этом живя насыщенной  духовной жизнью, которая только помогала ей в работе.
   
Елена Казимирчак-Полонская
в год защиты докторской диссертации
по астрономии (1967)
   
Основные научные работы Казимирчак-Полонской посвящены изучению движения малых тел Солнечной системы, в
   
частности, эволюции кометных орбит. Одним из ее коллег по институту был протоиерей Николай Беляев, старший священник Свято-Иоанновского монастыря на Карповке, а в то время — научный сотрудник института. В 1968 году Елена Ивановна защитила докторскую диссертацию, хотя еще в 1934 году в Варшаве ей присвоили степень доктора философии за диссертацию «О планетоцентрическом движении комет», а также за успехи в математике и философии. (Во время заключения один из сотрудников института присвоил ее кандидатскую диссертацию, опубликовав под своим именем результаты проведенных ею исследований).
С 1964 года она член Международного астрономического союза С1966-1991 годы ею написано и опубликовано 109 научных статей по проблемам астрономии.  В 1968 году стала лауреатом премии АН СССР им. Ф. А. Бредихина, присуждённой «за обширную серию работ за период 1961—1968 гг., посвящённых построению численных теорий движений короткопериодических комет, проблеме эволюции их орбит в вековом масштабе и исследованию прохождения комет». В 1967—1985 годах Елена Ивановна принимает активное участие в организации и проведении всесоюзных и международных астрономических семинаров и симпозиумов.
«Небеса да поведают славу Божию, творение руку Его возвещает твердь», — эти слова псалмопевца любила повторять уже мать Елена, когда рассказывала о своих астрономических исследованиях.
Но ее кипучая деятельность не ограничивается наукой. Елена Ивановна ведет активную работу во Всесоюзном обществе слепых, является активным членом общества Советско-Польской дружбы (в частности, сопровождала известного польского пианиста Витольда Малцужинского в его гастрольных поездках в Ленинграде). На протяжении десятилетий Казимирчак-Полонская ведет домашние занятия с молодежью, знакомя с православием, многие из ее учеников стали священниками, монахами, активно занимается с детьми знакомых, друзей, соседей, учит их мастерить игрушки, организовывает домашние музыкальные концерты, детские праздники.
В эти годы Елена Ивановна воспитала девочку-сироту, которую встретила в поезде. Слепая девочка-нищенка ходила с бабушкой-поводырем по вагонам и пела. Люди подавали милостыню. Елена Ивановна испытала глубокое чувство сострадания к немощному, больному ребенку. У девочки оказался тонкий слух и большие способности. Долгие годы Елена Ивановна занималась ее здоровьем, воспитанием, обучением.
И во всем - высокое качество труда земного. Она умела отеплить и окрылить ближнего. Была „мама“ всем — учила, объясняла, наставляла; могла говорить с человеком часами, сколько ему надо было, столько и уделяла ему времени, тонко чувствовала собеседника. У нее была обширнейшая переписка, ни одно письмо она не оставляла без ответа. Трудно поверить, но на Рождество и другие праздники она посылала 350 поздравлений!
 
Высоты Духа

                                                                                                                                                                                                                                     "Ты живешь на земле для того,
Чтобы к Богу вернуться".
Марина Гуссар. 
 
Матушка Елена.
   
 Пройдя чистилище в личной жизни, Елена Ивановна приняла постриг, когда ей было за 70. При постриге по благословению Святейшего Патриарха Алексия II Елене Ивановне Казимирчак-Полонской было оставлено прежнее имя. По сути, она давно уже была инокиней в миру, не одно десятилетие исполняя монашеские обеты. Монашеское облачение на постриг ей прислал отец Иоанн Крестьянкин, старец Псково-Печерского монастыря, который ее хорошо знал.
Непонятость и одиночество - самый тяжелый, теперь уже монашеский крест, который понесла матушка, - выразились в первый же год после пострига в том, что назначенный (незнакомый с ней прежде) духовник и мать-восприемница (монахиня из "простых бабушек") стали требовать, чтобы она оставила свои научные занятия, чтение лекций (тех, что она читала студентам Духовных школ), работу над статьями и домашние занятия с молодежью, а посвятила себя исключительно посту и молитве. Результатом нервного стресса, который пережила матушка из-за этих прещений, стала  полная слепота.
Наступившая перестройка дала возможность матери Елене осуществить свою заветную мечту. В 1990 г. она организовала общину во имя преподобного Сергия Радонежского. Община стала сердцем для жаждущей истины интеллигенции. Кроме душеспасительных и назидательных бесед, размышлений над Библией и молитв, там  ковался христианский характер молодежи. Студенты, врачи, ученые, художники  внедряли в практику Христовы заповеди о любви к ближнему. Они  помогали неимущим одиноким старикам в больнице, организованной все той же матерью Еленой. А после выписки, навещали и поддерживали нуждающихся в заботе людей.
   
   
Н.К.Рерих.«Александр Невский». 1942.
Эту деятельность контролировала уже ослепшая и, практически недвижимая женщина. Но и это не станет препятствием на ее пути. Матушка Елена будет читать лекции в Ленинградской Духовной Академии об о. С. Булгакове, о любимом святом Александре Невском, который был для нее примером. Ему  она посвятила вдохновенную статью, которая сначала была прочитана как лекция студентам Духовной академии. Старая, больная, беспомощная мать Елена, держа в памяти сотни имен и телефонных номеров, будет звонить подопечным больницы им. Ксении Блаженной, которую создала вместе со священником о. Владимиром Сорокиным для покинутых больных стариков и неимущих. Не думая о себе, она до конца будет заботиться о тех, за кого умер Христос - за всех нуждающихся и обремененных. Такой останется память об этой замечательной женщине - ученом, миссионере, богослове.
   
Е. И. Казимирчак-Полонская с ректором Ленинградских духовных школ архиепископом Выборгским Кириллом (ныне Патриархом Московским и Всея Руси). Декабрь 1984 г.
   
Любимое слово матушки Елены было «ответственность». Она часто повторяла, что христианин должен быть ответственным за все: дела, поступки, слова, даже мысли. Мать Елена понимала смирение не как опущенные глаза и темный платочек, а как принятие существующих условий жизни, обстоятельств, которые посылает Господь, и мудрое, ответственное поведение в той или иной ситуации. «Отличительной чертой Елены Ивановны было то, что она следила за своей внешностью и выглядела всегда опрятно и красиво, — вспоминает протоиерей Николай Беляев. — Она не любила слово „старая“, говорила: "не старая, старшая!“  И выглядела соответствующе...».
Как написал бывший тогда ректором Духовной академии протоиерей Владимир Сорокин, «она никогда не утверждала своего „я“, никогда не ставила собеседника ниже себя, даже с самым малознающим в богословии человеком она вела беседы так, что человек чувствовал себя с нею на равных. Она исповедовала такой принцип: "христиане — взаимосообщающиеся сосуды, и богатство знаний в области астрономии, богословия, ее многообразный жизненный опыт были сокровищницей, из которой она щедро черпала для всех, кто к ней обращался за помощью, знаниями и советом».
«Ее отличали потрясающая работоспособность, любовь к России и Церкви, широкий кругозор, неутомимость, — вспоминал протоиерей Николай Беляев. — Все, кто с ней работали, отмечали ее ответственное отношение к делу, особенно к работе с молодежью. Все, что она делала, она делала на пять с плюсом, не любила никакой халтуры, недоговоренности или недосказанности. Даже в очень преклонном возрасте, ослепнув, она наговаривала беседы на магнитофон, выучивала их наизусть и выступала перед учащимися Духовной академии со своими воспоминаниями".
О маловерии Елена Ивановна говорила: "Все люди шестым чувством знают, что бытие наше имеет смысл, что оно больше, чем поверхность вещей. Только мы это осознаем и ищем путей личной внутренней связи. Оно не есть переживание какого-то мгновения или особого состояния, именуемого молитвой, а всеединый охват жизни перед лицом Бога. Вера – это самоидентичность, самоторжество. Врагом является утрата этой веры под влиянием вихрей, которые веют над нами и вокруг нас. Где бы вы ни были и что бы вы не делали – важно сохранять внутреннюю цитадель, в которой царит покой, где душа с доверием и надеждой смотрит в небо. Все проходит, а это остается. Уносятся лица, города, мнения, теории, события – в глубине же: душа перед Вечным, перед Богом. И тогда начинаешь понимать, что от нас чего-то ждут, что мы родились зачем-то. Что призваны что-то принести в мир."
И еще: “Духовный путь – это дорога сугубо индивидуальная и если в самом начале можно заметить много людей идущих вместе с вами, то в конце вам придется остаться одному. Но вы не один и никогда не были один. Вам просто предстоит остаться наедине с Собой и встретиться лицом к лицу с вашей собственной Природой.” "Понять Господа нелегко", говорила Елена Ивановна. "Его лицо подобно лицу кротости, но оно и подобно палящему солнцу и жаркому пламени. Дети России или Германии такие же, как и другие дети, они не лучше и не хуже других. Поверьте мне, только Содом в свое время особенно отличился в пороках. Некогда Бог как-никак сжег погрязший в распутстве и грехе Содом, и чтобы очиститься, человек должен пройти через господний огонь, огонь испытаний, пожирающий его во время страданий" .
Даже в предсмертном бреду матушка продолжала говорить о св. Александре Невском, до последнего издыхания она вела битву со своей физической немощью (последний год была почти обездвижена) и, при этом все так же была заботлива по отношению к другим людям. Как завещание нам она оставила слова, которые повторяла, уходя из земной жизни: "Выше! Выше!" 
   
30 августа 1992 года матери Елены не стало. Еe похоронили на Пулковском мемориальном кладбище астрономов. Она была исполнена святости. Огонь еe благодатной, деятельной натуры, не угасая, согревает людей.
В предисловии к еe книге, вышедшей в серии «Мученики и исповедники XX века», Юрий Блатинский (один из еe учеников, ныне священник о. Георгий) пишет: «Вся еe жизнь, проникнутая верой, была дерзновением, ‘постоянным, как она говорила, перерастанием себя’. Она постоянно повторяла: "Надо жить в предстоянии перед Богом’... И, вспоминая, для скольких из нас она, ослепшая, была светом и поддержкой, на скольких пролилось тепло еe преданного Богу болезнующего сердца, сколькие благодаря ей духовно прозрели, ибо она проповедовала не словом только, но всею жизнью своею, в это веришь безусловно... Тайна сорокового дня кончины монахини Елены пришлась на день памяти Преставления преподобного Сергия, игумена Радонежского, как бы приоткрывая сокровенный смысл и значение еe прижизненного деяния создания Общины во имя Преподобного Сергия и посмертной судьбы». 
Где-то в бескрайнем космосе по неведомой нам орбите вращается маленькая планета № 2006, которую в 1978 году назвали «Полонская», а между Сатурном и Ураном несется в пространстве пояс астероидов, названный «Поясом Казимирчак-Полонской».

 
     

     Источник:
     
    1. Википедия.
    2. Елена (Казимирчак-Полонская), монахиня. О действии благодати Божией в современном мире (записки православного миссионера): Сборник / Сост. В. Л. Нимбуев, О. Т. Ковалевская. СПб.: Проспект, 1998. Переиздание — М.: Общедоступный православный университет, основанный прот. А. Менем, 2002.
     3.Владимир Лазарев. Отрывки из мемуаров "Времена жизни". Новый журнал. Нью-Йорк.
     4.Ольга Сергеева. Журнал "Вода живая", N1,2010год.

 

< вернуться к списку