Прометей

Иван III Великий

 Создатель Российского государства

 

     

"Русское религиозное призвание, призвание исключительное, связывается с силой и величием русского государства, с исключительным значением русского царя"
 Н.А. Бердяев.
 
 "Иван III представляет собою одного из наиболее замечательных людей, которых русский народ должен всегда вспоминать с благодарностью, которыми по справедливости он может гордиться".
Историк XIX в. Н. Д. Чечулин.
 
 
"Властью, которую он применяет по отношению к своим подданным, он легко превосходит всех монархов всего мира".
Сигизмунд фон Герберштейн
Иван Васильевич III. (22.01.1441-27.10.1505)
     
  
Иоанн III принадлежит к числу весьма немногих Государей, избираемых Провидением решить надолго судьбу народов: он есть Герой не только Российской, но и Всемирной Истории. Иоанн явился на театре политическом в то время, когда новая государственная система вместе с новым могуществом Государей возникала в целой Европе на развалинах системы феодальной, или поместной. Россия около трех веков находилась вне круга Европейской политической деятельности, не участвуя в важных изменениях гражданской жизни народов. Хотя ничто не делается вдруг; хотя достохвальные усилия Князей Московских, от Калиты до Василия Темного, многое приготовили для Единовластия и нашего внутреннего могущества: но Россия при Иоанне III как бы вышла из сумрака теней, где еще не имела ни твердого образа, ни полного бытия государственного.
  Великий князь Иван Васильевич — великий князь Московский (1462—1505), государь всея Руси, оказался в тени своего знаменитого внука  Ивана IV, хотя его заслуги в деле создания российской государственности неизмеримо более высоки по сравнению с весьма сомнительными успехами первого российского царя. Иван III, по сути создал Российское государство, заложив принципы государственного управления, свойственные России XVI-XX веков.
Во второй половине XVI века, после ужасов опричины, прозвище деда - Иван Грозный - перешло к его внуку, так что в фольклере позднейшего времени многие деяния первого были "приписаны" второму.
Историки еще в XIX веке по достоинству оценили вклад каждого их этих государей, но "перебороть" сложившийся к тому времени стереотип так и не смогли.
       
Иван III. Миниатюра из "Титулярника". 1672 г.
   
Великий князь Иван III Васильевич не провозгласил себя формально "царем", однако слово "государство" впервые прозвучало из его уст.
Объем его "государственной" власти был нисколько не меньше царской.
Московский государь Иван III Васильевич получил у историков прозвище Великий. Карамзин ставил его даже выше Петра I, ибо Иван III сделал великое государственное дело, не прибегая к насилию над народом.
Объясняется это в общем просто. Дело в том, что мы все живем в государстве, создателем которого является Иван III. Когда в 1462 году он вступил на московский престол, Московское княжество еще отовсюду было окружено русскими удельными владениями: господина Великого Новгорода, князей тверских, ростовских, ярославских, рязанских. Иван Васильевич подчинил себе все эти земли или силой, или мирными соглашениями. Так что в конце своего княжения, в 1505 году, Иван III имел по всем границам Московского государства уже одних лишь иноверных и иноплеменных соседей: шведов, немцев, литву, татар.
Иван Васильевич будучи одним из многих удельных князей, хотя бы и самым сильным, уничтожив или подчинив эти владения,  превратился в единого государя целого народа.Он завершил собирание русских земель, находившихся в сфере влияния Орды. При нем закончился этап политической раздробленности Руси, произошло окончательное освобождение от Ордынского ига.
Царь Иван Грозный в своих знаменитых посланиях называл своего деда Ивана III «мстителем неправдам», вспоминал «великого государя Ивана Васильевича, собирателя Руския земли и многим землям обладателя".
Весьма высокую оценку деятельности Ивана III находим и в иностранных источниках, причем в них особо подчеркивались именно внешнеполитические и военные успехи великого князя. Даже король Казимир IV, постоянный противник Ивана III, характеризовал его как «вождя, славного многими победами, обладающего огромной казной», и предостерегал от «легкомысленного» выступления против его державы. Польский историк начала XVI в. Матвей Меховский писал о великом князе Иване III: «Это был хозяйственный и полезный земле своей государь. Он... своею благоразумною деятельностью подчинил себе и заставил платить дань тех, кому раньше сам ее платил. Он завоевал и привел к покорности разноплеменные и разноязычные земли Азиатской Скифии, широко простирающиеся к востоку и к северу».
 ***
В середине XV в. ослабла Литва, оказавшаяся под ударами крымских и ордынских ханов, венгров, ливонцев, датчан, русских. Крепко помогало Литве Польское королевство, но не всегда великие князья литовские, мечтавшие о самостоятельности, были рады этой помощи. Да и сами поляки чувствовали себя не совсем уютно из-за постоянного натиска с запада (со стороны Германских императоров) и с юга (со стороны венгров и степняков). В Скандинавии стала нарождаться новая сила — Швеция, пока зависимая от Дании, но сама контролировавшая Финляндию. Время Швеции придет в 1523 г., когда при короле Густаве I она освободится от Дании. Однако уже и во времена Ивана III она оказывала влияние на ход дел в Прибалтийском регионе. На Востоке от Москвы в 1440-х гг. было создано Казанское ханство — не очень сильное, но молодое и дерзкое. Золотая Орда контролировала теперь лишь незначительные территории в низовьях Дона и Волги. За Черным морем окрепли турки-османы. В 1453г. они сокрушили Византийскую империю, продолжили завоевания на Балканах и в других точках Евразии. Но до Восточной Европы они доберутся еще не так скоро, чтобы помешать князю Ивану III вести здесь свои дипломатические игры, от результата которых во многом зависел успех всего дела русских.
 
 Суровое детство

Великий князь Иван III Васильевич, второй сын великого князя Московского Василия II Васильевича Темного родился в Москве 22 января 1440  года и приходился правнуком Дмитрию Донскому, победителю в Куликовской битве. Мать Ивана  – Мария Ярославна, дочь князя Ярослава Владимировича Боровского. Интересно  пророческое предсказание, связанное с Иваном III и вольным Новгородом, всегда ведшим упорную борьбу с Москвой за свою политическую самостоятельность. В 40-х гг. XV столетия в новгородском монастыре на подгорном Урочище Клопске подвизался блаженный Михаил, известный в отеческих святцах под именем Клопского. Именно в 1400 г. его посетил местный архиепископ Евфимий. Блаженный сказал владыке: "А сегодня радость большая в Москве. У великого князя московского родился сын, которому дали имя Иван. Разрушит он обычаи Новгородской земли и принесет гибель нашему городу и разорение обычая земли нашея от него будет, злата и сребра оберет много и станет господарь всей земли Русской" .

     
Иван Васильевия III.
   
  Иван родился в бурное время войн, междоусобной брани  и смут. Неспокойно было на южных и восточных границах Руси: многочисленные ханы распавшейся к тому времени Орды частенько совершали опустошительные набеги на русские земли. Особенно опасен был Улу-Мухаммед, управляющий Большой Ордой. 7 июля 1445 года в сражении под Суздалем в плен к татарам попал сам великий князь Василий Васильевич. В довершение всех бед 14 июля дотла выгорела Москва: от огня обрушились каменные храмы и часть крепостных стен. Из-за этого великие княгини - бабушка нашего героя Софья Витовна и мать Мария Ярославна - с детьми выехали в Ростов. К счастью, татары идти на беззащитную русскую столицу не решились.
1 октября Улу-Мухаммед, назначив огромный выкуп, отпустил Василия Васильевича домой. Великого князя сопровождало большое татарское посольство, которое должно было проследить за сбором выкупа в разных русских городах. Татары получили право управлять ими до тех пор, пока не соберут нужную сумму.

Это нанесло страшный удар по престижу великого князя, чем не применул воспользоваться Дмитрий Шемяка. В феврале 1446 года Василий Васильевич, взяв с собой сыновей Ивана и Юрия Меньшего, отправился на богомолье в Троицкий монастырь - "к гробу Сергиеву челом ударити", к «покровителю земли Русской и заступнику перед Господом Богом». В его отсутствие князь Дмитрий, с войском вступив в Москву, арестовал мать и жену Василия Васильевича, а также

   
   
Монастырь "Живоначальной Троицы 
и Сергия Чудотворца".
многих бояр, державших сторону великого князя, а его самого вскоре взяли под стражу, о его сыновьях заговорщики впопыхав забыли, и князь Иван Ряполовский сумел спрятать княжичей Ивана и Юрия в монастырских покоях, после чего вывез их в Муром.
В ночь с 17 на 18 февраля их отца по приказу Дмитрия Шемяки ослепили, после чего выслали в Углич. Столь жестокая кара явилась местью нового великого князя: в 1436 году Василий Васильевич именно так раправился с попавшим ему в плен Василием Косым, родным братом Дмитрия Шемяки. Вскоре Иван и Юрий последовали за отцом в заточение в тот же Углич.
Удержать власть оказалось труднее, чем завоевывать. К осени возник вакуум власти. 15 сентября 1446 года, через семь месяцев после вокняжения в Москве, Дмитрий Шемяка отпустил своего слепого соперника на свободу, дав ему вотчину в Вологде. Это стало началом конца: в город вскоре потянулись все противники великого князя. Игумен Кирилло-Белозерского монастыря Трифон освободил Василия Темного от крестоцелования Шемяке, и ровно через год после ослепления отец нашего героя торжественно вернулся в Москву.
Бежавший в свою вотчину Дмитрий Шемяка еще несколько лет продолжал борьбу с Василием Темным. В июле 1453 года подосланные Василием Темным люди отравили Шемяку мышьяком.
Наследие отца

     
Отливка пушки в Москве 1488г. Миниатюра из лицевого свода.16в.
   

  Мы можем только догадываться, какие чувства бушевали в душе князя Ивана Васильевича в раннем детстве. По меньшей мере три раза - в 1445 и дважды в 1446 году - его должен был охватить смертельный страх: татарский плен отца и пожар в Москве, бегство в Муром, угличское заточение - все это выпало на долю пяти-шестилетнего мальчика.

Жизнь заставила рано повзрослеть  князя. С самых юных лет он оказался в гуще политической борьбы, стал помощником своего незрячего отца. Неотступно находился рядом с ним, участвовал во всех его походах, а уже в шестилетнем возрасте был обручен с дочерью тверского князя, что должно было означать союз двух извечных соперников - Москвы и Твери.

Уже с 1448 г. Иван Васильевич титулуется в летописях великим князем, так же как и его отец. Задолго до вступления на престол в руках Ивана Васильевича оказываются многие рычаги власти; он выполняет важные военные и политические поручения. В 1448 г. он находился во Владимире с войском, прикрывавшим от татар важное южное направление, а в 1452 г. отправился в свой первый военный поход.  С начала 50-х гг. XV в.   Иван Васильевич шаг за шагом овладевал непростым ремеслом государя, вникая в дела ослепшего отца, который вернувшись на престол, не склонен был церемониться не только с врагами, но и вообще с любымы потенциальными соперниками.
Публичными массовыми казнями - неслышанное прежде на Руси событие! - завершилось и правление слепца: Василий Васильевич, узнав о намерении служилых людей освободить из заточения князя Василия Ярославича, "повеле всех имати, и казнити, и бити кнутием, и сечи рукы, и ногы резати, а иным главы отсекати". Вечером 27 марта 1462 года страдавший сухотной болезнью (костным туберкулезом) Василий Темный скончался, передав великое княжение старшему сыну Ивану и наделив каждого из прочий четырех сыновей обширными владениями.
 
Твердой рукой
 
   Отец передал юному князю хрупкий мир с соседями. Неспокойно было в Новгороде и Пскове. В Большой Орде к власти пришел честолюбивый Ахмат, мечтавший возродить державу Чингисидов. Политические страсти обуревали и саму Москву. Но Иван III был готов к решительным действиям. В свои двадцать два года он уже обладал твердым характером, государственным умом, дипломатической мудростью. Значительно позже,венецианский посол Контарини обрисовал его так:  «Великому князю на вид около 35 лет. Он высок ростом и худощав, но со всем тем красивый мужчина». Другие свидетели его жизни отмечали, что Иван III умел свои эмоции подчинять требованиям обстоятельств, он всегда тщательно просчитывал все возможные последствия своих поступков, был в этом отношении выдающимся политиком и дипломатом, поскольку часто действовал не столько мечом, сколько словом.
 Неуклонный в преследовании намеченной цели, умел превосходно пользоваться обстоятельствами и действовать решительно, когда успех был обеспечен. Его главной целью был захват русских земель и прочное присоединение их к Москве. В этом он шёл по стопам прародителей и надолго оставил пример для подражания наследникам. Объединение русской земли считалось  насущной исторической задачей со времён Ярослава Мудрого. Лишь сжав в единый кулак все силы, можно было защищаться от степных кочевников, Польши, Литвы, немецких рыцарей и шведов.
С чего же начал великий князь свое правление?
Главной задачей было обеспечение безопасности восточных рубежей. Для этого надо было установить политический контроль над Казанским
 
 
 
 
Н,C.Шустов. ИванIII свергает татарское иго,разорвав изображение хана и приказав умертвить послов» (1862).
ханством. Своего разрешения требовал и незатухающий конфликт с Новгородом. Еще в 1462 г. в Москву прибыли новгородские послы "о замирении". Предварительный мир был заключен, а Ивану III удалось в ходе сложной дипломатической игры перетянуть на свою сторону другой вольный город, Псков, и оказывать тем самым давление на Новгород. В результате этой гибкой политики Иван III в спорах между Новгородом и Псковом стал играть роль властного арбитра, слово которого - закон. И по существу, он впервые выступил в качестве главы всей Русской земли. В 1463г., используя дипломатический дар дьяка Алексея Полуэктова, он присоединил к Московскому государству Ярославль, заключил с князем Тверским мир, женил князя Рязанского на своей дочери, признав его самостоятельным князем.
В 1463—1464 гг. Иван III, «проявив уважение к старине», дал Пскову того наместника, которого хотели горожане. Но когда они захотели «отложиться» от новгородского владыки и создать самостоятельную епископию, Иван III проявил жесткость, не пошел на поводу у псковичей и повелел, «уважая старину», оставить все как было. Слишком много самостоятельности давать Пскову не стоило.Тут под боком Ливонский орден, Литва, Дания, ганзейские купцы, шведы...
       
     
А.Васнецов. Московский Кремль.  1922.
   
В 1467г. на Русь опять наведалась чума. Народ встретил ее «с унынием и страхом». Подустали люди от этой злодейки. Народу она погубила более 250 тысяч человек. А тут еще внезапно умерла любимая жена Ивана III — великая княгиня Мария. Иван III искал способ расшевелить людей, неравнодушных к жизни, но придавленных ею. Осенью 1467г. он организовал поход на Казань. Поход прошел неудачно. Казанский хан Ибрагим ответил тем же, — послал отряд на Русь, но Иван III, догадавшись о ходе хана, укрепил пограничные города.
В 1468г. великий князь снаряжает 3 похода на восток. Дружина князя Семена Романовича прошла по Черемисской земле (Вятская область и часть современного Татарстана), прорвалась сквозь леса, покрытые снегом, в землю черемисов и занялась грабежом. Дружина князя Ивана Стриги-Оболенского отогнала казанцев, вторгшихся в Костромскую землю. Князь Даниил Холмский разгромил налетчиков под Муромом. Затем отряды нижегородцев и муромцев сами отправились в Казанское ханство пограбить.
Эти операции представляли собой своего рода разведку боем. Иван III подготовил крупное войско и отправился на Казань.
 От пассивной вековой обороны Русь наконец-то перешла к стратегическому наступлению. Размах военных действий впечатлял, упорство в достижении цели было огромным.
Война с Казанским ханством закончилась убедительной победой русских в 1469 г., когда войско Ивана III подступило к столице ханства, вынудило Ибрагима признать поражение и «заключить мир на всей воле Государя Московского». Русские взяли огромный выкуп и вернули на родину всех пленных, которых казанцы захватили за предыдущие 40 лет.
Это был первый крупный успех великого князя: он порадовал русских людей, снял с них оковы «уныния и страха».
 На какое-то время восточная граница Русской земли стала относительно безопасной: Однако Иван III понимал, что решающая победа над наследниками Золотой Орды может быть достигнута лишь после объединения всех русских земель. И он вновь обратил свои взоры к Новгороду.
 

БОРЬБА КНЯЗЯ ИВАНА III С НОВГОРОДОМ

 Иван III не успел порадоваться успеху, как пришли слухи о вольных настроениях новгородцев. Являясь неотъемлемой частью Русской земли, Новгород 600 лет жил по законам вечевой республики. Новгородцы испокон веков контролировали весь север современной европейской России, вплоть до Уральского хребта, и вели общирную торговлю со странами Запада. Традиционно подчиняясь великому князю Владимирскому, они сохранили значительную автономию, в том числе вели самостоятельную внешнюю политику.

В связи с усилением в XIV веке Литвы новгородцы стали приглашать на княжение в новгородские города (Копорье, Корелу) литовских князей. Влияние
 
 
 
 
Фрагмент картины К.В.Лебедева.
Москвы несколько ослабло, так что у части новгородской знати зародилась идея "отдаться Литве". Во время выборов новгородского архиепископа  дело в свои руки взяла Марфа — вдова посадника Исаака Борецкого, обладавшая ораторским дарованием и талантом организатора. Она со своими детьми выступила на вече с призывом послать нового архиепископа Феофила на утверждение не в Москву, а в Киев, а также отправить послов к польскому королю Казимиру с просьбой взять Новгород под свое покровительство. О ее богатстве, как и о ее скупости, ходили легенды.
Собирая на пиры знать, она ругала Ивана III, мечтала о свободном Новгороде, о вече, и многие с ней соглашались, не зная, правда, как противостоять Москве. Марфа знала. Она наводила дипломатические мосты с Литвой, хотела выйти замуж за знатного литовца, чтобы владеть Новгородом после его присоединения к Литовскому княжеству, оторвать Новгород от Москвы...
   
Вечевой колоколиниатюра Лицевого свода.
   
Иван III долгое время проявлял хладнокровие. Новгородцы осмелели, «захватили многие доходы, земли и воды Княжеские; взяли с жителей присягу только именем Новагорода; презирали Иоанновых Наместников и Послов... делали обиды Москвитянам». Казалось, пора приструнить бояр. Но Иван III сказал чиновнику, явившемуся в Москву: «Скажи новгородцам, моей отчине, чтобы они, признав вину свою, исправились; в земли и воды мои не вступалися, имя мое держали честно и грозно по старине, исполняя обет крестный, если хотят от меня покровительства и милости; скажи, что терпению бывает конец, и что мое не продолжится». Вольнолюбцы посмеялись над Иваном III и возгордились «победой». Они не ожидали подвоха. Марфа отправила сыновей на вече. Они осыпали словесной грязью московского князя, говорили убедительно, закончив речь призывом: «Не хотим Ивана! да здравствует Казимир!». А им в ответ, будто эхо, ответили голоса: «Да исчезнет Москва!»
   
   
Новгородская демократия. Вече.
Вече решило просить Казимира стать повелителем Господина Великого Новгорода. Повелителем Господина!
Иван III, собирая войска союзников, послал в город Ивана Федоровича Товаркова. Тот зачитал горожанам воззвание, мало чем отличающееся от того, что говорил недавно великий князь чиновнику. Эту показную медлительность некоторые историки называют нерешительностью. Решительной была Марфа. Решительность ее и погубила. Товарков, вернувшийся в Москву, заявил великому князю, что только «меч может смирить новгородцев». Иван III все медлил, будто бы сомневался в успехе. Нет! Он не сомневался. Но догадываясь, что будет пролито много крови соотечественников, он хотел поделить ответственность за беды со всеми, на кого опирался: с матерью и митрополитом, братьями и архиепископами, с князьями и боярами, с воеводами и даже с простолюдинами. Ивану III удалось в ходе сложной дипломатической игры перетянуть на свою сторону другой вольный город, Псков, и оказывать тем самым давление на Новгород. В результате этой гибкой политики Иван III в спорах между Новгородом и Псковом стал играть роль властного арбитра, слово которого - закон. И по существу, он впервые выступил в качестве главы всей Русской земли. Иван III отправил в Новгород грамоту, где счел нужным особо подчеркнуть, что власть великих князей носит общерусский характер. Он призывал новгородцев не отступать "от старины", возводя ее к Рюрику и Владимиру Святому. "Старина" в его глазах означала единство Русской земли под властью великого князя. Это принципиально важный момент в новой политической доктрине Ивана Васильевича: осмысление Русской земли как единого целого. Князь собрал Думу, доложил об измене новгородцев, услышал единогласное: «Государь! Возьми оружие в руки!» — и после этого медлить не стал. Иван III действовал взвешенно и осторожно, но, взвесив все и собрав практически всех князей (даже Михаила Тверского), объявил весной 1471г. Новгородской республике войну. И огромная армия двинулась к Новгороду. Горожане такого оборота дела не ожидали. В Новгородской земле, где много озер, болот, рек, летом воевать сложно. Неожиданное наступление противника озадачило сторонников Марфы Борецкой. Войско шло несколькими колоннами. Псковская дружина захватила Вышегород.
 
 
 
 
К.В.Лебедев. "Марфа Посадница. Уничтожение новгородского вече".
Даниил Холмский взял и сжег Руссу. Новгородцы заговорили о мире или хотя бы о перемирии. Но Марфа убедила сограждан, что нерешительного Ивана можно победить. Война продолжилась.Король Казимир на помощь новгородцам так и не пришел. Многие простолюдины воевать с Москвой не желали. Даниил Холмский разгромил под Коростыней внезапно напавшее на него войско новгородцев, состоявшее из ремесленного люда. Много ополченцев попало в плен. Победители отрезали несчастным носы и губы и отправили их в Новгород. Вооружение и обмундирование новгородцев-изменников воины Холмского не брали!
Иван III приказал князю Даниилу Холмскому подойти к Шелони, и 14 июля здесь состоялась решительная битва. С криком «Москва!» бросились в бой воины великого князя, дружина которого была в 8-10 раз меньше рати новгородской. Как пишет В. О. Ключевский, "Новгород наскоро посадил на коней и двинул в поле тысяч сорок всякого сброда, гончаров, плотников и других ремесленников, которые отроду и на лошади не бывали". Москвичей же было всего четыре с половиной тысячи. Тем не менее и этой воинской рати оказалось достаточно, чтобы наголову разбить новгородскую толпу, положив на месте до 12 тысяч неприятеля. Победа была полной и безоговорочной. Победители беспощадно расправились с побежденными. В плен попали многие бояре, в руках москвичей оказался и проект договора о присоединении Новгорода к Литве. Но с остальными пленными Иван III поступил мягко, понимая, что они явились лишь орудием в руках изменников. Он не стал грабить и разрушать Новгород, устоял перед искушением.
       
 
 
 
А.Кившенко. Борецкая Марфа.
 
 
Дружины Холмского и Верейского еще несколько дней грабили саму новгородскую землю, Иван III распоряжался судьбой пленников. Дмитрию — сыну Марфы Борецкой отрубил голову, кого-то посадил в темницы, кого-то отпустил в Новгород.
По договору от 11 августа новгородцы обязывались выплатить гигантскую по тем временам контрибуцию в размере 15,5 тысяч рублей, отдать Москве Волок и Вологду и полностью прекратить сношения с Польско-Литовской державой. Иван заключил мир, объявив свое милосердие: "Отдаю нелюбие свое, унимаю меч и грозу в земле новгородской и отпускаю полон без окупа". Но с этого дня новгородцы присягали на верность Ивану III, признавали его высшей судебной инстанцией, а город свой - вотчиной великого князя Московского.
  В те же дни московское войско овладело Двинской землей, жители ее присягнули Ивану III. Одержанная победа не вскружила великому князю голову. Договор не соответствовал военным успехам Москвы. Иван III не упомянул в нем Марфу Борецкую, как бы простив женщине ее проступок. В Шелонском договоре Пермь была включена в состав Новгородской земли, хотя московские князья давно мечтали о богатых приуральских территориях. Прошло несколько месяцев. Прибывшие в Москву люди доложили о том, что их, бедняг, обидели жители Перми. Иван III тут же отправил на обидчиков войско. Федор Пестрый, возглавивший дружину, разгромил пермскую рать, устроил рейд по окрестностям, пленил много воевод, и Пермь присягнула Ивану III в 1472 г. В том же году в Русскую землю вторгся золотоордынский хан Ахмат. Русские не пустили его дальше Оки. Ахмат отступил, но воевать с Русью не раздумал.
Второй брак
 
22 апреля 1467 года Иван Васильевич овдовел. Жену, Марию Борисовну, дочь великого князя Тверского, видимо, отравили: тело ее после кончины страшно распухло. Великий князь счел виновной в колдовстве жену дьяка Алексея Полуэтовича и отстранил того от должности.
Теперь ему предстояло обзавестись новой супругой. В 1469 году из Рима явилось посольство с брачным предложением к Ивану III: не пожелает ли великий князь взять в жены греческую царевну Софью (Зою) Палеолог? Софья была племянницей последнего византийского императора, убитого турками на стенах Константинополя в 1453 г. Ее отец Фома Палеолог, правитель Мореи, с семьей, свитой, драгоценностями и последними богатствами империи, а также со святынями Православной церкви явился к папе Римскому Сиксту IV, получил ежемесячное жалованье, жил безбедно, умер в Риме, оставив сыновей Андрея и Мануила и дочь Софию на попечении нового папы Римского — Павла II. Сыновья, получая стабильное жалование, жили, как беспечные, богатые наследники.
   
Великая княгиня Софья Палеолог.
   
Горевала в Риме лишь София. Достойного супруга в Европе она найти не могла. Упрямая была невеста. Не пошла она замуж за короля французского, отказала герцогу миланскому, проявив удивительную для ее положения неприязнь к католикам.
Наконец решено было попытать счастья при дворе московского князя. Поручение взялся выполнить некий "грек Юрий", в котором можно узнать Юрия Траханиота, доверенное лицо семьи Палеолог. Явившись в Москву, грек расхвалил Ивану III знатность невесты. ее приверженность православию и нежелание перейти в "латынство".  Переговоры о московском браке длились три года. 
В июне 1472 г. в соборе Святого Петра в Риме Иван Фрязин обручился с Софьей от имени московского государя, после чего невеста в сопровождении пышной свиты отправилась на Русь. В октябре того же года Москва встречала свою будущую государыню. В недостроенном ещё Успенском соборе состоялся обряд венчания. Греческая принцесса стала великой княгиней московской, владимирской и новгородской. Отблеск тысячелетней славы некогда могучей империи озарил молодую Москву.
В Италии надеялись, что брак Софьи Палеолог обеспечит заключение союза с Россией для войны с турками, грозившими Европе новыми завоеваниями, итальянские дипломаты сформулировали идею о том, что Москва должна стать преемницей Константинополя. Этот союз укреплял связи Руси с Западом, но прежде всего демонстрировал всему свету, что царевна Софья переносит наследные державные права Византии в Москву, в новый Царьград. Для русских Византия долгое время была единственным православным царством, оплотом истинной веры и, породнившись с династией её последних "василевсов" — императоров, Русь как бы заявляла о своих правах на наследие Византии, на величественную духовную роль, религиозное и политическое призвание.
На царской печати Ивана III Георгий Победоносец и Двуглавый орел изображаются на равных.
После венчания Иван III повелел московский герб с изображением Георгия Победоносца, поражающего змея, объединить с двуглавым орлом – древним гербом Византии.
Святой Георгий был образцом сословной чести: в Византии – для военной знати, в Западной Европе – для рыцарства, в славянских странах – для князей.
   
   
Святой великомученик Георгий.
В XI веке он и пришел в Киевскую Русь прежде всего как покровитель князей, которые стали считать его своим небесным заступником, особенно в военных делах. Один из первых христианских князей – Ярослав Владимирович Мудрый (в крещении Георгий) особенно много сделал для прославления своего святого патрона: в Киеве построил в его честь придел в церкви Святой Софии, открыл монастырь, в Чуди основал город Юрьев, где также поставил Георгиевскую церковь. Лик святого Георгия украсил и выпущенные в Новгороде серебряные монеты – сребреники («Ярославле сребро»).
Георгий-воин изображался всегда с оружием: со щитом и копьем, иногда – с мечом.
Итак, Москва становится наследницей Византийской империи, а сам Иван III как бы стал наследником византийских василевсов – императоров. Иван III по образцу Византии ввел для себя, как верховного правителя Руси, новый титул: «Иоанн, Божиею милостию государь всея Руси и великий князь владимирский, и московский, и новгородский, и псковский, и тверской, и югорский, и пермский, и болгарский, и иных».
 
 
Шапка Мономаха. Конец 13 - начало14в.
 
 
Атрибутами царской власти при обряде венчания на царство стала шапка Мономаха с бармами (церковное венчание с таинством миропомазания тоже впервые ввел Иван III).
В ходе дипломатических отношений с Ливонией и германскими городами Иван III называл себя «царем всея Руси», а датский король именовал его «императором». Позднее Иван III в одной из грамот назвал сына Василия «самодержцем всея Руси».
Зародившаяся тогда в России идея о всемирной роли «Москвы – третьего Рима» привела к тому, что Иван III многими образованными людьми стал рассматриваться как «царь всего православия», а Русская православная церковь как преемница греческой церкви. Идея эта утвердилась и окрепла при Иване III, хотя впервые высказал ее еще за два десятка лет до его рождения инок Филофей: "Яко два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не бывать". Что означали его слова? Первый Рим, разъедаемый ересью, пал в V-VI вв., уступив место Второму Риму - византийскому городу Царьграду, или Константинополю. Этот город стал хранителем православной веры и пережил множество столкновений с магометанством и язычеством. Но его духовный конец наступил в середине XV в., когда он был покорен турками. И после гибели Византии именно Москва - столица Руси - становится центром православия - Третьим Римом. 
Освобождение Руси от татарского ига, объединение разрозненных мелких уделов в большое Московское государство, женитьба великого князя Ивана III на Софье Палеолог, завоевание царств Казанского и Астраханского – все это оправдывало в глазах современников представление о праве Москвы на такую роль.
 «Великая грекиня» Софья Палеолог,  много приложила сил, чтобы этот династический брак усилил Московию, способствуя ее обращению в Третий Рим,
   
   
Успенский собор Кремля. (1475-1479).
вопреки чаяниям Ватикана обратить московского государя через молодую жену к Флорентийской унии. Она не только принесла с собой византийские регалии и представления о могуществе власти, не только посоветовала пригласить итальянских архитекторов, дабы сделать Москву равной по красоте и величественности европейским столицам, но  настаивала, чтобы Иван III перестал платить дань ордынскому хану и освободился от его власти, воодушевляла великого князя на решительную борьбу с татарами и на свержении ордынского ига.
Она первой изменила на Руси отношение к женщине. Византийская принцесса, воспитанная в Европе, не желала смотреть на мир из окошечка.
Великий князь разрешил ей иметь собственную думу из членов свиты и устраивать дипломатические приемы на своей половине, где она принимала иностранных послов и вела беседу. Для Руси это неслыханное новшество было первое в той длинной череде, которая завершится ассамблеями Петра I, и новым статусом русской императрицы, а потом и серьезными переменами в положении женщины в России.
12 августа 1479 г. в Москве был освящен новый собор во имя Успения Божьей Матери, задуманный и построенный как архитектурный образ единого Русского государства. "Бысть же та церковь чюдна вельми величеством и высотою, светлостью и звонкостью и пространством, такова же прежде того не бывала в Руси, опроче (помимо) Владимерскыя церкви..." — восклицал летописец. Торжества по случаю освящения собора, являющегося творением Аристотеля Фиорованти,  продлились до конца августа. Высокий, чуть сутулившийся Иван III выделялся в нарядной толпе своих родственников и придворных. Не было рядом с ним только его братьев Бориса и Андрея. Однако не прошло и месяца с начала празднеств, как грозное предзнаменование грядущих бед потрясло столицу. 9 сентября Москва неожиданно загорелась. Пожар быстро распространялся, подступая к стенам Кремля. Все, кто мог, вышли на борьбу с огнем. Даже великий князь и его сын Иван Молодой тушили пламя. Многие оробевшие, видя своих великих князей в алых отблесках огня, также занялись тушением пожара. К утру стихию удалось остановить. Думал ли тогда уставший великий князь, что в зареве пожара начинается самый трудный период его княжения, который продлится около года?
Расправа

Именно тогда на кон будет поставлено всё, чего удалось достичь за десятилетия кропотливого государственного труда. До Москвы доходили слухи о назревающем заговоре в Новгороде. Иван III вновь отправился туда "миром" . На берегу Волхова он провёл остаток осени и большую часть зимы.

   
Вывоз вечевого колокола в Москву.
   

Одним из результатов его пребывания в Новгороде был арест архиепископа Новгородского Феофила. В январе 1480 г. опального владыку под конвоем отправили в Москву. Мятежная знать заперлась в Новгороде. Иван III город разрушать не стал, понимая, что дело завершит голод. Он выставил требования: "Мы, великие князи, хотим государства своего, как есмы на Москве, так хотим быти на отчине своей Великом Новгороде". В результате он привел к присяге всех горожан, а также получил половину всех монастырских земель. С тех пор новгородское вече уже больше не собиралось. Иван III вернулся в Москву, везя за собой вечевой новгородский колокол. Этот вековой символ боярской республики был вознесен на Кремлевской площади, в сердце Русской земли, и отныне вместе с другими колоколами отбивал новое историческое время - время Русского государства.

Новгородской оппозиции был нанесён ощутимый удар, однако тучи над великим князем продолжали сгущаться. Впервые за много лет Ливонский орден напал большими силами на земли Пскова. Из Орды доходили смутные известия о подготовке нового нашествия на Русь. В самом начале февраля пришла ещё одна плохая новость — братья Ивана III князья Борис Волоцкий и Андрей Большой решились на открытый мятеж и вышли из повиновения. Нетрудно было догадаться, что союзников они будут искать в лице великого князя литовского и короля польского Казимира и, может быть, даже хана Ахмата — врага, от которого исходила самая страшная опасность для русских земель. В сложившихся условиях московская помощь Пскову сделалась невозможной. Иван III спешно покинул Новгород и выехал в Москву. Государство, раздираемое внутренними смутами, перед лицом внешней агрессии было обречено. Иван III не мог не понимать этого, и потому первым его движением было желание уладить конфликт с братьями. Их недовольство было вызвано планомерным наступлением московского государя на принадлежавшие им удельные права полунезависимых властителей, уходившие своими корнями во времена политической раздробленности. Великий князь был готов идти на большие уступки, однако не мог перейти грань, за которой начиналось возрождение прежней удельной системы, принёсшей на Русь столько бедствий в прошлом. Начавшиеся переговоры с братьями зашли в тупик. Своей ставкой князья Борис и Андрей избрали Великие Луки — город на границе с Литвой — и вели переговоры с Казимиром IV. О совместных действиях против Москвы договорился с Казимиром и Ахмат.
 
 
 
 
 
 
А.Васнецов. Старая Москва. Акварель.
Весной 1480 г. стало ясно, что достичь соглашения с братьями не удастся. К тому же боярская верхушка Московского государства раскололась на две группы: одна  советовала Ивану III спасаться бегством; другая отстаивала необходимость бороться с Ордой. Возможно, на поведение Ивана III повлияла позиция москвичей, которые требовали от великого князя решительных действий. В эти же дни пришло страшное известие — хан Большой Орды во главе огромного войска начал медленное продвижение на Русь. "Того же лета, — повествует летопись, — злоименитый царь Ахмат... поиде на православное христьяньство, на Русь, на святые церкви и на великого князя, похваляся разорити святые церкви и все православие пленити и самого великого князя, яко же при Батый беше (было)" . Летописец не напрасно вспомнил тут Батыя. Опытный воин и честолюбивый политик, Ахмат мечтал о полном восстановлении ордынского господства над Русью. В череде плохих известий отрадным было одно, пришедшее из Крыма. Туда по указанию великого князя отправился Иван Иванович Звенец Звенигородский, который должен был любой ценой заключить с воинственным крымским ханом Менгли-Гиреем договор о союзе. Послу была поставлена задача добиться от хана обещания, что тот в случае вторжения Ахмата в русские пределы ударит ему в тыл или по крайней мере нападёт на земли Литвы, отвлекая силы короля. Цель посольства была достигнута. Заключённый в Крыму договор стал важным достижением московской дипломатии. В кольце внешних врагов Московского государства была пробита брешь. Приближение Ахмата ставило великого князя перед выбором. Можно было запереться в Москве и ждать врага, надеясь на прочность её стен. В этом случае огромная территория оказалась бы во власти Ахмата и ничто уже не смогло бы помешать соединению его сил с литовскими. Был другой вариант — двинуть русские полки навстречу врагу. Именно так поступил в 1380 г. Дмитрий Донской. Последовал примеру своего прадеда и Иван III. Ситуация становилась критической.

Стояние на реке Угре. Конец ордынского ига. 

     
Галерея на Котловке - Переславль. Стояние на Угре.
   
 
  В начале лета на юг были посланы большие силы под командованием Ивана Молодого и верного великому князю брата Андрея Меньшого. Русские полки разворачивались по берегу Оки, тем самым создавая мощный заслон на пути к Москве. 23 июня в поход выступил сам Иван III. В тот же день из Владимира в Москву была привезена чудотворная икона Владимирской Божьей Матери, с заступничеством которой связывали спасение Руси от войск грозного Тамерлана в 1395 г. В течение августа и сентября Ахмат искал слабое место в русской обороне. Когда ему стало ясно, что Ока крепко охраняется, он предпринял обходной маневр и повёл свои войска к литовской границе. Войска Ахмата беспрепятственно двигались по литовской территории и в сопровождении литовских проводников через Мценск, Одоев и Любутск к Воротынску. Здесь хан ожидал помощи от Казимира IV, но так её и не дождался. Крымские татары, союзники Ивана III, отвлекли литовские войска, напав на Подолию. Зная, что на Оке его ожидают русские полки, Ахмат решил, пройдя по литовским землям, вторгнуться на русскую территорию через реку Угру. Иван III, получив сведения о таких намерениях, направил своего сына Ивана и брата Андрея Меньшого к Калуге и к берегу Угры. Иван III срочно выехал в Москву "на совет и думу" с митрополитом и
 
 
 
 
 
 
Икона Владимирской Божьей Матери.
боярами. В Кремле состоялся совет. Митрополит Геронтий, мать великого князя, многие из бояр и высшего духовенства высказались за решительные действия против Ахмата. Было решено готовить город к возможной осаде. Иван III  отослал семью и казну на Белоозеро. Московские посады были сожжены, а их жители переселены внутрь крепостных стен. Как ни тяжела была эта мера, опыт подсказывал, что она необходима: в случае осады расположенные рядом со стенами деревянные постройки могли послужить неприятелю укреплениями или материалом для строительства осадных машин. В те же дни к Ивану III пришли послы от Андрея Большого и Бориса Волоцкого, которые заявили о прекращении мятежа. Великий князь пожаловал братьям прощение и повелел им двигаться со своими полками к Оке. Затем он вновь покинул Москву. Тем временем 8 октября Ахмат попытался форсировать Угру, но его атака была отбита силами Ивана Молодого.  Несколько дней продолжались бои за переправы, которые также не принесли ордынцам успеха. Вскоре противники заняли оборонительные позиции на противоположных берегах реки. То и дело вспыхивали перестрелки, но на серьёзную атаку ни одна из сторон не решалась. В таком положении начались переговоры, в результате которых русский государь выяснил, что хан вовсе не уверен в своих силах. Но и сам он не хотел кровопролития, поскольку, как истинный хозяин Русской земли, был ее строителем, а любая война ведет к разрухе.
Менгли-Гирей, выполняя своё обещание, напал на южные земли Великого княжества Литовского. В эти же дни Ивану III пришло пламенное послание архиепископа Ростовского Вассиана Рыло. Вассиан призывал великого князя не слушать лукавых советников, которые "не перестают шептать в ухо... слова обманные и советуют... не противиться супостатам" , а последовать примеру прежде бывших князей, "которые не только обороняли Русскую землю от поганых (т.е. не христиан) , но и иные страны подчиняли" . "Только мужайся и крепись, духовный сын мой, — писал архиепископ, — как добрый воин Христов по великому слову Господа нашего в Евангелии: „Ты пастырь добрый. Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец..."
... Наступали холода. Угра замерзала и из водной преграды с каждым днём всё более превращалась в крепкий ледяной мост, соединяющий враждующие
   
   
Окрестности реки Угры.
стороны. И русские, и ордынские воеводы начинали заметно нервничать, опасаясь, что противник первым решится на внезапное нападение. Сохранение войска сделалось главной заботой Ивана III. Цена необдуманного риска была слишком велика. В случае гибели русских полков Ахмату открывалась дорога в самое сердце Руси, а король Казимир IV не преминул бы воспользоваться случаем и вступить в войну. Не было уверенности и в том, что сохранят лояльность братья и недавно подчинённый Новгород. Да и крымский хан, видя поражение Москвы, мог быстро позабыть о своих союзнических обещаниях. Взвесив все обстоятельства, Иван III в начале ноября приказал отвести русские силы от Угры к Боровску, который в зимних условиях представлял собой более выгодную оборонительную позицию. И тут случилось неожиданное! Ахмат, решив, что Иван III уступает ему берег для решающей битвы, начал спешное отступление, похожее на бегство. В погоню за отступающими ордынцами были отправлены небольшие русские силы хан Ахмат без видимых причин вдруг повернул назад и ушел в степи, разграбив на обратном пути принадлежавший Литве Козельск. Что его напугало или остановило?Для тех, кто наблюдал со стороны за тем, как обе армии почти одновременно (в течение двух дней) повернули вспять, не доведя дело до сражения, это событие казалось либо странным, мистическим, либо получало упрощённое объяснение: противники испугались друг друга, струсили принять сражение. Современники приписывали это чудесному заступничеству Богородицы, которая спасла русскую землю от разорения.
Русские назвали потом реку Угру "поясом Богородицы", веруя, что по ее молитвам Господь избавил Россию от татар. И есть сказания о том, что Ахмат однажды увидел на другом берегу в небе огромную ангельскую рать во главе с Девой Марией - именно это так потрясло его, что заставило повернуть коней вспять. Иван III с сыном и всем воинством вернулся в Москву, "и возрадовашася, и возвеселишася все людие радостию велиею зело".
 6 января 1481 года Ахмат был убит в результате внезапного нападения тюменского хана Ибака на степную ставку, в которую Ахмат удалился из Сарая, вероятно, опасаясь покушений, разделив судьбу другого неудачливого завоевателя Руси — Мамая. В Большой Орде началась междоусобица.
Она фактически распалась на части уже в конце XV века на несколько вполне самостоятельных ханств - Казанское, Крымское, Астраханское, Сибирское, Ногайскую Орду.
   
Памятник Великому стоянию на Угре.
   
Это был конец ордынского ига. Москва приветствовала возвратившегося государя как своего спасителя: "...Прииде князь великий Иван Васильевич на Москву... и возрадовавшеся все людие радостию велию зело". Но здесь надо учесть не только военный успех Ивана III, но и его дипломатическую стратегию, которая была частью общего замысла оборонительной кампании. Стояние на Угре можно признать образцовым планом победы, которым может гордиться как военная, так и дипломатическая история нашей страны. . Стратегический план обороны русских земель в 1480 г. был хорошо продуман и четко осуществлен. Дипломатические усилия великого князя предотвратили вступление в войну Польши и Литвы. Свою лепту в спасение Руси внесли и псковичи, к осени остановившие немецкое наступление. Да и сама Русь была уже не той, что в XIII в., во времена нашествия Батыя, и даже в XIV в. — перед лицом орд Мамая. На место полунезависимых, враждующих друг с другом княжеств пришло сильное, хотя ещё и не совсем окрепшее внутренне Московское государство. Тогда, в 1480 г., трудно было оценить значение случившегося. Многие вспоминали рассказы дедов о том, как всего через два года после славной победы Дмитрия Донского на Куликовом поле Москва была сожжена войсками Тохтамыша. Однако история, любящая повторы, на этот раз пошла по другому пути. Иго, тяготевшее над Русью два с половиной столетия, окончилось."Отселе История наша приемлет достоинство истинно государственной, описывая уже не бессмысленные драки княжеские, но деяния Царства, приобретающего независимость и величие. Разногласие исчезает вместе с нашим подданством татарам; образуется держава сильная, как бы новая для Европы и Азии, которыя, видя оную с удивлением, предлагают ей знаменитое место в их системе политической", - писал Н. М. Карамзин.
Во время празднования 500-летия стояния на реке Угре в 1980 году на берегу легендарной реки был открыт памятник в честь знаменательного события российской истории, произошедшего в 1480 году в пределах Калужского края.
 
Завоеватель
 
В начале февраля 1481 года Иван Васильевич отправил 20-тысячную рать на помощь псковичам, долгое время своими силами воевавшими с
   
   
Крепость Ивангород на реке Нарове.
Ливонией. В жестокий мороз русские "плениша и пожгоша всю землю Немецкую от Юрьева до Риги" и, по словам псковского летописца, "отмстиша немцом за свое в двадесятеро али более". 1 сентября того же года Иван III от имени новгородцев и псковичей заключил 10-летний мир с Ливонией, добивший на некоторое время спокойствия в Прибалтике.
Позже, летом 1492 года на правом берегу Нарвы Иван III начал строительство Ивангородской крепости напротив немецкого города Ругодива (Нарвы).  Целью возведения крепости была защита Новгородской земли со стороны ее западных соседей.
Весной 1483 года русское войско во главе с Иваном Салтыком Травиным отправилось в большой поход на восток - против вогуличей (манси). Дойдя с боями сначала до Иртыша, русские погрузились в суда и перебрались к Оби, а затем по этой могучей реке - вплоть до ее низовий. Подчинив местных хантов (югру), они к наступлению зимы успели благополучно вернуться на родину.
 
Покорение Твери и Вятки
 
Спустя пять лет после "стояния на Угре" Иваном III был сделан ещё один шаг к окончательному объединению русских земель: в состав Русского государства было включено Тверское княжество. Давно прошли те времена, когда гордые и отважные тверские князья спорили с московскими о том, кому из них собирать Русь. История разрешила их спор в пользу Москвы. Однако Тверь ещё долго оставалась одним из крупнейших русских городов, а её князья были в числе самых могущественных.
       
     
С.Иванов. Приезд иностранцев в Москву. 1901г.
     
  Последней надеждой МихаилаТверского сделалась Литва. В 1484 г. он заключил с Казимиром договор, нарушивший пункты достигнутого ранее соглашения с Москвой. Остриё нового литовско-тверского союза было недвусмысленно направлено в сторону Москвы. В ответ на это в 1485 г. Иван III объявил Твери войну. Московские войска вторглись в тверские земли. Казимир не спешил помочь своему новому союзнику. Не имея сил сопротивляться в одиночку, Михаил поклялся, что больше не будет иметь никаких отношений с врагом Москвы. Однако вскоре после заключения мира свою клятву он нарушил. Узнав об этом, великий князь в том же году собрал новую рать. Московские полки подступили к стенам Твери. Михаил тайно бежал из города. Тверичи во главе со своими боярами открыли великому князю ворота и присягнули ему на верность. Независимое великое княжество Тверское прекратило своё существование. В 1489 г. к Русскому государству была присоединена Вятка — отдалённая и во многом загадочная для современных историков земля за Волгой. С присоединением Вятки дело собирания русских земель, не входивших в Великое княжество Литовское, было закончено. Формально самостоятельными оставались только Псков и великое княжество Рязанское. Однако они находились в зависимости от Москвы. Расположенные на опасных рубежах Руси, эти земли часто нуждались в военной помощи великого князя московского. Власти Пскова уже давно не решались ни в чём перечить Ивану III. В Рязани правил юный князь Иван, который приходился великому князю внучатым племянником и был ему во всём послушен.
Успехи внешней политики Ивана III
 
Великий князь вел активную внешнюю политику. Важным его достижением явилось установление союзных отношений с германскими императорами - сначала с Фридрихом II, а затем с его сыном Максимилианом. Широкие связи с европейскими странами помогли Ивану III выработать действовавшие не одно столетие придворный церемониал и государственный герб России.
К концу 80-х гг. Иван окончательно принял титул "великого князя всея Руси" . Названный титул был известен в Москве ещё с XIV в., но именно в эти годы он сделался официальным и из политической мечты превратился в реальность. Два страшных бедствия — политическая раздробленность и монголо-татарское иго — ушли в прошлое. Достижение территориального единства русских земель было важнейшим итогом деятельности Ивана III. Однако он понимал, что останавливаться на этом нельзя. Молодое государство нуждалось в укреплении изнутри. Надлежало обеспечить безопасность его границ.
     
В 1487 г. великокняжеские рати совершили поход на Казанское ханство — один из осколков распавшейся Золотой Орды. Казанский хан признал себя вассалом Московского государства. Тем самым почти на двадцать лет было обеспечено спокойствие на восточных рубежах русских земель.
Дети Ахмата, владевшие Большой Ордой, уже не могли собрать под свои знамена войско, сравнимое по численности с войском их отца. Крымский хан Менгли-Гирей оставался союзником Москвы, он сковывал силы как Большой Орды, так и Польско-Литовской державы, и дружественные отношения с ним ещё более укрепились после того, как в 1491 г. во время похода детей Ахмата на Крым Иван III послал на помощь Менгли русские полки. Относительное спокойствие на востоке и юге позволило великому князю обратиться к решению внешнеполитических задач на западе и северо-западе.
Центральной проблемой тут оставались взаимоотношения с католической Литвой, которая время от времени усиливала нажим на своих православных подданных, ущемляла права православных и насаждала католическую веру. В результате двух русско-литовских войн (1492—1494 гг. и 1500— 1503 гг.) в состав Московского государства удалось включить десятки древних русских городов, среди которых были такие крупные, как Вязьма, Чернигов, Стародуб, Путивль, Рыльск, Новгород-Северский, Гомель, Брянск, Дорогобуж и др. Титул "великого князя всея Руси" наполнился в эти годы новым содержанием. Иван III провозгласил себя государем не только подвластных ему земель, но и всего русского православного населения, которое проживало на землях, входивших некогда в состав Киевской Руси. Не случайно Литва долгие десятилетия отказывались признать законность этого нового титула.
К началу 90-х гг. XV в. Россия установила дипломатические отношения со многими государствами Европы и Азии. И с императором Священной Римской империи и с султаном Турции великий князь московский соглашался разговаривать только как равный. Московское государство, о существовании которого ещё несколько десятилетий назад мало кто знал в Европе, быстро получало международное признание. Заметим, что в царствование Ивана III купец из Твери Афанасий Никитин совершил и описал свое Хождение за три моря.                        
 
Внутренние преобразования
 
     
А.Васнецов. "Московский Кремль при Иване III. 1921г.
     
Внутри государства постепенно отмирали пережитки политической раздробленности. Князья и бояре, ещё недавно обладавшие огромной властью, теряли её. Множество семей старого новгородского и вятского боярства насильно были переселены на новые земли. В последние десятилетия великого княжения Ивана III, наконец, исчезли удельные княжества. После смерти Андрея Меньшого (1481 г.) и двоюродного дяди великого князя Михаила Андреевича (1486 г.) прекратили своё существование Вологодский и Верейско-Белозерский уделы. Печальна была судьба Андрея Большого, удельного князя углицкого. В 1491 г. он был арестован и обвинён в измене. Старший брат припомнил ему и мятеж в тяжёлом для страны 1480 году, и другие его "неисправления" . Сохранилось свидетельство, что впоследствии Иван III раскаивался в том, сколь жестоко он обошёлся с братом. Но что-либо изменить было уже поздно — после двух лет заключения Андрей умер. В 1494 г. скончался последний брат Ивана III — Борис. Свой Волоцкий удел он оставил сыновьям Федору и Ивану. По завещанию, составленному последним, большая часть причитавшегося ему отцовского наследства в 1503 г. перешла к великому князю. После смерти Ивана III удельная система в прежнем своём значении никогда уже не возрождалась. И хотя он наделил своих младших сыновей Юрия, Дмитрия, Семена и Андрея землями, они уже не имели в них реальной власти. Уничтожение старой удельно-княжеской системы потребовало создания нового порядка управления страной. В конце XV в. в Москве начали формироваться органы центрального управления — "приказы" , которые были прямыми предшественниками петровских "коллегий" и министерств XIX в.
В провинции главную роль стали играть наместники, назначавшиеся самим великим князем. Претерпевало изменение и войско. На место княжеских дружин приходили полки, состоящие из помещиков. Помещики получали от государства на время своей службы населённые земли, которые и приносили им доход. Земли эти назывались "поместьями" . Провинность или раннее прекращение службы означали потерю поместья. Благодаря этому помещики были заинтересованы в честной и долгой службе московскому государю. В 1497 г. был издан Судебник — первый общегосударственный свод законов со времён Киевской Руси. Судебник вводил единые правовые нормы для всей страны, что явилось важным шагом к упрочению единства русских земель.
В 1490 г. в возрасте 32 лет скончался сын и соправитель великого князя, талантливый полководец Иван Иванович Молодой. Его смерть привела к долгому династическому кризису, который омрачил последние годы жизни Ивана III. После Ивана Ивановича остался малолетний сын Дмитрий, представлявший старшую линию потомков великого князя. Другим претендентом на престол был сын Ивана III от второго брака, будущий государь всея Руси Василий III (1505—1533 гг.) . За обоими претендентами стояли ловкие и влиятельные женщины — вдова Ивана Молодого валашская принцесса Елена Стефановна и вторая жена Ивана III, византийская принцесса Софья Палеолог. Выбор между сыном и внуком оказался для Ивана III делом крайне непростым, и он несколько раз менял своё решение, стремясь отыскать такой вариант, который бы не привёл к новой череде междоусобий после его смерти. Поначалу верх взяла "партия" сторонников Дмитрия-внука, и он в 1498 г. был коронован по неизвестному до того чину великокняжеского венчания, несколько напоминавшему обряд венчания на царство византийских императоров. Юный Дмитрий был провозглашен соправителем деда. На плечи ему были возложены царственные "бармы" (широкие оплечья с драгоценными камнями) , а на голову — золотая "шапка"  Однако торжество "великого князя всея Руси Дмитрия Ивановича" продолжалось недолго. Уже в следующем году он и его мать Елена попали в опалу. А ещё через три года за ними сомкнулись тяжёлые двери темницы.
Новым наследником престола стал княжич Василий. Ивану III, как и многим другим великим политикам эпохи средневековья, пришлось в очередной раз принести в жертву государственной надобности и свои родственные чувства, и судьбы своих близких. Между тем к великому князю незаметно подкрадывалась старость. Ему удалось завершить дело, завещанное отцом, дедом, прадедом и их предшественниками, дело, в святость которого уверовал ещё Иван Калита, — "собирание" Руси.
Его государство
 
     
К.Юон. Зима в Ростове. 1906г.
     
Летом 1503 г. у великого князя случился удар. Настало время задуматься о душе. Иван III, нередко круто обходившийся с духовенством, был тем не менее глубоко набожен. Больной государь отправился на богомолье по монастырям. Посетив Троицу, Ростов, Ярославль, великий князь вернулся в Москву.
В нём уже не было пылкости и удали первых московских князей, но за его расчётливым прагматизмом ясно угадывалась высокая цель жизни. Он бывал грозен и часто внушал ужас окружающим, но никогда не проявлял бездумной жестокости и, как свидетельствовал один его современник, был "до людей ласков" , не гневался на мудрое слово, сказанное ему в упрёк.
27 октября 1505 г. Иван III, "божиею милостию государь всея Руси и великий князь Володимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Югорский, и Вятский, и Пермский, и Болгарский, и иных" скончался в Москве 65 лет от роду и был похоронен в  усыпальнице великих московских князей и царей  Архангельском соборе Московского Кремля.
Правление Ивана III продолжалось 47 лет. Софья Палеолог прожила в браке с ним 30 лет. Она родила ему пять сыновей, старший из которых в скором времени стал великим московским князем Василием IV, а также четырех дочерей. 
К концу жизни великий князь Иван Васильевич имел возможность наглядно увидеть плоды своих трудов. За четыре десятилетия его правления полураздробленная Русь превратилась в мощное государство, наводившее страх на соседей.
 
     
Архангельский собор Московского кремля. 1505-1509.
     
Быстро расширялась территория государства, одна за другой следовали военные победы, завязывались отношения с далёкими странами. Старый обветшавший Кремль с небольшими соборами уже казался тесным, и на месте разобранных древних укреплений выросли мощные стены и башни, сложенные из красного кирпича. Внутри стен поднялись просторные соборы. Засияли белизной камня новые княжеские терема. Сам великий князь, принявший гордый титул "государя всея Руси" , облачился в златотканые одеяния, а на своего наследника торжественно возложил богато расшитые оплечья — "бармы" — и драгоценную "шапку" , похожую на корону. Но, для того чтобы каждый — будь он русский или иноземец, крестьянин или государь соседней страны — осознал возросшее значение Московского государства, одного внешнего великолепия было недостаточно. Необходимо было найти и новые понятия — идеи, в которых отразились бы и древность русской земли, и её независимость, и сила её государей, и истинность её веры. Этим поиском занялись русские дипломаты и летописцы, князья и монахи. Собранные воедино, их идеи составили то, что на языке науки называется идеологией. Начало формирования идеологии единого Московского государства относится к периоду княжения великого князя Ивана III и его сына Василия (1505—1533 гг.) . Именно в это время были сформулированы две основные идеи, остававшиеся неизменными на протяжении нескольких столетий, — идеи богоизбранности и независимости Московского государства. Теперь всем предстояло узнать, что на востоке Европы появилось новое и сильное государство — Россия. Иван III и его окружение выдвинули новую внешнеполитическую задачу — присоединить западные и юго-западные русские земли, находившиеся под властью Великого княжества Литовского. В политике далеко не всё решается одной военной силой. Стремительное возвышение власти великого князя московского привело его к мысли о необходимости искать достойные обоснования своим действиям.
Следовало объяснить вольнолюбивым новгородцам и гордым тверичам, почему именно московский князь, а не тверской или рязанский великий князь,
   
   
На иконе XVIII века колокольня Ивана III покрашена в красный цвет.
является законным "государем всея Руси" — единственным владыкой всех русских земель.
Нужно было доказать чужеземным монархам, что их русский собрат ни в чём не уступает им — ни в знатности, ни в могуществе.
Надо было, наконец, заставить Литву признать, что она владеет древними русскими землями "не по правде" , незаконно.
Тем золотым ключом, который подобрали создатели идеологии единого Русского государства сразу к нескольким политическим "замкам",  стало учение о древнем происхождении власти великого князя. Об этом думали и раньше, но именно при Иване III Москва со страниц летописей и устами послов громко заявила, что власть свою великий князь получил от самого Бога и от своих киевских прародителей, владевших в Х—XI вв. всей русской землёй. Подобно тому, как возглавлявшие русскую церковь митрополиты жили сначала в Киеве, затем во Владимире, а позднее в Москве, так и киевские, владимирские и, наконец, московские великие князья самим Богом были поставлены во главе всех русских земель в качестве наследных и полновластных христианских государей. Именно на это ссылался Иван III, обращаясь в 1472 г. к непокорным новгородцам: "Вотчина моя это, люди новгородские, изначала: от дедов, от прадедов наших, от великого князя Владимира, крестившего землю Русскую, от правнука Рюрика, первого великого князя в вашей земле. И от того Рюрика и до сегодняшнего дня знали вы единственный род тех великих князей, сначала киевских, и до самого великого князя Дмитрия-Всеволода Юрьевича Владимирского (Всеволод Большое Гнездо, владимирский князь в 1176— 1212 гг.) , а от того великого князя и до меня... владеем мы вами...Тридцать лет спустя, во время мирных переговоров с литовцами после удачной для России войны 1500—1503 гг., посольские дьяки Ивана III подчёркивали: "Русская земля от наших предков, из старины, наша отчина... хотим за свою отчину стояти, как нам Бог поможет: у нас Бог помочник и наша правда!" "Старину" дьяки вспомнили не случайно. В те времена это понятие было очень важным.
     
Памятник "1000-летие России". Великий Новгород.
     
Именно поэтому великому князю было очень важно заявить о древности своего рода, показать, что он — не выскочка, а правитель русской земли по "старине" и "правде" . Не менее важна была и мысль о том, что источником великокняжеской власти является воля самого Господа. Это ещё больше возвышало великого князя над его подданными, которые, как писал один иностранный дипломат, побывавший в начале XVI в. в Москве, постепенно начинали верить, что "воля государя есть воля Божья" .
Провозглашаемая "близость" к Богу накладывала на монарха ряд обязанностей. Ему надлежало быть благочестивым, милостивым, заботиться о сохранении его народом истинной православной веры, творить справедливый суд и, наконец, "боронить" (защищать) свою землю от врагов.
Новые идеи происхождения власти великого князя московского, древности его династии позволили ему уверенно заявить о себе среди европейских и азиатских правителей. Русские послы давали понять иностранным владыкам, что "государь всея Руси" — независимый и великий правитель. Даже в отношениях с императором Священной Римской империи, который в Европе признавался первым монархом, Иван III не желал поступаться своими правами, считая себя равным ему по положению.
Так во второй половине XV в. в Москве создавался новый образ великого князя — сильного и
     
     
Иван III на памятнике "1000-летие России".
полновластного "государя всея Руси" , равного по своему достоинству императорам. Вероятно, в последние годы жизни Ивана III или вскоре после его смерти в придворных кругах было написано сочинение, призванное ещё больше прославить род московских князей, наложить на него отблеск величия древних римских и византийских императоров. Это сочинение получило название "Сказание о князьях владимирских".  Связать свою родословную с древними римскими императорами стремились почти все европейские монархи того времени. Великий князь, как мы видим, не стал исключением. Однако на этом "Сказание" повествует о том, как в XII в. древние царские права русских
   
Фрески с изображением московских князей над их гробами в Архангельском соборе (по византийской традиции все князья изображены с нимбами)
   
князей были особо подтверждены византийским императором Константином Мономахом, приславшим великому князю киевскому Владимиру (1113—1125 гг.) знаки императорской власти — крест, драгоценный "венец" (корону) , сердоликовую чашу императора Августа и другие предметы. "И с тех пор, — гласит "Сказание" , — великий князь Владимир Всеволодыч стал именоваться Мономахом, царем великой Руси... С тех пор и доныне тем венцом царским, который прислал греческий царь Константин Мономах, венчаются великие князья владимирские, когда ставятся на великое княжение русское" . У историков достоверность этого предания вызывает большие сомнения. Но современники отнеслись к "Сказанию" иначе. Его идеи проникли в московское летописание XVI столетия и сделались важным звеном официальной идеологии.
Именно на "Сказание" ссылался Иван IV (1533— 1584 гг.) , добиваясь признания за собой царского титула. Центром, где создавалась новая идеология, была Москва.  Идеология единого Московского государства, основа которой была заложена во второй половине XV-начале XVI вв., продолжала развиваться в XVI—XVII столетиях, приобретая более законченные и вместе с тем неподвижные, окостеневшие формы. О первых же десятилетиях её создания напоминают величественные соборы Московского Кремля и гордый двуглавый орёл, в начале 90-х гг. XX столетия вновь ставший государственным гербом России.

Он был великим стратегом, дипломатом, законодателем, но прежде всего - строителем нового Русского государства. Опорой ему служила вся Русская земля, и он первым осознал ее не собранием княжеских уделов, а единым государством, связанным исконной исторической традицией.  Обновленная, возрожденная великая Россия, держава, - главный итог многолетнего правления первого государя всея Руси.

 

"Новое поколение русского народа не будет гордиться своими разрушителями..., но сильное духом поколение снова зазвучит на Заветы великих Строителей и истинных Воспитателей Духа народного, как преподобный Сергий Радонежский, Ярослав Мудрый, Александр Невский, Иоанн Третий, Петр Великий и т.д. и т.д. Закон чередования, закон смен и ритма непреложен, и волна разрушения и падения сменится волной созидания и восхождения. Радостно оказаться у начала волны созидания".
Е.И.Рерих. Письма. Т.VII. Стр.172.
 
 
Список литературы.
 
1. А. Н. Сахаров., В. И. Буганов "История России с древнейших времен до конца 17 века" . - Москва: Просвещение, 1995
2. Н. И. Костомаров "Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей" . - Москва: Мысль, 1993
3. Журнал "Наша история. 100 великих имен." N 53.


 

 

< вернуться к списку