Прометей

Н.К.Рерих-Творец новых путей к прекрасному

    
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Поверх всяких Россий   есть одна незабываемая Россия.   Поверх всякой любви   есть одна общечеловеческая любовь.   Поверх всяких красот   есть одна красота,     ведущая к познанию Космоса.

                                       Н.К. Рерих

 
 
 
 
 
"Профессор Николай Рерих". 1944.  С.Н. Рерих.
     
 
«Миссия его переросла планетные размеры, и устремления его уже направлялись в надземные пространства. При современном одичании и уничтожении последних остатков культурных достижений великого прошлого, при общей нивелировке всего самобытного, всего прекрасного его фигура высилась как наряженный укор, как последний символ Творца и Певца, зовущего к Красоте Беспредельной, Красоте Вечной».                                                                                                                                                                            Из письма Е.И.Рерих от 16.09.48.

"Великая Родина, все духовные сокровища твои, все неизреченные красоты твои, всю твою неисчерпаемость во всех просторах и вершинах - мы будем оборонять... И не только в праздничный день, но в каждодневных трудах мы приложим мысль ко всему, что творим о Родине, о ее счастье, о ее преуспеянии всенародном."                                                                                                                                                    Н.К.Рерих 

     «Жизнь его есть жизнь полного самоотречения, он живет для великого служения человечеству. Ничто не принадлежит ему, и он сам не принадлежит себе. Терпимость великая – природа его, и, как магнит, притягивает она самых различных людей и группирует их вокруг имени его. Мудрость Учителя есть мудрость его».                                                                                                                                                                                     Е.И.Рерих 

 «Будем помнить, что прежде всего самое важное для нас будет дух и творчество, затем здоровье и лишь на третьем месте богатство»                                                                                                                                                                                                                                                 Н.К.Рерих 

«Картины Рериха напоминают нам многое из нашей истории, нашего мышления, нашего культурного и духовного наследства, многое не только о прошлом Индии, но и о чем-то постоянном и вечном. И мы чувствуем, что мы в долгу у Николая Рериха, выявшего этот дух в своих великолепных полотнах».                                                                                                                                                                                             Джавахарлал Неру 
 
Путь прославленных мудрецов, таких как великий Учитель Рерих, подобен пути Бодхисаттвы, он освещает мир подобно лампаде. В наше время бедствий их дела творят безмерное счастье».                                                                                                                                            Монгольский ученый Жамцарано.   

    Тому, кто шел на безымянный берег,
В могилу клали меч, копье и лук.
         Кто ж на щиты тебя поднимет, Рерих, 
          Последний, может, рюриковский внук? 
       Вели коня в седле за павшим князем,  
    И посреди вонзенных в землю стрел
    Гроб на костер слагали, а не наземь, 
       Чтоб он при всех в живом огне сгорел.
                                                                                                                       Николай Асеев.
 
"Таких личностей, как Н.К., я лично в жизни не встречал. Редко, очень редко они посещают нашу землю. Неописуемый размах мысли, прекраснейшие идеалы и нормы жизни. Бесстрашие, желание всем помочь, вера в прекрасное, красоту жизни, и пламенное предстояние перед Бесконечностью, великим Единством Жизни. Много препятствий он должен был превозмочь, многие зажженные светильники не оправдали себя, но это все тонет и исчезает в ярком свете тех культурных богатств, которые нам так щедро завещал Николай Константинович."  С.Н.Рерих

 

Слово об отце

Cвятослав Рерих

    Как описать жизнь моего отца, как охарактеризовать ее и как воздать ей должное? Когда я думаю о своем отце, я вспоминаю свое длительное близкое общение с ним, я вижу, как над всеми его замечательными достижениями, его вкладом в нашу культуру возвышается личность художника, его неповторимая индивидуальность.
Добрый и терпеливый, никогда не терявший попусту ни секунды времени, гармонично сочетавший ощущения напряженности и благожелательства, всегда думавший о благополучии окружающих его людей, он как личность являет собой совершенный образец человека, для которого жизнь стала великим подвигом, высоким служением. Всю свою жизнь он щедро дарил свой талант, и лишь в будущем можно будет понять все сделанное им.
Когда я думаю о своем отце, меня переполняет невыразимое чувство любви и уважения к нему за то, что он дал и продолжает давать нам. Он был истинным патриотом и горячо любил свою Родину, но он принадлежал и всему миру.
Весь мир был полем его деятельности. Каждая страна представляла для него особый интерес и особое значение. Каждая философия, каждое учение жизни были для него путем к совершенствованию, и жизнь для него была великими вратами будущего. Его прекрасная картина
 
 
"Приказ учителя" 1947 г.
 
"Приказ учителя" - это глубокий символ его огромных достижении и необыкновенной жизни. Он во всем стремился к прекрасному: и в живописи, и в литературе, и в общественной жизни - это великолепное воплощение необыкновенной, возвышенной мысли.(1.)
Вторая половина его жизни была тесно связана с Индией, и его заслуженно называли мастером гор.
Мой отец и моя мать были людьми, которые понимали высокие идеалы жизни и прошли свой путь как образец взаимопреданности и совершенствования.
Мы знаем много примеров, когда художники достигали величия, но очень мало можно найти примеров, когда великий художник оказывался еще более великим как человек.
Мне выпало счастье видеть этот живой пример в лице моих отца и матери. Их светлые образы навсегда останутся для меня источником величайшего вдохновения, великим источником счастья.
Хотя сейчас мы празднуем первое столетие со дня рождения моею отца, я чувствую, что с истечением времени каждые сто лет народы будут отмечать этот юбилей еще более тонко, с пониманием и глубочайшей признательностью. Сейчас мы возжигаем лишь первый огонек той дани, которую отдаем великой жизни. Но за ним в отдаленном будущем разгорится яркое пламя благодарности и признания.
 
 
Е.И.и.Н.К.Рерихи
Платон говорил, что от красивых образов мы перейдем к красивым мыслям, от красивых мыслей мы перейдем к красивой жизни, от красивой жизни - к абсолютной красоте. Это то, к чему стремился Николай Константинович. Его знания были настолько широкими, что трудно найти те уголки, куда не проникал его пытливый ум. Он был тем возвышенным человеком, которого описывал Конфуций, говоря о более совершенном человеке...
Я хотел бы осветить некоторые интересные и знаменательные периоды жизни Николая Константиновича, сравнительно мало известные.
Это прежде всего период с 1916 по 1923 год, то есть период, когда Николай Константинович оказался за границей и так или иначе оторвался от России.
В 1916 году Николай Константинович заболел воспалением легких. Болезнь затянулась, и доктора, которые его лечили, после долгих консультаций решили, что Николаю Константиновичу нужно уехать из Петербурга и поехать туда, где более сухой, более здоровый климат. После совещания было решено, что подходящим будет климат Сердоболя (Сортовалы) на севере Ладожского озера.
Мы вошли в контакт с ректором университета Сердоболя профессором Реландером, который очень любезно предоставил Николаю Константиновичу свое имение "Юхенлахти" около Сердоболя. Мы приехали туда только на время, чтобы переменить климат и дать возможность Николаю Константиновичу поправить свое здоровье. Климат там действительно был очень здоровый, сухой, и на чистом воздухе здоровье Николая Константиновича стало быстро поправляться. Ладога дала ему много новых устремлений, идей. Там он начал писать этюды ладожских шхер, Валаам.
 
"Карельский пейзаж. Озеро Хюмпола". 1917  
... В Карелии Николай Константинович написал много замечательных картин, которые не только отражают его мысли о Карелии, но явились как бы прогнозом будущей творческой работы...
В это время события первой мировой войны отрезали нашу семью от Петербурга, от России. Германский фронт проходил через Выборг, и германское командование хотело захватить всю эту территорию для десантов и операций против Петербурга. Мы оказались отрезаны от России.
Жизнь в Сердоболе значительно осложнилась. Стало трудно получать припасы. Николай Константинович должен был принять какое-то решение, чтобы выйти из создавшегося положения. Всегда полный энергии, он немедленно решил, что лучше всего будет поехать в скандинавские страны.
В 1914 году в Мальме состоялась большая выставка русского искусства, и там осталось много картин Николая Константиновича. На этой основе организовали выставку в Швеции, в Дании и попутно в Гельсин-форсе. Так из Финляндии мы переехали в Швецию и затем дальше - в Норвегию, где прожили в общем недолго. Выставки картин Николая Константиновича прошли с большим успехом, многие картины были приобретены музеями и частными коллекционерами, и наиболее насущные вопросы разрешились.
Следующий этап - Англия. Дягилев очень хотел, чтобы Николай Константинович приехал в Лондон; в театре Ковент-Гарден Дягилев как бы начал новый русский сезон. Мы поехали в Англию. Николай Константинович организовал там свою выставку, которая прошла с очень большим успехом, и ему заказали целую серию декораций и костюмов к постановке русской оперы. Так начался новый период деятельности Николая Константиновича. Он всегда и во всем работал "на русской ниве". В данном случае это были русские онеры "Снегурочка", "Князь Игорь", "Царь Салтан" и другие постановки. Они шли с большим успехом.
           
"Снегурочка и Лель" 1921                 "Берег" (Леденец)  1919                 "Путивль".1914     "Половецкий стан". 1919
 
Жизнь Николая Константиновича как художника, как общественного деятеля, как большого деятеля культуры, конечно, нашла в Лондоне новое претворение. К нему тянулись очень многие люди разных течений, и опять била вокруг него обильная художественная жизнь.
Пробыли мы в Лондоне приблизительно год, не больше. Одним из главных устремлений в мыслях, в творчестве Николая Константиновича была Индия. Он мечтал о том, что когда-нибудь сможет осуществить свою мечту - посетить Индию, познакомиться с ее культурой и искусством.
В Лондоне произошла встреча Николая Константиновича с Рабиндранатом Тагором, который получил международную премию и путешествовал по Европе и Америке. Именно Тагор дал первую оценку произведений Николая Константиновича для Индии. Тагор был великим поэтом, и не только великим поэтом: он был замечательно богатой личностью, человеком большой культуры, и, конечно, его внутренняя духовная жизнь наша самый живой отклик у Николая Константиновича. Тагор горячо убеждал Николая Константиновича посетить
Индию, и хотя Николай Константинович тоже об этом мечтал, в то время это было трудно осуществить. Поэтому Николай Константинович принял приглашение доктора Харше, директора Чикагского университета, приехать в Америку для показа своих произведений. И вот в 1920 году мы добрались до Америки. Там у Николая Константиновича началась очень кипучая и плодотворная творческая деятельность.
Одной из первых сотрудниц Николая Константиновича в Америке стала Зинаида Григорьевна Фосдик, теперь заместитель директора Музея имени Н. К. Рериха в Нью-Йорке. Всю свою жизнь она была верным стражем его начинаний, внимательно следила за их продвижением, за его творчеством и действенно во многом помогала Николаю Константиновичу.
Николай Константинович создал в Америке целый ряд учреждений ультуры. Зинаида Григорьевна занимала видное место во всей этой работе. Она заведовала Институтом объединенных искусств, который основал Николай Константинович в Нью-Йорке. Она была вице-президентом других учреждений. В итоге она сотрудничает с нами с 1920 года по сей день. Это доказывает ее преданность идеалам Николая Константиновича Рериха. И за это я ей очень и очень благодарен.
 
С.Н.Рерих. Портрет Н.К.Рериха со священным ларцем. 1928
 
Николай Константинович основал эти учреждения культуры на новых началах. Он хотел воплотить свои идеалы, чтобы искусство вошло в жизнь, вошло широко, было доступно народу. Он хотел, чтобы осознанная красота стала бы ведущим началом в жизни. Он верил, что мы должны всячески украшать нашу жизнь, стремился вводить искусство в повседневный быт, чтобы все питалось им и отражало бы красоту и гармонию.
Он говорил и писал, что если мы украсим, обогатим нашу жизнь, введем искусство в больницы, тюрьмы, то у нас не будет тюрем, а больницы станут прекрасными домами исцеления. Он хотел, чтобы именно искусство было ведущим началом в жизни.
Поэтому наши учреждения организовывали в США выставки - в школах, госпиталях, всюду, где только можно было продвинуть идею искусства и красоты. Впоследствии из культурных учреждений, возникших по идее Николая Константиновича, был основан музей его имени.
Жизнь Николая Константиновича была очень богата контактами. Я знаю, например, что он чтил художника Рокуэлла Кента, но также почитал и Сарджента из-за его замечательной техники. Сарджент часто бывал на выставках Николая Константиновича. У нас бывали многие молодые художники, которых Николай Константинович так любил.
В Лондоне главным для него был контакт с Рабиндранатом Тагором с семьей Тагора. С Тагором мы также встречались и в Америке.
Частым гостем в наших учреждениях был Альберт Эйнштейн. Он был членом комитета "Пакта Рериха", почетным советником по науке. Николай Константинович с большим уважением относился к Эйнштейну, потому что Эйнштейн был не только большим математиком, но и очень большим человеком.
Кроме того, в Америке мы поддерживали контакты с Сергеем Сергеевичем Прокофьевым. Он тогда писал оперу "Любовь к трем апельсинам". Я очень живо помню встречи с Прокофьевым, он к нам приходил довольно часто, играл на рояле, показывал свои последние этюды. Моя матушка очень любила его "Бабушкины сказки" и другие произведения. Поддерживали мы контакты с Рахманиновым, который был прекрасным человеком. Он был не только замечательным пианистом, может быть одним из наиболее блестящих пианистов мира. Он был разносторонним музыкантом, обладал огромной внутренней музыкальностью.
В 1920-е годы культурная жизнь Америки широко развивалась, после войны возникало много интересных начинаний, и, конечно зов Николая Константиновича к более прекрасной жизни находил большой отклик.
Замечательный период деятельности Николая Константиновича начался с 1923 года, когда он осуществил свою мечту поехать в Индию. На этот период приходятся путешествия не только по Индии, но и в Центральную Азию, в Тибет, на Алтай. Затем следуют возвращение в Индию основание института гималайских научных исследований "Урусвати", последующая жизнь и работа на Востоке.
Яркой нитью в деятельности Николая Константиновича прошла его борьба за охрану памятников культуры. Эта его деятельность как бы раскинулась по всему миру и вошла в жизнь Индии и всей Азии.
... Основная идея Пакта зародилась у Николая Константиновича очень давно, во время его путешествий, поездок, когда он наблюдал замечательные памятники древности, которые так или иначе были подвержены разрушению, страдали от распрей и войн. У него постепенно формулировались идеи - необходимо защитить то самое главное, самое прекрасное в жизни, что принадлежит всем, общее достояние всего человечества - искусство, памятники древности - все, что дала нам наша культура. Николай Константинович работал над этими идеями с самого начала этого столетия. Так началась "Одиссея" Пакта.
Знак Пакта, этого орудия мира, как бы отвечает Красному Кресту культуры. Он представляет из себя три сферы, которые заключены в круг, то есть прошлое, настоящее и будущее, которое держится бесконечностью и вечностью. Николай Константинович думал этим знаком оградить то, что является достоянием всего человечества.
 
    Знамя Мира на картине"Pax  cultura" 1933 г.
Николай Константинович прекрасно понимал, что никакие пакты и договоры не могут остановить человечество, если оно хочет разрушений. Но он думал, что Пакт может оградить людей воспитанием, то есть дать людям понятие, что есть нечто такое, что является их общим, священным достоянием. И в этом была главная задача этого Пакта, который был принят уже после второй мировой войны, в 1954 году, и стал общим достоянием народов...
По результатам свершенного в эти годы можно судить о том, сколько сделано Николаем Константиновичем. Однако его огромная общественная деятельность не посягала на время, которое он уделял искусству. И по какой бы стране он ни путешествовал, в каких бы условиях ни находился, он всегда писал картины. И не только картины, но и свои книги и свои дневники. Конечно, это было возможно только благодаря строгой самодисциплине. Николай Константинович всегда верил, что труд очищает жизнь что человек через труд разрешает насущные проблемы и поднимается на следующую ступень эволюции. Сам Николай Константинович был как бы олицетворением этой мысли - он трудился всю свою жизнь.
День его начинался очень рано - он вставал в 5 часов утра и приступал к работе над картинами. Если же были другие задания, он включался в жизнь текущего дня. Надо отметить, что Николай Константинович не торопился, не суетился, всегда работал размеренным темпом. Например когда он писал, то писал медленно, но мысль его была так сгармонизирована со скоростью писания, что он излагал законченную мысль без какой-либо поправки или оговорки. Когда он создавал свои картины, то у него были определенный план и ритм. План был всегда основательно разработан и он ему строго следовал. Он никогда не торопился, но всегда поспевал все сделать и поспевал сделать гораздо больше, чем другие, которые торопились как можно быстрее что-то написать или что-то сделать.
У него так же, как у Елены Ивановны, не было светской жизни, эта жизнь их совершенно не интересовала, поэтому они не тратили время впустую. С самого утра и до позднего вечера их день был занят полезной работой. Днем были встречи, которые входили в орбиту общественной жизни отца, он делал также свои записи, в перерыве слушал музыку - это его освежало - и затем до позднего вечера продолжал свою работу. И так всегда его день был полностью занят кипучей творческой деятельностью. Когда он путешествовал, то был вынужден отрываться от налаженной работы. Путешествия физически были очень трудными, хотя и очень интересными. Когда Николай Константинович прибывал на стоянку, то пока разбивали лагерь, он немедленно садился записывать свои впечатления. Таким образом, у него день никогда не был потерян, и благодаря этой замечательной дисциплине он смог оставить такое богатое наследие.
Николай Константинович обладал совершенно изумительной памятью: если он что-то услышит или прочитает, то это навсегда оставалось при нем, он мог вспомнить самые сложные тексты, какое-нибудь стихотворение, которому его учили в детстве, он помнил полностью всю жизнь. Эта богатая одаренность вместе с дисциплиной, которую он считал необходимой для каждого человека, помогли ему подняться на высшую ступень творчества.
Николай Константинович всегда думал, что в конце концов главная задача жизни - это самоусовершенствование. Искусство или какие-либо другие творческие достижения могут быть очень большими, но в центре внимания всего остается жизнь самого человека, его личность. Он считал, что его творческая жизнь, его искусство это только пособники самоусовершенствования. Он всегда работал над самим собой прежде всего. Он хотел подняться над тем, кем он был, и закончить свою жизнь более совершенным человеком. И в этом он преуспел. Он стал совершенно исключительным человеком, человеком мудрым, замечательных личных качеств. Я очень много встречал людей во всем мире, но другого такого человека, как Николай Константинович, встретить мне не пришлось.
С. Н. Рерих.
Сообщение на научной конференции в Академии художеств СССР, посвященной 100-летию со дня рождения Н.К.Рериха (24-25 ноября 1974 года).
 
 
 
       
                "Гесер-хан" 1941                  "Песнь о Шамбале. Танг-ла". 1947                         "Полунощное" 1940  
 
 
1. Последняя, неоконченная картина Н.К. - «Приказ Учителя»: Учитель в состоянии самоуглубления мысленно отдает приказ летящему белому орлу. Этот мотив, эта композиция являются переработкой небольшой картины, написанной Н.К. в тридцатых годах. Но в последней вся трактовка была гораздо сильнее и шире. Пройдет много времени до полной оценки всего творчества Н.К. Воистину он был великим человеком.   
 
 

“ГРАНИ АГНИ ЙОГИ” О Н. К. РЕРИХЕ  

 

«Дела Наши не прерываются смертью физического тела Наших ближайших, ибо не имеет для них значения внешний покров их духа. Ничто не мешает им трудиться с Нами совместно. Для кого-то будущее или не существует, или представляет собою нечто туманное и неопределенное, а для кого-то оно ясно очерчено контурами Великого Плана. День, памятный Гуру, отметим углубленным пониманием смысла происходящих в мире Великих перемен.    (Г.А.Й. Т.10,632.)
 
Истинное величие человека определяется только в веках. Пройдут века, и Облик Гуру в представлении человечества вырастет до своих истинных размеров и займет подобающее ему место среди высочайших Светочей Мира наряду с теми, кого мысль человеческая овеяла ореолом могущества, знания и силы. Дату 13 декабря будут отмечать по всей планете. Он, как и все замечательные люди своего времени, шел впереди своего века. Его мысль была устремлена в будущее. В этом будущем он видел осуществленным великое назначение человека как сотрудника Космических сил и гражданина Вселенной. Он не ограничивал жизнь человека Землею, он видел жизнь на Далеких мирах и звал к сотрудничеству с ними. Он был твердо уверен, что человек выйдет за пределы планеты и вольется в жизнь Дальних миров. Он считал, что на некоторых из них люди достигли высоких ступеней знания и силы и что землянам можно многому поучиться у них. Устремление к Дальним мирам он считал фактором, открывающим перед человечеством новые возможности неслыханных достижений в области науки, во всех отраслях знания. Возможности человеческого знания он считал ничем не ограниченными. Он верил в великое светлое будущее человечества. (Т.9,581)
***
Уже понимаете, что каждое полотно — это кристаллы сгущенного Света, собранного в определенных сочетаниях в форме картин. Каждый смотрящий на нее вступает в соприкосновение с энергиями огней, в ней заключенных. Отсюда проистекает и то влияние на посетителей, которое оказывают предметы творчества рук человеческих, созданных при участии огней духа. Человек может не отдавать себе отчета в том, что происходит, и тем не менее воздействие от этого не уменьшается. Сознательное отношение к явлениям такого порядка еще более усиливает эффект. Таким образом, значение выставки картин Гуру имеет очень большой и глубокий смысл, оставляя неизгладимый отпечаток на сознании. Многие хотя и не понимают того, что происходит, но все же чувствуют нечто необъяснимое, не поддающееся выражению словами. Если бы со стороны Тонкого мира было бы можно взглянуть, то увидели бы, как облако Света стоит, окружая собранье полотен, и отсвет его озаряет окружающее пространство. Произведения истинного искусства действительно служат источником Света, не меркнущего во времени. (Т. 5, 516.)
 
  ***
 
Образ Гуру может быть прекрасным примером для подражания. В характере его можно отметить черты, столь нужные для каждого ученика: полная преданность Иерархии Света, целеустремленность, ясно сияющее состояние мысли, бесстрашие, не знающее ни сомнений, ни колебаний, знание Учения, настолько внедрившегося в его природу, что стало неотъемлемой частью его, кристальная чистота мышления и полное отсутствие самости и желания думать о себе, о своих личных делах. Великое Служение, о котором упоминается в Книгах Учения, было жизнью его на Земле. Воистину был он Посланником Света и Доверенным Нашим. Когда он касался людей, прикосновение это оставляло печать на всю их последующую жизнь, если не были мертвы они сердцем. Полотна его разошлись по всему миру и представляют собою коагуляцию сгущенного Света, вибрации которого воздействуют на людей и ощущаются явно тонко чувствующими организмами. И книги его — тоже немеркнущий Свет людям. Подобно комете, подобно устремленному вечно, пронесся он над Землею, оставив сияющий Свет. (Т. 9, 493.)
 
   *** 
 
Всем своим существом, каждой мыслью своей, всей жизнью своей Гуру являл собой сущность Учения Жизни, сущность Учения Владыки, ныне даваемого людям. Отделить его личность от Учения Жизни нельзя, ибо слито оно с ним неразрывно. Поэтому не будет ошибкой, если считать, что все данное в Учении Живой Этики полностью и безусловно разделяется Гуру, принято им. Для понимания характера Гуру и его творчества это очень важно, ибо исходя из этого, можно безошибочно определить его характер, его творчество и его жизнь. Он являл собою Учение Огненной Йоги так, как понимал его, и выливалось это понимание в яром приложении на деле, в жизни. (Т. 9, 588. (М. А. Й.)
 
   ***
 
Наши ближайшие сотрудники остаются таковыми во всех жизнях и во всех мирах, какие бы оболочки их ни облекали. Это трудно представить себе, но их связь с Иерархией Света настолько прочна, что никакие условия ее уже не прерывают. Поэтому можно быть уверенным в том, что каждый из них всегда на Служении. Знание этого обстоятельства позволяет протянуть нить связи с каждым из них именно по этому направлению. И в сфере Служения Общему Благу делаются возможными далекие контакты. Правильно полагать, что Гуру, оставивши тело, продолжает работать по принятому направлению и будет продолжать, войдя в новое тело. Дела Наши не прерываются смертью физического тела Наших ближайших, ибо не имеет для них значения внешний покров их духа. Ничто не мешает им трудиться с Нами совместно. Для кого-то будущее или не существует, или представляет собою нечто туманное и неопределенное, а для кого-то оно ясно очерчено контурами Великого Плана. День, памятный Гуру, отметим углубленным пониманием смысла происходящих в мире Великих перемен. (Т. 10, 632.)
 
    ***
 
Высокий Дух приходил в мир и оставил в нем свой жемчужный узор на века. Эволюция планеты получила мощный импульс. Рукотворчество великого художника имело мировое признание. Это бесспорно. Но огромное поле незримой деятельности его Духа еще будет давать свои огненные следствия на протяжении многих столетий. Эта сторона его активности еще понимается мало, но завесу приоткрывают его книги и рукописи. Жил жизнью и интересами всей планеты и принимал участие в движениях и начинаниях, предуказанных Нами. Идея Знамени Мира, охраны сокровищ искусства и памятников, Пакт Мира, объединение лучших представителей человечества под стягами культуры — все это прообразы тех форм жизни, в которые выльется судьба планеты в наступающей Светлой эпохе Матери Мира. Он провозгласил понятия и идеи, до него не признаваемые человечеством,— идеи, признание которых потребует времени и борьбы, но без проведения которых в жизнь Земле грозит катастрофа. Его предвидение хода мировых событий носит планетарный характер. Исполнителем Великой Миссии Света, Посланником Иерархии был на Земле этот великий художник, философ, путешественник, археолог и человек великого сердца, всю свою жизнь отдавший на служение человечеству. Не будем считать его мертвым, ушедшим из мира, но поймем, что огненная деятельность такого Духа и служение его Свету не прерываются смертью. Смерть — для тех, кто верит в нее и думает умереть, но венец сознательного бессмертия — удел Духов Великих. (Т. 12, 770.)
 
   ***
 
Одни люди живут настоящим, другие прошлым, Гуру всегда жил будущим и в будущем. Это устремление было настолько сильным и огненным, что те, кто приходил с ним в соприкосновение, начинали явно и остро чувствовать пульсацию этого будущего как неотрицаемую пламенную реальность. У них как бы вырастали крылья, и они получали импульс для устремления духа в сферы, дотоле им неведомые и недоступные. Этот огненный импульс, получаемый от Гуру каждым искренне устремленным к Свету человеком, был индивидуальным даром Гуру — Посланника Света — людям, приходившим к нему за помощью, советом и руководством. Поистине и по праву он именуется Гуру, наставником, ибо вводил сознание шедших за ним в сферы возможностей таких достижений, пути подхода к которым были забыты человечеством. Светочем Духа он может быть назван, Носителем Света, Архатом. Он был Агни Йогом, Служителем Света-Огня. (Т. 12, 771. (М. А. Й.)
 
 
 

 Из писем Елены Ивановны Рерих


«Николай Константинович — великий дух, кристальной чистоты...»1 «Жизнь его есть жизнь, полная самоотречения, он живёт лишь для Великого Служения во благо человечества. Ничто не принадлежит ему, и сам он не принадлежит себе. (...) Терпимость великая — природа его, и, как магнит, притягивает она самых различных людей и группирует их вокруг его имени»2. «Если бы Вы знали всю тяготу его, то, воистину, ужаснулись бы этой ноше непомерной. Но именно в нём горит такая любовь, такая преданность... такое устремление к принесению всего себя на Общее Благо, что он всё принимает с великой готовно­стью и радостью»3. 

   «Мудрость Вел[икого] Учит[еля] есть мудрость его. (...) Если было бы иначе, разве мог бы он быть таким провидцем и преуспевать и противостать таким чудовищным нападениям, предательствам и препятствиям, которые воздвигаются тёмными силами при конце Кали Юги, во время грозно свирепствующего Армагеддона»4. 

  «...Грядущая великая эпоха, — писала Елена Ивановна, — должна дать и новое искусство. Это новое искусство уже явлено в творениях Николая Константиновича...»5

«...В искусстве его я прежде всего люблю чистоту, прозрачность и бесконечное разнообразие красочных сочетаний, при не­обычной мощи и глубине тонов. Каждая картина — прекрасная симфония красочных созвучий! Мы знаем, что именно цвета, тона и гармоничность их производят оккультное воздействие на зрителя»6.
«Наш Светлый и Любимый будет жить в памяти народа. Просветлённые сознания поймут, какой великий Дух ходил по Земле среди людей и будил их сознание ко всему Прекрасному и тем самым вливал в них Эликсир Жизни. (...) Истинно, он заложил основание Новой Эпохи, Нового Мира»7.
«Ведь если кто-то сейчас не может по разным причинам охва­тить всего размера личности [Николая Константиновича], не значит, что такого мерила и не существует или что через некоторое время многое не станет очевидным. Именно, родные, ничем не смущаясь, с полным знанием и достоинством держите Имя выше высшего. Конечно, не бывало ещё, чтобы большинство современников отдало должное великому человеку. Лишь последующие поколения выдвигали значение его, в то же самое время погрешая в том же отношении к своим современникам»8.

«Всячески укрепляйте имя Николая Константиновича... помня, что это Ваш самый надёжный щит. (...) И если кто-либо скажет Вам, что Вы слишком много говорите и возвеличиваете Николая Константиновича, найдите достойные слова, чтобы прояснить это невежество, ибо, истинно, мы не можем достаточно сказать о всём величии творимого!»9
«Время грозно и будет лишь осложняться, потому следуйте за Иерархом. Если не будут подброшены камешки умаления на опасном переходе через пропасть, он пройдёт и всех и всё проведёт на утверждённый берег. Помните, что всё держится только этим именем Вашего Г[уру]»10.
«...Каждое произведение [Н.К.Рериха] несёт на се­бе наслоение такой чистой и возвышенной мысли и ау­ры его создателя, насыщая особым светом, особо радостными вибрациями всю атмосферу помещения, где они висят... и дальше»11.
«Ведь сказано Владыкою, что прекрасные картины его имеют дар целительный. Имеются у нас письма от многих, имеющих картины Николая Константиновича, которые во время болезни вешали любимые картины перед постелью своею, чтобы всегда видеть их, и такие лица получали облегчение. И уже некоторые доктора просили Николая Константиновича одолжить им картины для их санаторий и больниц, понимая их благотворное психическое воздействие на нервную систему больных. Одна молоденькая девушка, страдавшая ужасными болями в области лёгких, со всеми признаками чахотки, была исцелена после посещения музея и беседы с Николаем Константиновичем. Таких случаев у нас немало. Но, конечно, для таких воздействий нужно иметь сердце и глаз открытый...»12.
 
 

 



ВЕЛИКИЙ УХОД
Б.Н.Абрамов
 
Ушёл Гуру. Его нет на земле, среди нас, и никогда, никогда больше не увидим мы Его в этой жизни своими телесными глазами. Но, сбросив земные одежды, сбросив свою телесную оболочку, покинув своё обиталище духа, свой дом временный и тесный и угрожаемый, Он ныне свободен так, как никогда не может быть свободен дух на земле; и близок и реален так, как никогда. Высшие огненные сферы, обитель пламенного светлого духа, — вне ограниченной земли, вне времени и расстояний. И ныне ничто не может уничтожить эту близость, это яркое ощущение великого присутствия, крепкой защиты и постоянного неотступного внимания к своим ученикам со стороны Гуру, ушедшего к Свету и за Светом. Нужно понять то, чем связана сущность Учителя с сущностью ученика. Не земными делами мирской суеты, не вопросами обыденщины, не унынием, жалобами и прочею земною шелухой, но лучшими свойствами духа, устремлением, высотою полётов и дерзаний. Да! Он стал ещё ближе, ибо устремление творит, ибо устремление есть ключ от всех врат, а любовь к Иерархии рождает непосредственное общение. И нет такой силы в мире, которая могла бы отдалить яркую, реальную, ощутимую близость Учителя к ученику, сознание которого нашло в себе мощь подняться в эту светозарную сферу, где пребывает сознание Гуру. Не стянуть Его к себе, ибо это невозможно, но именно возвыситься и подняться до Него пламенным порывом устремления. Устремление чудо творит. Вот нет Гуру, но Он с нами. Он ушёл, но стал ещё ближе. И если найти в себе дерзание взять на свои плечи, взять сознательно хотя бы часть великой ответственности, лежавшей на Его могучих плечах, если бы только осознать и найти силы это сделать, то упомянутая близость окрепла бы неизмеримо и стала бы нерушимой как скала. Жизнь Гуру была великим служением человечеству; у Него не было ни одной личной мысли, значит, ещё при жизни на земле Он стряхнул с себя лохмотья земного личного «я» и жил в другом, вселенском, общечеловеческом, высшем, бессмертном «Я», то есть уже на земле утвердил своё бессмертие. Это и есть жизнь сознания в духе — бессмертная и вечная. Значит, и мы, оставшиеся ещё на недолгое время здесь, каждым отрешением от своей личности, малой и ограниченной, каждым деянием на общее благо и каждым утверждённым в жизни качеством и восхищением духа не только продвигаемся по Пути, но и приближаемся к сознанию своего Гуру, приобщаемся к Нему и входим с Ним в непосредственное общение.
Давно уже было сказано: «Я с вами всегда, во все дни, до скончания века». И ныне Владыкою опять было повторено: «Я с вами всегда», — эта формула, этот завет Учителя своим ученикам непреложен. Всегда с нами, и в жизни, и после. Да, Он с нами всегда, готовый услышать и протянуть Руку помощи и встретить каждого, возвысившего до Него своё сознание. Эта близость реальна, реальнее всего окружающего, ибо всё окружающее прейдёт — но дух пребудет, и нерушима незримая нить между Гуру-Отцом и Его учениками. Железным, упорным, настойчивым трудом и устремлением она, эта близость, может быть доведена до высшей степени яркой убедительности и неоспоримой достоверности и утверждена каждым учеником, который знает, что значат слова: хотеть, дерзать и достигнуть. Сметаются все преграды плотной материи, все ограничения самости и низших оболочек. А там, у Врат беспредельности, на ступенях Света огненными буквами пламенеет завет:
 
«Всё возможно и всё доступно сейчас».
«Ширина понимания начертит полосу возможности».
«Перед мощным огнём сердца склоняются все преграды. Творит магнит сердца, и нет мощи, равной этому солнцу солнц»
 
 
 

 

 

 

 Примечания
 
 1 Там же. С. 32. 17.02.1934.
2 Е.И.Рерих. Письма. Т. 2. С. 32. 17.02.1934.
3 Там же. С. 137. 02.06.1934.
4 Е.И.Рерих. Письма. Т. 2. С. 33. 17.02.1934.
 
5 Е.И.Рерих. Письма в Америку. Т. 2. С. 306. 09.04.1940.
6 Е.И.Рерих. Письма. Т. 1. С. 397. 19.06.1933.
7 Е.И.Рерих. Письма в Америку. Т. 3. М., 1996. С. 17. 23.02.1948.
8 Е.И.Рерих. Письма в Америку. Т. 4. М., 1999. С. 186. 23.08.1937.
9 Е.И.Рерих. Письма. Т. 1. С. 135. 07.01.1931.
10 Там же. С. 235. 21.08.1931.
11 Е.И.Рерих. Письма в Америку. Т. 4. С. 419. 01.11.1949.
12 Е.И.Рерих. Письма. Т. 1. С. 397. 19.06.1933.

  

         

 

 


 

 

< вернуться к списку