Прометей

Томмазо Кампанелла (1568-1639)

 
Невежество сразить я в мир пришел
 
 
Родился я, чтоб поразить порок -
Софизмы, лицемерие, тиранство,
Я оценил Фемиды постоянство,
Мощь, Разум и Любовь - ее урок.
 
В открытиях философских высший прок,
Где истина преподана без чванства, -
Бальзам от лжи тройной, от окаянства,
Под коим мир стенящий изнемог.
Томмазо Кампанелла
       Томмазо Кампанелла
 
 
"Будущие века будут судить нас, ибо нынешний век казнит своих благодетелей..." (из письма Ф. Кампанеллы к Фердинанду III, герцогу Тосканскому).
 
 
 
"Томмазо Кампанелла.. Калабриец, родившийся в 1568 году, который с самого детства проявлял странные способности, и всю свою жизнь посвятил Оккультным Наукам. Рассказ, представляющий его посвященным в детстве в секреты алхимии и полностью обученным тайной науке раввином-каббалистом за две недели, с помощью нотарикона, является сплошной фантазией. Оккультное знание, если даже и является наследием предыдущей жизни, не восстанавливается в новой личности в течении пятнадцати дней. Он стал противником Аристотелевской материалистической философии, находясь в Неаполе, и должен был спасать свою жизнь бегством. Позднее инквизиция пыталась судить и наказать его за применение магических наук, но ее попытки закончились неудачей. За свою жизнь он написал огромное количество магических, астрологических и алхимических сочинений, большинство из которых не сохранилось. Говорят, он умер в монастыре якобинцев в Париже, двадцать первого мая 1639 года.
Блаватская Е. П. Теософский словарь.
 
"Кампанелла, Ян Гус, Жанна д'Арк и многие другие, несть им числа, жестоко страдавшие за правду, которую они несли людям, служат ярким примером того, как реагирует окружающая человека среда на его лучшие устремления. Можно ли после этого удивляться, что жизнь каждого Служителя Света складывается совсем не так, как вправе предполагать он, рассчитывающий на какое-то снисхождение со стороны судьбы и людей. Свет, который внутри, вступает во взаимодействия с энергиями среды, в которой он стремится себя проявить, и тотчас же вызывает против себя ярое сопротивление и противодействие, ибо Свет этот не от мира сего и нетерпим этим миром. Только тот, кто способен на подвиг, может нести через жизнь свой светильник. Кому подвиг такой не под силу, тому лучше не начинать, ибо служение Свету несению груза Атласа подобно. Все испытуется сурово и строго, и все неспособное должно отойти. Только подумать, что в Твердыню в столетие доходят один или двое; не потому ли, что подвиг такой не под силу землянам. Позванных много. Каждому из них даются возможности, но где же дошедшие и где доходящие? Где же они, претерпевшие все, до конца?"
Грани Агни Йоги. 256. (Май 28).
 
«Это было время, нуждавшееся в гигантах и породившее гигантов, гигантов учености, духа и характера».
В.Энгельс.
"У человека должна быть в жизни некая высшая, все определяющая ценность, которую он действительно больше всего любит и которая на самом деле заслуживает этой любви…  Это и есть священное и освящающее солнце любви, перед лицом которого лишения не тягостны и угрозы не страшны. Человеку нужна способность сосредоточивать свое внимание, свою любовь, свою волю и свое воображение - не на том, чего не хватает, чего он "лишен", но на том, что ему дано."
И.Ильин.
"О, люди, позор вам! бес с бесом нечистым
Договор нерушимо блюдут, - человек же
Постоянно враждует с созданьем разумным..."
Гёксли
 
Пятого сентября 1568 года в небольшом городке Стило в Калабрии под горячим южным солнцем в семье бедняка-сапожника родился мальчик, нареченный Джованни Доменико. В те времена юг Италии находился не только под властью Испанского короля, но и не менее страшной властью папства. Завоеватели грабили, убивали, жгли то, что не могли захватить, как это делали годами ранее французы.  Контрибуции, налоги и прямой грабеж подорвали экономику итальянских городов. А католическая церковь неутомимо расправлялась со всеми своими врагами: неустанно трудились «во славу господню» инквизиционные трибуналы, пылали костры аутодафе, предавались проклятию и отлучались от церкви не только верующие, но и церковники.  В 1559 г. папа Павел IV опубликовал впервые список запрещённых книг; чтение книг из списка каралось смертной казнью, многочисленные выдающиеся произведения литературы и науки сжигались на кострах. Ни одной книги нельзя было напечатать без особого разрешения инквизиторов. Орден иезуитов, созданный Игнатием Лойолой  для борьбы с реформацией и утверждённый папой Павлом III в 1540 г.  стал главным орудием католической реакции. Лойола создал церковную организацию, которая, подобно войску, должна была вести борьбу против врагов римского папы, и в первую очередь против протестантов.
 
 
 
 
 
 
Прибытие инквизиции в город
Было основано много иезуитских школ, учреждённая в Риме коллегия превратилась в высший центр подготовки иезуитов. Реформационные выступления в Южной Италии были искоренены. Буллой от 21 декабря 1566 г. Пий V окончательно закрепил особое положение инквизиции: он аннулировал все постановления и распоряжения предшествовавших пап, в какой бы то ни было мере ограничивавшие деятельность инквизиционного трибунала, и заранее объявил не имеющими силы все решения будущих пап, направленные к смягчению приговоров инквизиции. Этой буллой инквизиционное судилище формально ставилось выше самого папского престола.
Вот такую печальную картину представляла  из себя ситуация в обнищавших итальянских государствах, к тому же  ведущих между собой бесконечные междоусобные войны.
Семья Джованни жила в бедности, у отца, сапожника по профессии, не было денег, чтобы платить подати королю, поэтому о школе для сына, конечно, не могла идти речь, и любознательному мальчику приходилось стоять у открытого окна сельской школы, и оттуда слушать рассказы учителей. 
 Образование Джованни – это самообразование. Сам он пишет, что у него был учитель единственный, который два года обучал его грамматике. Этого учителя он будет всю жизнь вспоминать с чувством неизменной благодарности.
 К 14 годам Джованни решает вступить в монастырь, хотя отец хотел отправить сына в Неаполь к родственнику-юристу для изучения права. Перед этим юноша очень тяжело болел. То, что называли в те времена воспалением мозга. Трудно сказать, что это именно, но это была какая-то очень тяжёлая болезнь. Все считали, что он умрет. Джованни едва выжил. Для человека той эпохи это исключительный случай.  К тому же, грамотных врачей рядом с ним не было. Люди, перенесшие очень тяжкое заболевание, и выздоровевшие, в особенности в те времена, всегда знали, что это воля Божья, и желали за милость Господа непременно служить Ему.
 
5 сентября 1568, в 15 лет Джованни, влекомый жаждой познания, становится  монахом-доминиканцем. На выбор юного ученого повлиял и монах-доминиканец, который с увлечением рассказывал юноше об ученых традициях ордена Св. Доминика, о столпах католического богословия Альберте Великом и Фоме Аквинском. (Напомним, что Фома Аквинский, (1226–1274), теолог и философ-схоласт, учитель церкви,  изучал свободные науки в Неаполитанском университете. После вступления в доминиканский орден был отправлен в Париж и Кёльн для прохождения новициата и изучения теологии; в этот период его наставником был Альберт Великий).
 
 
 
 
Герб
 
 
Орден Проповедников
 
 
Сам Орден основал в 1216 г. испанец Доминик де Гусман. При самом основании, выбрав путь нищенствующих проповедников Евангелия, для борьбы против альбигойцев (катаров), доминиканцы впоследствии продолжали быть охранителями основ правоверия, проявляя при этом особую жестокость и бескомпромиссность. Орден братьев-проповедников находился в непосредственном распоряжении папского престола. В то же время нищенский орден был  представителем благочестивой жизни. Все это упрочило его важное значение в церкви. К сожалению, орден, вследствие тесной связи с папством и служения его интересам, мало-помалу отошел от своего назначения — содействовать спасению человеческих душ. Всю свою деятельность и влияние он стал употреблять исключительно для утверждения папской власти. 
Во времена Кампанеллы монашеский орден доминиканцев  затмевал   своей славой другие духовные братства, и гордился вышедшими из его среды учеными, философами, ораторами, профессорами университетов. Вспомним наиболее известных доминиканцев: Майстер Эсхарт, Таулер, Савонарола. Величайшая из сестер  этого ордена - святая Екатерина Сиенская, духовником которой был доминиканец Раймунд, бывший впоследствии генералом этого ордена.
 
 
 
 Беспокойная молодость
 
В монастыре Томмазо, - это имя он получил при крещении (Фома — в честь Фомы Аквинского), изучает Библию, старинные манускрипты, обращается к
 
 
 
 
 
 
А. Альбрехт. А. Фра. Мария со Святыми Домиником и Фомой.
трудам греческих и арабских коментаторов произведений Аристотеля, внимательно изучает Платона, (вспомним, что вопросам общественно-политическим Платон посвятил два наиболее обстоятельных своих произведения: "Государство" и "Законы" и «Тимей», в котором мыслитель изложил свое учение о природе, о возникновении мира, органических существ и человека).  Юноша с пылкостью изучает и другие предметы, проводя большую часть времени в библиотеке, заслуживая себе вскоре прозвище "молчун".  Юный Томмазо слыл также прекрасным оратором, мог произносить экспромтом речь на любую заданную тему и прозой, и в стихах, которыми увлекся очень рано.  Доминиканцы ценили талант молодого монаха и содействовали его стремлению к знаниям, надеясь в его лице найти достойного представителя ордена.  Проглотив за два года гигантское количество книг, Кампанелла участвует в богословских диспутах, на которых защищает, повергая всех в восхищение, имя Ордена Святого Доменика.
В те времена монастыри часто организовывали споры на божественные схоластические темы и вызывали друг друга на соревнование, которое заключалось в сплошном цитировании Аристотеля и его комментаторов из числа церковных авторитетов. На ораторские турниры допускалась и посторонняя публика. У Кампанеллы очень рано проявились ноты свободомыслия и бунтарства. Обширные познания, стремление к самостоятельному мышлению, опасная склонность во всем доискиваться корней, дар в искусстве спора и опровержения вскоре привели Кампанеллу к столкновению с невежественным и завистливым окружением. Давно уже его вопросы ставили в тупик учителей. Да и разве может быть иначе? Один из соучеников писал: «Он всё время возражал. Особенно своим учителям». Да, Кампанелла не скрывал своих взглядов. Если они отражают истину, то их можно проповедовать всюду! Он был еще слишком молод, горяч и неосмотрителен, чтобы бояться дурных последствий. 
   
Я в горстке мозга весь, а пожираю
Так много книг, что мир их не вместит.
Мне не насытить алчный аппетит —
Я с голоду все время умираю.
Я — Аристарх и Метродор — вбираю
В себя огромный мир, а все не сыт.
Меня желанье вечное томит:
Чем больше познаю, тем меньше знаю!
 
  Современник Галилея и Декарта, Бэкона и Гассенди, Кампанелла целиком принадлежал философской культуре Возрождения, но позднего Возрождения. Это время является своего рода историческим рубежом, периодом серьезных перемен в социально-общественной жизни Италии, когда    положение итальянской науки и философии резко изменилось к худшему. И причиной этому явилась католическая церковь с великой инквизицией, направленной против еретиков и инакомыслящих.
 И все же  человеком Ренессанса Кампанеллу делает не только разносторонняя одаренность и широта интересов, но и необычайная даже для его эпохи сила характера, убежденность, мощное и неодолимое стремление к деятельности, к воплощению в жизнь своих научных, политических и нравственных идеалов. Свою собственную жизнь - многолетнее противоборство с враждебными силами политической и церковной реакции - он рассматривал как убедительнейшее доказательство присущей человеку свободы, как воплощение гуманистического принципа достоинства человека.Он пришел в науку как борец против схоластики и остался борцом до конца своих дней.

 
     
«Печать Соломона»
     
В 1588 году Кампанелла познакомился с евреем Авраамом, великим знатоком оккультных наук, магии и астрологии, приверженцем учения знаменитого ученого Телезио. 
Ни один человек толком не знал, кто он и откуда, но вскоре о нем заговорил весь город. Он объездил полсвета, бегло изъяснялся на многих языках, был остроумен и приятен в обхождении. А самое главное — он обладал редким даром читать судьбы, мог рассказать человеку его прошлое, настоящее и будущее.
Он научил юного друга составлять гороскопы и предсказал ему необыкновенную судьбу и великое будущее. Кампанелла увлекся мистикой, в частности, каббалой, астрологиейДа, Кампанелла мистик! Он и это умеет совмещать в себе. В общем-то, его можно так определить – мистик-астролог, и вместе с тем вдумчивый естествоиспытатель. И вместе с тем свято верующий в Господа и в целом в католическую церковь. Вот такой фейерверк интересов.
Встречи Томмазо с Авраамом вызвали недовольство настоятеля монастыря. В его глазах Авраам был вдвойне подозрителен: во-первых, он был евреем, а во-вторых, занимался вещами, которые граничили с колдовством. Общаться монаху с таким человеком было весьма рискованно. А Кампанелла не только ходил по городу с Авраамом, посещал книжную лавку, но даже осмеливался приводить Авраама в монастырь и подолгу с ним беседовал или, призвав других монахов, устраивал философские диспуты.
 
 
 
"Твоего колчана стрелы
Тьму софистов разогнали…"
Кампанелла
 
 
 
 
Телесио, Бернардино
 
 
 
Кампанелла продолжал упорно изучать труды философов, медиков и натуралистов. Его неутомимая жажда к знаниям была беспредельной. Но и сомнения множились с каждым днем. Он все яснее видел пропасть, лежащую между схоластикой и жизнью.  Вот как он сам рассказывает об этом: «Я изучил всех комментаторов Аристотеля, став взрослым, греческих, латинских, арабских. Я начал ещё более сомневаться в их учении и захотел сам исследовать, являются ли истинными те учения, которые они распространяли по свету и выдавали за божественный закон. И так как мои учителя не могли удовлетворительно ответить на мои вопросы, я решил сам прочесть все книги Платона, Пления, Галена, Демокрита и Телезия. И сравнив их с первоначальным законом мира, с оригиналом, установить, что в них имеется истинного, и что ложного».
Ни Августин, ни Альберт Великий, ни Фома Аквинский его не удовлетворили. Своими учеными фразами и проповедью покорности они только прикрывали несправедливость, а католическая церковь повсеместно насаждала учение Аристотеля, причем сильно препарированное для собственных нужд.
Вспомним, что ещё в XIV в.  святая Екатерина Сиенская осмелилась написать: «Вы превратили 10 заповедей  в одну — „Несите нам денег“. Рим — адская бездна, где заседает дьявол и распродает блага, которые Иисус заслужил Своими Страстями".
 Ему было девятнадцать лет, когда появилось главное сочинение Бернардино Телезио«О природе вещей, соответственной их началам»,(1586). Книга отвечала самым пылким чаяниям Кампанеллы.Томмазо был глубоко убежден, что основой науки должно быть непосредственное изучение природы. Критерием истины является опыт!  Единственный настоящий авторитет — это природа, а не сочинения богословов. Кампанелла понимал мир как «огромное живое существо», и  учил о двойном Откровении: по­средством природы и посредством Библии.
Мечта молодого человека – увидеть  Телезио, основателя естественноисторического общества в Козенце и основоположника всей итальянской натурфилософии. Авраам вызвался его сопровождать. Их совместное появление в Козенце породило новую волну слухов.
Бегство Кампанеллы из монастыря вызвало невиданный скандал. Еврей-астролог, агент дьявола, соблазнил монаха!
 
 
 
 
Пытки инквизиции. Гравюра. XVIII в.
Но в Козенце юношу ждало разочарование - знаменитый философ был при смерти. Врач никого к нему не пускал. Два месяца Томмазо безуспешно пытался увидеть учителя, пока однажды в октябре город не облетел слух, что Бернардино Телезио скончался. В церкви Кампанелла долго стоял у гроба. И в этих драматических обстоятельствах преданность взглядам учителя будет одним из стержней его жизни, и одной из причин постоянного преследования Кампанеллы со стороны инквизиции.
Когда утихло первое горе, Кампанелла написал в честь Телезия стихи.
В ноябре 1588 года Кампанелла получил предписание немедленно покинуть Козенцу и направиться в монастырь Альтомонте. Дальнейшее непослушание грозило полной потерей свободы, и Кампанелла повиновался.
Он прибыл в Альтомонте в сопровождении Авраама. Это сразу насторожило начальство. Приор долго увещевал Томмазо перестать вести себя вызывающе и дерзко. Но все уговоры ни к чему не привели.  Его влекло к тем, кто занимался естественными науками, и Чем больше Кампанелла занимался ими и философией, тем дальше он отходил от религии, видя непримиримые противоречия, существовавшие между богословием и настоящей наукой. Не колеблясь, он предпочел религии науку. 
       
 
 
 
Алхимики. Дж. Страдано. Флоренция. Палаццо Веккио. 1570 г.
 
 
 
Сразу после смерти Телезио в свет вышла книга доносчика и карьериста от науки Джакопо  Марты "Крепость Аристотеля против принципов Бернардино Телезио". Кампанелла поклялся защитить имя учителя.
Для того чтобы издать книгу, он без разрешения монастырских властей,  бежал с Авраамом из монастыря в Неаполь. К тому же здесь больше интересных людей и легче достать необходимые книги. Кампанелла нашел поддержку у богатого неаполитанца дель Туфо, разделявшего взгляды Телезио. В Неаполе Кампанелла впервые услышал о Джордано Бруно, который был на двадцать лет его старше, познакомился с «Утопией» Томаса Мора.
В 1591 году в Неаполе печатается его первая книга "Философия, основанная на ощущениях". Жалкие компиляции Марты разбиты в пух и прах. Кампанелла одержал свою первую великую победу, но совершенно забыл, что его личной жизнью все еще де-юре распоряжается Орден.
Теперь все торопились свести с Кампанеллой личные счеты: и бездарные схоласты, которых он всегда побивал на диспутах, и злые завистники, терявшие сон от его блестящих успехов в науке, и лицемеры, которым так доставалось от его насмешек. Все они изощрялись в придумывании ядовитых, гнусных, злонамеренных слухов, рассчитанных на то, чтобы привлечь к нему внимание инквизиции.
Вслед за беглецом полетела молва: Томмазо продал душу дьяволу, сочиняет и распространяет ересь.
Еще одно несчастье свалилось неожиданно. Инквизиция арестовала Авраама, а позже в Риме палачи сожгли ученого на костре.
Казнь в Риме должна была бы явиться предупреждением и ему самому. Не следует ли вернуться в монастырь, покаяться, смириться? Но он ни за что не хотел думать о возвращении. Мысли о расправах только усиливали в его сердце ненависть к «Святой службе», как официально называлась инквизиция. Философ  никак не мог заставить себя скрывать свои истинные взгляды. Да и было уже поздно…
 
 
 "Пусть безоружен, слаб и даже гол,
Но против Мрака восстаю теперь я". 
Кампанелла
 
 
 
 
Томмазо Кампанелла.
 
 
 
Автора «крамольного» сочинения арестовали и доставили в трибунал орденской инквизиции. 
Месяц за месяцем продолжались допросы. Один папский нунций сменяется другим, а Кампанелла все еще сидит в подвале, в темной камере без окон, которую называют «секретной». Юношу по-прежнему держат на тяжелом режиме, не дают прогулок, плохо кормят. Он часто болеет. От холода страшно обостряется ишиас, доставлявший ему столько страданий.
Инквизиторы не считают нужным прерывать расследования. Члены трибунала то и дело зачитывают подчеркнутые чернилами места из его книги в защиту Телезия и настаивают, чтобы он признал, что они не имеют ничего общего с церковным учением и граничат с ересью. Он должен был повсюду проповедовать взгляды Фомы Аквинского, а не Телезия!
Когда есть силы, он пытается спорить, ссылается на авторитеты, цитирует отцов церкви, а когда сил нет — а это с каждым днем становится все чаще, — молчит.
 
 
 
Самым радостным в этом мраке жизни был день, когда ему позволили пользоваться книгами, точнее только Библией. Позже, когда Томмазо разрешили иметь в камере бумагу и чернила, он писал о философии Пифагора и Эмпедокла, о метафизике и ораторском искусстве — писал так, словно к его услугам была большая библиотека и горы выписок. А ведь ученому было лишь 23 года!
Целый год Кампанеллу продержали в темном сыром подвале инквизиции. И только благодаря вмешательству влиятельных друзей ему удалось избежать сурового приговора.
Кампанелле предложили покинуть Неаполь и отправиться в монастырь, на родину. В категорической форме было велено строго придерживаться учения Фомы Аквинского и осуждать взгляды любимого им Телезио. Однако Кампанелла не спешил возвращаться в Калабрию. Он странствует по Италии под бдительным оком церкви.
В конце сентября 1592 года  приехал в Рим, через месяц отправился во Флоренцию, где по рекомендательным письмам его благосклонно принял великий герцог Фердинанд. Но осторожный герцог отдал место преподавателя философии в университете идейному противнику Томмазо — Марте.
Кампанелла отправляется в Болонью, где агентам «Святой службы» удалось выкрасть у ученого все рукописи, оттуда — в Падую. Примечательно уже то, что Кампанелла прибыл в Падую почти сразу же после того, как Джордано Бруно покинул ее и отправился навстречу роковому тюремному заключению. Двое магов-философов, вселенских реформаторов, еретиков-доминиканцев лишь ненамного разминулись друг с другом. И разве атмосфера, еще царившая в Падуе после отъезда великого Бруно, его бывшее окружение и его слава не могли повлиять на Кампанеллу? Все это время мыслитель  непрерывно читает, думает и пишет. 
 
 
 
Джордано Бруно
 
 
 
Несмотря на запрет трибунала, Кампанелла снова защищает своего учителя. «Апология Телезио» воспринимается церковниками как откровенный вызов. По приказу инквизитора Падуи философа заключают под стражу. При обыске у него находят крамольную книгу по геомантии — предсказаний по фигурам на песке, обвиняют в ереси. Он не был еретиком, но вольнодумство, неординарный образ мышления, слишком большой интерес к живой природе вместо того, чтобы сказать, что всё устроено ровно так, как учат отцы церкви, сильно раздражает прислужников папского престола. Друзья попытались освободить доминиканца, однако ночной патруль сорвал их планы. Попытка бегства закончилась неудачно. Томмазо и его товарищ были пойманы, избиты, посажены в карцер, а затем закованы в кандалы и переправлены в Рим в замок св. Ангела.  Ученого держали в тюрьме почти два года.
Материалов для обвинения у инквизиции явно не хватало. В Риме  понимали, с кем имеют дело, но и Кампанелла был малый не промах. Когда комиссарий предъявлял ему компрометирующие выписки, сделанные его собственной рукой, Кампанелла, не моргнув глазом, заявлял, что какой-то недруг нарочно отрезал вторую половину листа, где было написано их опровержение. Спорить с ним было трудно. Томмазо умудрялся любому порочащему высказыванию придать невинный смысл и истолковать его так, будто оно, напротив, написано в поддержку самых ортодоксальных взглядов.
Он пишет трактаты: «Речь к итальянским князьям», «О христианской монархии», и «О правлении церкви», в которых призывает многочисленных князьков и владетельных герцогов покончить с властью захватчиков-испанцев и объединиться в единую Италию под властью... папы, в Италию без войн, нищеты, частной собственности. 
 
 
 
 
Процессия с приговорёнными к аутодафе.
К этому религиозному и политическому единству  Кампанелла стремился лишь для того, чтобы прекратить раздоры и установить долгожданный мир в христианских странах, он высказывает свои заветные идеи о создании единого мирового государства, которые в конечном итоге были направлены против всех существующих правительств и, в частности, против Испании, несмотря на то, что ей предвещалось мировое главенство как самой христианской стране в мире. Эти стремления Кампанеллы, в соответствии с условиями его времени, выражались им зачастую в теологических формах, так что приверженцам католической церкви он мог порою казаться правоверным католиком. Вообще, Томмазо очень часто скрывал свои истинные цели ради того, чтобы их осуществить.
  После двух лет тюрьмы и пыток Кампанеллу в декабре 1596 года объявляют "лицом, сильно заподозренным в ереси"и приговоривают к публичному отречению.
В холодное утро Томмазо, одетого в санбенито — позорное рубище еретика, привели в церковь Св. Марии-над-Минервой, заставили встать на колени и произнести установленную формулу отречения и скрепить ее своей подписью. "Отлучения особенно боялись, так как согласно каноническим законам отлучённый, если наказание с него не снималось в течение года, мог быть осуждён на смерть. Поэтому у тогдашних правителей не было другого средства избежать этого наказания, как беспрекословно выполнять приговоры Церкви», - писал французский аббат, историк инквизиции Е. Вакандар.
Кампанеллу освободили с обязательством никуда из Рима не уезжать. Слежка за ним не прекращалась. Он не давал никаких поводов для доносов. Тем не менее уже через два месяца революционер духа снова оказался в тюремных застенках. Инквизиции было достаточно услышать, что в Неаполе какой-то преступник перед казнью заявил о еретических взглядах Кампанеллы. Опять следствие, опять допросы. В рукописях подсудимого ищут явные доказательства его вины. После десяти месяцев заключения Томмазо в  1597 года освобождают.
Его приговорили к ссылке в Калабрию, в монастырь. Позже  он писал:  «И столько раз перебывал в тюрьмах, что не припомню и месяца подлинной свободы, разве что ссылку».
 
 
"Народ и свобода!"
"Мор, голод, войны, козни супостата,
Блуд, кривосудье, роскошь, произвол —
Ничто пред тою тройкою разврата.
А себялюбье — корень главных зол —
Невежеством питается богато.
Невежество сразить я в мир пришел".
Кампанелла
 
"… нужна оторванность от старых путей. … Бывает время, когда можно идти только вперед …»
А.Й. «Община»
 
     
 Томмазо Кампанелла.
     
В конце 1597 года Кампанелла приезжает в Неаполь.Там он общается с неким астрологом, а также с географом Стильолой – своим товарищем по римской тюрьме, пылким сторонником астрономии Коперника. Высоко ценивший астрологию, Томмазо считал ее вполне научным занятием и был уверен, что  «все наши действия возможны при условии действия неба» и наступило время, когда  небесные знаки пророчат великие политические и религиозные перемены.  Среди этих знамений – "нисхождение Солнца", т.е. тот факт, что Солнце подходит ближе к Земле. (И позже во многих своих работах Кампанелла настаивает на этом знамении.) Год 1600-й должен был стать особенно важен благодаря нумерологической значимости девятки и семерки, составляющих в сумме шестнадцать. К тому же атмосфера в Калабрии была пронизана предчувствиями неминуемых перемен, и римские тюрьмы инквизиции были полны несчастных вольнодумцев с несбывшимися надеждами.
Понятно, что никакие скитания и невзгоды не могли сломить неутомимой энергии бунтаря, направленной на осуществление своего заветного замысла, - видеть родину свободной. Пьетро Джанноне в «Гражданской истории Неаполитанского государства» (Неаполь,1723) говорит, что «Кампанелла едва было не вызвал восстания всей Калабрии своими новыми идеями и освободительным и республиканскими планами. Он заходил так далеко в своих планах, что предполагал даже преобразовать королевства и монархии и создать новые законы и новые системы управления общества». Тяжелое положение вконец обнищавшего народа в Италии способствовало успеху заговорщиков. Пылкий проповедник повел широкую агитацию.
     
     
Рим. Площадь Кампо деи Фиори, где производились казни еритиков
Штаб заговора обосновался в Стило в монастыре Св. Марии, где жил Кампанелла. Более трехсот доминиканцев, августинцев и францисканцев были вовлечены в движение, к началу восстания двести проповедников должны были отправиться по деревням, чтобы поднять народ. 
Восемьсот человек ссыльных были готовы к бою, в качестве участников заговора свидетели называли даже епископов из Никастро, Джераче, Малито и Оппидо. Кампанелле удалось установить связь с командующим турецким флотом итальянцем Басса Чикала, который обещал закрыть морской путь для пополнения испанского гарнизона и даже высадить свой десант, ведь для   Османской империи  юг Италии был важнейшим опорным пунктом торговли по Средиземному морю, основа благосостояния  империи.
 
Восстание было назначено на 10 сентября. Но нашлись два предателя, предупредившие испанские власти.  Подошедший в назначенное время к берегам Калабрии турецкий флот никого не нашел. Заговорщики были схвачены и частью казнены, частью заключены в тюрьму.  Кампанеллу нашли в хижине пастуха, арестовали и тоже отправили в Неаполь, где засадили в крепость Дель-Ово. Эта тюрьма была знаменита своим карцером «Крокодилья яма», который считался большей достопримечательностью Неаполя, чем монастырь Сан-Доменико Маджоре или даже Везувий.
Это случилось  как раз в то время, когда Джордано Бруно после семилетнего тюремного заключения  взошел на костер, не отрекшись от своих учений. "Я не должен отрекаться и не желаю отрекаться, мне не от чего отрекаться, я не вижу оснований для отречения", - со священный упорством говорил философ.
 Известно, что палачи привели Бруно на место казни с кляпом во рту, привязали к столбу, что находился в центре костра, железной цепью и перетянули мокрой верёвкой, которая под действием огня стягивалась и врезалась в тело. Последними словами Бруно были: «Я умираю мучеником добровольно».
И еще вспомним слова пламенного Учителя, которые  звучат набатом даже через столетия: «Лучше достойная и героическая смерть, чем недостойный триумф»,  «Страх смерти хуже, чем сама смерть», «Стремление к истине – единственное занятие, достойное героя».
Вот это стремление к истине и сердечное горение - были путеводной звездой Кампанеллы.
       
     
Пытки инквизиции. Гравюра. XVIII в.
     
 От смертной казни его спасло то, что, помимо обвинения в преступлении политическом, он был обвинен и в ереси, а решение по этому делу не могло быть вынесено испанскими властями, -- для этого требовалась санкция папы.
Томмазо отрицал причастность к восстанию. К нему применяли самые страшные и изощренные пытки. Ни испанцы, ни инквизиция не стеснялись в средствах. Вся система инквизиционного расследования и суда была построена на том, что эти пытки не может выдержать никакой человек. И он обязательно скажет то, чего он него требуют.
Кампанелле пришлось перенести заточение в «Крокодильей яме» (босиком, впроголодь, в ледяной вонючей жиже, в течение 7 дней), местную «фирменную» пытку «полледро» (применялось особое устройство из деревянного каркаса, поперечных перекладин, которые были затесаны на острый угол, и 13-и веревок; в ходе пытки все это впивалось в тело человека с головы до пят и разрывало мускулы), пытку «велья» (голого человека подтягивали вверх на дыбе, затем садили на острый кол с расчетом, как только он чуть опустит веревку, кол глубже вонзается в тело;). 
     
     
Допрос свидетеля в трибунале инквизиции
  "Пятьдесят раз я был заключён в тюрьму и семь раз подвергался самой жестокой пытке. Последняя пытка длилась 40 часов. Меня крепко связали верёвками, впившимися до костей в мое тело, и с завязанными назад руками подвесили на заострённый кол, который изорвал мне тело и выпустил из меня 10 фунтов крови. После шестимесячной болезни я каким-то чудом выздоровел и был снова посажен в яму. Пятнадцать раз меня призывали в суд и судили. Когда меня в первый раз спросили: «Как Вы можете знать то, чему Вас никогда не учили? Уж не по дьявольскому ли это наваждению?» Я отвечал: «чтобы обладать моими познаниями, мне пришлось сжечь в течение многих бессонных ночей больше масла, чем Вы за всю вашу жизнь выпили вина». В другой раз меня обвинили в том, что будто бы я написал книгу «о 3-х лжеучителях», между тем как она была написана за 30 лет до моего рождения. Мне приписывали мнения Демокрита, между тем как я был его противником. Меня обвиняли в том, что я питаю враждебные чувства к церкви, тогда как я написал сочинение «о христианской монархии», где доказывается, что ни один философ не мог измыслить республики подобной той, которая была учреждена в Риме во времена апостолов. Меня называли еретиком, тогда как я публично восставал против еретиков моего времени. Меня обвинили наконец, в мятеже и ереси за предположение возможности существования пятен на солнце, луне и звездах, тогда как Аристотель считал мир вечным и нетленным. И за всё это я был брошен, подобно Иеремии, в преисподнюю, лишенную воздуха и света».
     
Через сорок часов чудовищного, кровавого истязания, решив, что Кампанелла мертв, мучения его прекратили. Одни из присутствующих при пытке поносили его и, чтобы усилить мученья, дергали веревку, на которой он был подвешен, другие шепотом восхищались его мужеством. Ничто не могло поколебать Кампанеллу, и от него не добились ни одного слова, воистину - Титан Духа!

  Выдержка Кампанеллы во время «вельи» повлияла на ход процесса. Он «очистился» от подозрений и юридически стал считаться сумасшедшим.  (Томмазо пришлось симулировать сумасшествие, чтобы затянуть следствие и избежать смертного приговора с тем, чтобы не погибли идеи обустройства справедливого будущего. К счастью, потомки его правильно поняли). Приговор отложили до тех пор, пока к ученому не вернется рассудок. Процесс затягивался.
Пытки подорвали здоровье узника. Он не мог двигаться. Силы угасали. Кампанелла был в отчаянии от того, что не успеет написать уже обдуманную книгу «Город Солнца», ведь он перенес все, чтобы  рассказать людям о прекрасном государстве - Городе Солнца. В его камере появились отец и брат Джампьетро. Однако радость встречи с родными была омрачена: они оба были неграмотные. Превозмогая боль, мыслитель сам взялся за перо. Именно тогда на уровне жизни и смерти он начал писать  "город Солнца", и конечно, не мог предположить, что это маленькое произведение  навсегда обессмертит его имя… Кампанелле было 33 года (возраст Христа)!
Его выхаживала сестра Дианора. В исключительных случаях ей разрешалось заходить в мужские камеры. Девушка приносила возлюбленному бумагу, перья, чернила, еду. Когда верная Дианора завершила переписку «Города Солнца», Кампанелла был счастлив. Свершилась его мечта. Несмотря на то что после пытки Кампанелла юридически считался сумасшедшим,  8 января 1603 года Святая служба приговорила его к пожизненному заключению, без каких-либо надежд на амнистию, пересмотр дела, или чего-то в этом роде.
 
 

 
 
 
 
В июле 1604 года свободолюбивый и ищущий дух ученого снова подвергся яростному наступлению со стороны консервативного злобного мира. Томмазо был переведен в подземелье тюрьмы Сант-Эльмо.  Камнанелле обещали создать жизнь, которая была бы хуже смерти, и тюремщики делали все, чтобы выполнить это обещание. 
Его бросили в глубокую  каменную яму, куда никогда не проникал свет. Во время дождей камеру заливало водой. Пол был земляным, вода долго не впитывалась в глинистую почву. Закованный в кандалы Кампанелла лежал на мокрой подстилке из прелой соломы. Его держали на голодном пайке - один раз в день приносили немного пищи. 
Он был отрезан от всего мира. На все его вопросы надзиратели отвечали молчанием. К нему никого не пускали. Почти круглые сутки «мученик науки» сидел он в полной темноте. Лишь по вечерам ему на три часа давали светильник. 
Ко всеобщему удивлению, он оставался в живых. Только великая любовь, жажда отдать себя до последней капли крови людям давала ему силы переносить нечеловеческие муки.  Жизнь для Кампанеллы всегда была борьбой, и ничто не могло заставить его сдаться. Он много размышлял о своей судьбе. Существовал ли для него какой-нибудь иной путь? Все его стремления были направлены на то, чтобы сделать людей счастливыми и открыть им новые горизонты.
 
Ученый не имел и клочка бумаги. Его очень мучило, что даже те недолгие часы, когда у него был светильник, пропадали даром. Надзирателям было приказано неусыпно следить, чтобы для узника была полностью исключена всякая возможность писать. Но разве мог кто-либо, пока он был жив, отнять у него счастье мыслить?! Он сочинял в уме страницу за страницей свои философские работы. Наиболее удачные места он выучивал наизусть, чтобы потом, когда в руках окажется бумага, записать их. 
Многие ли из ученых всех времен нашли бы в себе силы работать в таких условиях - в наполненном водою подземелье, в кромешной темноте, в цепях, которыми было опутано тело, изувеченное неслыханными пытками и обессиленное длительным недоеданием?! 
Люди будут поражаться его исключительной плодовитости и разносторонности, однако сможет ли кто-нибудь из них представить себе, какого напряжения стоила ему каждая строчка? Он был лишен не только книг, выписок, листа бумаги. Глоток свежего воздуха и хороший кусок хлеба были для него недоступной мечтой. Но он все время работал. Ему помогали его феноменальная память, огромная сила воли и великая ответсвенность перед людьми. В 1605 году философ работает над "Побежденным атеизмом".
В те времена тюремщики вместе со своими семьями жили при тюрьмах. Сонеты Кампанеллы завоевали ему расположение женской половины. Случалось, обращались испанские офицеры с просьбами личного характера: составить гороскоп, погадать, написать любовное объяснение в стихах. В качестве оплаты они приносили ему еду и, что особенно важно, бумагу, перья и чернила. Иногда, по просьбе Кампанеллы, его клиенты отправляли письма с неапольской почты. В марте 1608 года Кампанеллу переводят  в Кастель делль Ово.
В 1609 г. Томмазо пишет трактат «О наилучшем государстве». К тому времени рукописные копии «Города Солнца» уже ходили по всему Неаполю, вызывали горячие споры, и Кампанелла посчитал нужным уточнить некоторые из своих выводов. Так, по его мнению, бедность порождает: клятвопреступление, низкопоклонство, ложь, воровство, неопрятность, а богатство, в свою очередь, порождает: разбой, надменность, гордость, похвальбу, праздность и др. Кампанелла вновь выступает за регламентацию отношений между полами. Он считал, что «свободная любовь» порождает прелюбодеяние, распутство, содомию, аборты, ревность, супружеские ссоры и прочее отвратительные качества людей.
В тюрьме Кампанелла придумал очень оригинальный способ обходить враждебную цензуру. В самых общих чертах это выглядит следующим образом: пишется диалог, где необходимую информацию (очень подробно) излагает один из собеседников. Автор наделяет его отрицательными чертами и подчеркивает свое категорическое несогласие с ним. Цензура полагает, что данная работа направлена на осуждение вышеизложенных взглядов, а вот обычный читатель делает уже выводы сам. Таким методом был, в частности, написан трактат «Побежденный атеизм».
Великий гений тайком продолжал работать. Закончив в первые месяцы 1603 года «Метафизику», он тут же приступил к трактату «Астрономия».
Томмазо, чтобы добиться свободы, пытался убедить испанцев, что его огромные познания в политике и экономике могут быть им полезны. С этой целью он стал писать «Монархию Мессии» и «Рассуждение о правах, которые имеет католический король на Новый свет». Он послал вице-королю трактат «Три рассуждения о том, как увеличить доходы Неаполитанского королевства». Однако советники отвергли его предложения. Работоспособности Кампанеллы можно только позавидовать. В короткий срок он написал две книги трактата «Медицина» и приступил к давно задуманному труду «Вопросы физики, морали и политики», «О наилучшем государстве», а кроме этого сочиняет стихи.
Слава о Кампанелле разнеслась по многим странам Европы. Иностранцы, приезжавшие в Неаполь, старались с помощью рекомендательных писем или подкупа получить с ним свидание. Кампанелла за короткое время успевал прочитать им целую лекцию по философии или медицине. Все силы он отдавал тому, чтобы в тайне от тюремщиков продолжать работу. Он дополнил и расширил «Медицину», написал «Диалектику», «Риторику» и «Поэтику». Все чаще Томмазо подумывает издать свои произведения за границей.
 

«И все-таки она вертится!»  Галилео Галилей
 
"Сограждане, если вы перестали стыдиться друг друга,
то отвернитесь от звездного неба,
оно с укором смотрит на вас".
Платон.
 
К этому периоду относится знакомство Кампанеллы с лютеранином Товием Адами, который проявлял живейший интерес к сочинениям Кампанеллы и  говорил, что считает своим долгом опубликовать его труды, и не пожалеет сил, чтобы, презрев все запреты папистов, напечатать в Германии "Город Солнца"!
 Адами поражался  разносторонностью друга. В новой работе под заглавием "Историография" Кампанелла излагал принципы, которые должны быть положены в основу написания истории. Друзьям-немцам он посвятил несколько сонетов. Он верил Адами и был убежден, что тот сделает все возможное, чтобы опубликовать его сочинения в каком-нибудь из протестантских городов Германии.
 
 
 
Галилей у небесной сферы
 
 
 
Адами был знаком с Галилео Галилеем. Он рассказал Кампанелле о борьбе, которая началась вокруг открытий великого астронома. С церковных кафедр начались нападки на Галилея. Кстати, ученый-универсал, был назван родителями в честь Христа - учителя из Галилеи, и   будучи истинно верующим человеком, в молодости даже помышлял о монашестве. Ученый, тем не менее, рискнул вступить в конфликт с католической церковью и не прекращал своих наблюдений, совершая открытие за открытием, пролагая просвещенному человечеству дорогу в светлое будущее. Истинные друзья науки могли только восхищаться его работами. Великий ученый не ограничивался астрономией и математикой, много занимался физикой. В апреле 1612 года он опубликовал "Рассуждение о телах, пребывающих в воде, и тех, которые в ней движутся". Адами принес это сочинение Кампанелле. Тот воспринял его с радостью. Хотя отдельные мысли Галилея и вызывали у него возражения, книга показалась ему прекрасной. Как убедительно Галилей опровергал физические воззрения Аристотеля и углублял учение Архимеда! Он посвящает ему «Четыре статьи о «Рассуждении» Галилея».
 
 
 
 
 
 
Галилео Галилей на инквизиционном процессе
Открыто выражать свои мысли было равносильно самоубийству, а посему умудренный опытом ученый продолжил дело борьбы за научную истину на страницах полемического сочинения, названного им: «Диалог о двух главнейших системах мира – Птолемеевой и Коперниковой». Встав на защиту гелиоцентрической системы мира Коперника, Галилей подверг сомнению непререкаемые доселе взгляды Аристотеля и  
 
 
 
Галилей перед судом папской инквизиции. Фрагмент. Ж. И. Робер-Флёри. 1847 г.
 
 
 
Птолемея, как это делал и Кампанелла. Великий ученый знал, что у него остается немного времени, и он должен сказать главное, он верил, что будет услышан. Весьма символично то, что Галилео Галилей был осужден инквизицией в том самом соборе, в котором выслушал свой приговор Джордано Бруно.
В защиту оклеветанного ученого Кампанелла пишет новый трактат — «Апология Галилея». Умело используя цитаты из Библии, он доказывает, что взгляды Галилея не противоречат священному писанию. Узник хотел, чтобы как можно дальше разнесся его голос, поднятый из тюрьмы в защиту Галилея.  Те, кто находился на свободе, не решились защищать Галилея, даже Декарт, а он решился.  Как ни велика была цена, заплаченная за "Апологию Галилея", он бы и здесь, в похожем на могилу подземелье, почувствовал себя "счастливым" если бы узнал, что хоть в какой-то степени помог Галилею отбиться от врагов.
Следствие по делу Галилея длилось более 4 месяцев.
В результате многочисленных допросов гения математики, отца механики, открывателя множества звезд, изобретателя термометра, микроскопа, телескопа и метронома  признали виновным в нарушении церковных запретов и приговорили к пожизненному тюремному заключению. 69-летний ученый был вынужден, стоя на коленях, публично отречься от учения Коперника.  Думается, что если бы Галилей в 1616 году не выбрал жизнь и возможность спокойно заниматься наукой, его ждала бы участь пламенного Джордано. 
С учетом раскаяния и выражений покорности трибунал заменил тюремное заключение домашним арестом, и Галилей последние 9 лет своей жизни оставался «узником инквизиции». Заметим, что церковь только через 350 лет  признала справедливость взглядов Галилея и Коперника,  реабилитировав борцов за истину, пострадавших от рук инквизиции.
 
 
   "Кто знает себя, идет к себе"
Гермес Трисмегист
 
     
Шли годы. Кампанелла продолжал томиться в тюрьмах, при этом неустанно работая и находя в сложнейших условиях возможность пересылать их на волю. Благодаря другу Кампанеллы Товию Адами в протестантской Германии одна за другой появляются книги знаменитого узника. В 1617 году вышел в свет «Предвестник восстановленной философии» — так Адами назвал найденную им рукопись раннего сочинения Кампанеллы. Затем он издал работы «О смысле вещей», «Апология Галилея», опубликовал под псевдонимом сборник стихов и, наконец, в 1623 году напечатал «Реальную философию», в составе которой впервые увидел свет «Город Солнца».
В тюрьме мятежным философом написано огромное количество научных трактатов. Кампанелла  становится знаменитым.
Томмазо обращался к папе Павлу V, императору Рудольфу II, королю Филиппу III, к великому герцогу Тосканскому, к римским кардиналам и австрийским эрцгерцогам… Томмазо перечислял свои книги — те, что уже написаны, и те, что он мог бы еще написать. Однако судьба одного из благороднейших людей Возрождения мало беспокоила сильных мира сего. Выручила активность многочисленных друзей. 23 мая 1626 года знаменитый узник после двадцатисемилетнего пребывания в тюрьмах увидел над своей головой солнце. Испанский вице-король освобождает Кампанеллу.
Но не прошло и месяца, как Кампанелла снова оказался в тюрьме инквизиции, на которую власть вице-короля не распространялась.   Иезуиты никак  не хотели оставлять ученого в покое, и говорили папе: «Какой смысл негодовать на Лютера, когда Рим питает из своих уст гораздо более страшную змею?»
  На этот раз
Томмазо оказался в мрачном сыром подвале особняка на Пьяцца делла Карито. Именно здесь тридцать пять лет назад великий борец за свободу начал мрачную тюремную эпопею. Его новому освобождению помогла ссора папы Урбаном VIII с испанским двором. Испанцы начали распространять ложные предсказания многочисленных астрологов о скорой смерти главы католической церкви. В гороскопах указывали даже дату смерти папы, якобы предсказанную расположением звезд. Наместник Бога на земле был подвержен земным слабостям  и окончательно потерял покой. Томмазо пустил слух, что знает секрет, как избежать судьбы, предсказанной звездами. Слухи дошли до папы. Он распорядился доставить к нему Кампанеллу, который в беседе не только не стал опровергать предсказания астрологов, а, наоборот, подлил масло в огонь, подтвердив опасность, нависшую над папой.
     
27 июля 1628 года Урбан VIII приказал выпустить узника. Исполин духа вновь обрел свободу после 50 тюрем и 33 лет заключения. Урбан VIII беспрекословно выполнял все указания Кампанеллы: становился на колени перед камином, пел, произносил молитвы, послушно повторял магические формулы. Разумеется, в роковой сентябрь папа не умер. Это укрепило его веру в силу и знания Кампанеллы, с помощью которого удалось избежать верной смерти. Папа открыто высказал ему свое признание, часто приглашал к себе на беседы. Томмазо вернули конфискованные и запрещенные инквизицией рукописи. Покровительство Урбана VIII Кампанелла стремился использовать и в интересах родной Калабрии. Через своего любимого ученика Пиньятелли неугомонный ученый снова начинает готовить восстание. В штаб заговора вошли несколько влиятельных лиц Неаполя и других городов Италии. И снова среди заговорщиков оказался предатель. Пиньятелли попал под арест испанцев. Кампанелле ничего не оставалось, как срочно покинуть родину. Глубокой ночью под чужим именем в экипаже французского посла он навсегда уезжает из Италии.
Ранее Кампанелла успел подружиться с французским посланником, который наверняка осведомил всесильного кардинала Ришелье о великом итальянском ученом. Вселильный кардинал Ришелье любил собирать интеллектуалов ко двору французского короля.
29 октября 1634 года Кампанелла благополучно прибывает в Марсель. Знаменитого философа, легендарного узника инквизиции встречают с большими почестями: ведь он был еще и противником Испании — давнего врага Франции. В Париже Кампанеллу принимает сам Людовик XIII. После аудиенции Томмазо поселяют в доминиканском монастыре на улице Сент-Оноре, назначают пенсию. Томмазо ведет переговоры с типографиями об издании своих трудов. Одновременно пишет «Афоризмы о политических нуждах Франции», в которых дает ряд рекомендаций, каким образом обеспечить победу над Испанией, и передал их Ришелье, своему покровителю.
     
     
Томмазо Кампанелла
Кампанелла продолжает учиться и учить. По поручению Ришелье он руководит учеными собраниями, на основе которых вскоре вырастает Французская академия наук. Кампанелла теперь передает почетное место Франции явить всеобщую реформу, стать солнечным центром грядущего Города Солнца. Может быть, его новые покровители - короли Франции - воплотят в жизнь его мечту?
В семьдесят лет с интересом изучает сочинения философа Декарта и стремится встретиться с ним. 1637 год для Кампанеллы оказался счастливым: в одном томе с «Реальной философией» вышел в свет «Город Солнца», а вскоре за ним и трактат «О смысле вещей».
Кампанелла предсказал Людовику XIII рождение сына, чья жизнь будет счастливой и долгой. И действительно, после 22 лет бесплодного замужества
5 сентября 1638 года Анна Австрийская родила мальчика, вошедшего в историю под именем Людовика XIV. Кампанелла приветствовал его как "Короля-Солнце" преображенного мира. По просьбе Ришелье он составлил для новорожденного гороскоп, предрекая, что царствование нового Людовика будет долгим и счастливым. По этому случаю астролог Кампанелла написал длинную «Эклогу», в которой, подражая стихам Вергилия, обещал дофину славу и процветание.
В конце апреля 1639 года болезнь почек приковала мыслителя к постели. Его тревожило приближающееся затмение Солнца, которое, по его расчетам, должно было произойти 1 июня. Кампанелла опасался, что оно будет для него роковым. Но он умер раньше, 21 мая 1639 года в монастыре Св. Якова, когда над Парижем поднималось солнце.
    Кажется, что, покидая тело, Душа Титана просто возвращается к тем далям, которыми он уже жил в своих мечтах и своем сознании. А Огненная Идея, вдохновляющая его, остается конкретными следами, оставленными им. И  по мере того, как Идея развивается, приобретает форму в сознании людей и в новых моделях жизни, она призывает своего носителя вернуться обратно и не только посмотреть на плоды своих трудов, но выполнить еще более трудную, грандиозную задачу в другом теле:  принести новое мировоззрение человечеству, возродить древнее знание, науку вечной жизни. 
"Никогда не забывайте: следы Титана разные, но звезды, отражающиеся в этих следах, - всегда одни и те же..." Х.А.Ливраги
 
 
«Век истины и Мировой Общины»
 
 "Люди стремятся к коммунизму, просто у них это не получается."
Шри Ауробиндо.
«...Никогда, ни в коем случае не будет процветать государство, если его не начертят
художники по божественному образцу».

Платон "Государство"
 
"Даже в том случае, если бы мы и не смогли претворить полностью в жизнь идею такого государства,
все же написанное нами отнюдь не было бы излишним,
поскольку мы предлагаем образец для посильного подражания".
Кампанелла
 
     
 Образ Светлого Града в мировой культуре своими корнями уходит далеко в прошлое. Человечество во все эпохи стремилось к достижению свободы и справедливого строя. Ещё в Древнем Египте в XIV веке до н. э. фараон Эхнатон пытался построить такой идеальный город, который он назвал Ахетатон.  Катайский философ VI века до н. э. Конфуций говорил, что общественное устройство должно базироваться на высоких этических принципах, без чего не может существовать ни один идеальный город.
Описаний городов будущего и путей их обретения немало. Великий Платон представил нам Город Золотых Врат в Атлантиде и Афины в Древней Греции как воплощение божественного Светлого Града.
Философы Томас Мор (1478 – 1535) в «Утопии», Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626) в работе «Новая Атлантида», стремились показать город как воплощение справедливого общественного строя, при котором жизнь людей протекала бы по божественным законам.
Томмазо Кампанелла мечтал о совершенном государстве, равенстве, справедливости, об  идеальном содружестве людей, в котором отсутствует частная собственность, а всеобщий труд гарантирует изобилие, мечтал, что описание его идеального государства увлечет все народы мира. 
"И восхитительный град, что назван по имени Солнца,
Ныне от сердца всего я посвящаю тебе,
Соединятся цари, воедино сольются народы,
Солнечным названный град воздвигнет великий герой!"       Кампанелла
 
Идеальный «Город Солнца». Томмазо Кампанелла. 1602 г.
  Свой коммунистический идеал Томмазо обосновывал велением разума и законами природы. Идеальный город призван был воспитывать нравы и чувства, исправлять души и умы жителей города.
Главными препятствиями к осуществлению мечты мыслитель считал эгоизм и невежество, которые порождают у одних желание жить за счет других. «...Но когда мы отрешимся от себялюбия, у нас останется только любовь к общине».
Он высказывал уверенность, что жизнь общиной обязательно восторжествует в будущем, что высшая нравственность – основа будущего Солнечного Государства: "Мы стремимся не к величине государства, которая большей частью проистекает из честолюбия и алчности, а к нравственности, на которой покоится Город Солнца".
Эти слова великого Светоча прошлого созвучны идеям Живой Этики: «Община есть единственный разумный способ человеческого сожития. Одиночество есть разрешение вопросов жизни вне общины. Все промежуточные явления – различные ступени компромисса и обречены на разложение. Говорят о наследственной теократической власти – само построение абсурдно. Слова «наследственность» и «Тео» несовместимы. И кто определит степень Тео? Тирания и военный империализм уже в зарождении носят признаки разложения. Короли, конституции могут вызывать улыбку сожаления. Все комедии парламентов могут служить лишь назиданием бренности жизни. Все псевдо-социалистические гримасы могут лишь внушить отвращение. Только сознание общины утверждает эволюцию биологического процесса. …» Община (7. стр.157-158).  
     
Город на высотах. ДЖОНАТАН  УИЛТШИР
     
Знаменитая утопия «Город Солнца» написана в форме диалога между Мореходом, вернувшимся из далекого плавания, и Гостинником и  проникнута астрологической символикой.
Мореход рассказывает Гостиннику о своем кругосветном путешествии, во время которого оказался в Индийском океане на чудесном острове с городом Солнца. На том же острове с ними соседствуют еще четыре царства, сильно завидующих благополучию соляриев, периодически завистники розвязывают войны.  Город расположен на горе, на вершине которой распологался храм. Город «разделяется на семь обширных поясов, или кругов, называющихся по семи планетам. 
 Стены кругов украшены изображениями – и на внутренней, и на внешней стороне. На внутренней стороне стены первого круга (ближайшего к храму) были представлены все математические фигуры, которых значительно больше, чем открыто их Евклидом и Архимедом; на внешней стороне этой стены была нанесена карта всей Земли со всеми ее областями, с описанием ритуалов, обычаев, законов каждой из них, с их алфавитами в соотношении с алфавитом Города Солнца.
На стене следующего круга были представлены все драгоценные камни и минералы, а на ее внешней стороне – озера, моря, реки, вина и все жидкости; там стояли сосуды, наполненные разнообразными жидкостями для лечения недугов. Одна сторона стены третьего круга была посвящена растительному миру: здесь были изображения всех деревьев и трав, описания их свойств и соотношений со звездами; другая сторона той же стены представляла все виды рыб и их соотношения с небесными телами. На четвертой стене были нарисованы птицы и рептилии, а на пятой – животные.
 
 
 
 
Город Солнца Томмазо Кампанеллы
И наконец, на внутренней стороне стены последнего круга были изображены все ремесла и их изобретатели, а также различные способы применения ремесленных орудий у различных народов. На внешней стене этого пояса находились изображения изобретателей наук и законов. Здесь были Моисей, Озирис, Юпитер, Меркурий, Магомет и многие другие. В верхней части стены, на почетном месте, были помещены изображения Христа и двенадцати апостолов, которых обитатели Города Солнца глубоко почитали.
Предусмотрены и оборонные сооружения: валы, бастионы. Кампанелла рассказывает, что «...чтобы захватить каждый следующий (пояс), надо было бы постоянно употреблять вдвое больше усилий и труда».
Таким образом, Город представлял собой точное отражение мира, управляемого законами естественной магии, зависящими от звезд.
 
 
 
Звезда рассвета
 
 
 
По устройству город Солнца – это теократическая республика, организованная по образцу монашеского ордена. Главным управителем среди жителей города считается первосвященник — Солнце. Он решает все мирские и духовные вопросы. У него есть три помощника — управителя: Могущество, Мудрость и Любовь. Первый занимается делами мира и войны, второй — искусством, строительным делом, науками и соответствующими им учреждениями и учебными заведениями. Любовь заботится о продолжении рода, воспитании новорожденных. Медицина, аптечное дело, все сельское хозяйство тоже в ее ведении. Третий помощник руководит и теми должностными лицами, которым вверено управление питанием, одеждой. Во время новолуния и полнолуния собирается Великий совет. Все, кому больше 20 лет, имеют право голоса в решении общественных дел. Они могут жаловаться на неправильные действия начальства или высказывать ему свою похвалу.  "Каждое новолуние и полнолуние собирается совет. Всем предлагается указать какие есть в государстве недочеты, какие должностные лица исполняют свои обязанности хорошо, а какие дурно. Должностные лица сменяются по воле народа."
Частной собственности в городе Солнца нет. От частной собственности - происходит себялюбие, грабеж государства, гордость, праздность, лицемерие, предательство. Отказ от частной собственности приводит к любви к Родине. А община уравнивает людей. "Община делает всех богатыми и бедными. Богатыми, потому что у них есть все, бедными потому что у них нет собственности. Поэтому они не служат вещам, а вещи служат им."  Общественная собственность в «солнечном» государстве базируется на труде его граждан. "Вещи и пища мало занимают соляриев, так как всякий из них получает все, что ему нужно. Героям раздаются от государства награды. Поэты воспевают полководцев и их победы. Но если же кто-то присочинит что-либо от себя, тот подвергнется наказанию".
Достойнейший - тот, кто изучил больше искусств и ремесел, кто умеет применять их с большим знанием дела. Солярии не признают никакого иного отдыха, кроме того, во время которого приобретают еще больше знаний. Никакой телесный недостаток не принуждает соляриев к праздности, в преклонном возрасте солярий привлекается к совещаниям; если кто-то "совсем физически немощен, то он работает в деревне, получает хорошее содержание и служит соглядатаем, донося государству обо всем, что услышит".
В государстве Кампанеллы установлено равенство мужчины и женщины. «Слабый» пол проходит даже военную подготовку, чтобы в случае войны участвовать в защите государства. Рабов, захваченных на войне, они или продают, или употребляют либо на копанье рвов, либо на другие тяжелые работы вне города.
Труд общеобязателен. Рабочий день длится четыре часа.
 
 
 
 
 
 
Моник Монос. Источник любви
 Жители города занимаются тем, к чему имеют большие способности, но постоянно изучают другие науки и ремесла.
В городе Солнца признаются астрологические суеверия, существует религия, верят в бессмертие души. Труд и физические упражнения сделают людей здоровыми и красивыми.
В городе Солнца нет некрасивых женщин, так как у них «благодаря их занятиям образуется и здоровый цвет кожи, и тело развивается, и они делаются статными и живыми, а красота почитается у них в стройности, живости и бодрости. Поэтому они подвергли бы смертной казни ту, которая из желания быть красивой начала бы румянить лицо, или стала бы носить обувь на высоких каблуках, чтобы казаться выше ростом, или длиннополое платье, чтобы скрыть свои дубоватые ноги». Кампанелла утверждает, что все прихоти у женщин появились в результате праздности и ленивой изнеженности.
 
 
 
Лариса Химич. Я с тобой
 
 
 
Также в “Городе Солнца” Кампанелла уделяет много внимания отношениям между мужчиной и женщиной.
Эти отношения должны быть поставлены под строгий контроль для обеспечения здорового духовно и физически потомства.  Родители должны подбираться по своим природным качествам, тогда и семьи будут крепкие.
Много внимания уделено детям и детскому образованию и воспитанию. На деторождение солярии смотрят, как на святое дело, направленное к общему благу. Производство потомства имеет в виду интересы государства, а интересы частных лиц - лишь постольку, поскольку они являются частями государства; и так как частные лица по большей части и дурно производят потомство и дурно его воспитывают, на гибель государства, то священная обязанность наблюдения за этим, как за первой основой государственного благосостояния, вверяется заботам должностных лиц, и ручаться за надежность этого может только община. Поэтому родители также нуждались в воспитании. Чтобы дети были телесно и духовно совершенны, опытный врач, пользуясь данными науки, по природным качествам подбирает родителей, чтобы они обеспечивали появление на свет наилучшего потомства. Сама суть государственного устройства соляриев, их "философский образ жизни", основывалась не просто на гражданском согласии, но и на высочайшей сознательности и самодисциплине. Власть общины никогда не была тиранией, избранные магистраты свято блюли закон.
Дети с раннего возраста начинали изучать устройство мироздания, все науки и искусства по картинам на стенах. В Городе всячески поощрялась изобретательская мысль, а все изобретения использовались во благо обществу, ради умножения общего благосостояния. Люди обладали отменным здоровьем и значительными познаниями в медицине. Кроме того, они были добродетельны. В Городе добродетели победили пороки, ибо названия их общественных должностей – Щедрость, Великодушие, Целомудрие, Мужество, Справедливость, Мастерство (Solertia), Истина, Благотворительность, Благодарность, Сострадание и т.д. Вот почему у жителей Города Солнца не было разбоев, убийств, кровосмешений, блуда и вообще злоумышлений любого рода.
Кампанелла был убежден, что начертанному им "новому закону", сводящему на нет отрицательные стороны человеческой натуры и открывающему невиданный простор для развития ее наилучших задатков, принадлежит грядущее: постепенно весь мир станет жить по обычаям Города Солнца.
Ведь было ж время золотого века,
Так может он вернуться, и не раз.
Все, что погребено, назад стремясь,
К корням своим придет по кругу снова [...]
Коль позабудет мир «мое», «твое»
Во всем полезном, честном и приятном,
Я верю, раем станет бытие.
                                                                               Кампанелла
 
 
 
 "Наша задача - поднять сознание от Земли к звездам, от себя - в океан человечества, чтобы служение эволюции стало возможным".
                                                                                                                                                                                                                         Г.А.Й. 1964 г.
 
 
 
 
 
По материалам
 
1. Горфункель А. Х. Томмазо Кампанелла. М., «Мысль», 1969.
2. Кампанелла Т. Город Солнца. М., Издательство Академии наук СССР, 1947.
3. Штекли А.Э Кампанелла.  Жизнь замечательных людей. 1959 
4. С текста передачи "Тайны века".
5. Фрэнсис Йейтс. Джордано Бруно и Томмазо Кампанелла
 

 

< вернуться к списку