Прометей

Cказки - источник мудрости
(противостояние низшим страстям)

                                                                                                       

  Н.К.Рерих. "Голубиная книга". 1922г.
   
   

Мир, в котором мы живем, является Миром причин и следствий. То есть все, что мы имеем на земном пути в качестве различных ситуаций – есть следствия, причины к которым были заложены прежде. Для лучшего понимания связей человеческого сознания с миром, попробуем, дорогой читатель, рассмотреть сюжет  сказок с точки зрения оккультных законов.
    Путь к Сердцу, как обители Бога, пролегает внутри человеческого сознания и, как на каждом пути, путника подстерегают неожиданности, трудности, преодолевая которые он творит свой путь к выбранной Цели.
   Разберем пример по преображению сознания с помощью героев сказки Сергея Тимофеевича Аксакова «Аленький цветочек», ибо именно сказки несут в себе тот особый оккультный смысл, в котором заключены элементы тайного знания:
  
     
Купец отправляется в путешествие за товаром, чтобы пополнить свою казну, что, с точки зрения оккультиста, означает пополнение опыта, преумножение знаний, необходимых для его дальнейшего продвижения к Цели. В связи с этим на его пути встают задачи по приобретению подарков для дочерей. Купеческое звание отца является символом его принадлежности к материальному миру, т.к. уровень его сознания находится в сфере материальных ценностей. Задачи, поставленные Жизнью, по приобретению, желанных дочерьми, подарков и его готовность удовлетворить желание любимых дочерей, свидетельствуют о полученной возможности купеческого сознания утвердиться на настоящем уровне с целью дальнейшего его развития.
   Помните, с какой удачливой легкостью добывает он подарки старшим дочерям, ибо для их приобретения его сознание вступает во взаимодействие с условиями сферы, ему близкой и знакомой. Мерами, необходимыми для осуществления поставленной цели, являются любовь к дочерям, как побудительная и движущая сила, и то знание, что свидетельствует о понимании разрешения полученных ситуаций.
При этом мысли о просьбе любимой младшей дочери не отпускают его ни на минуту. Желание младшей дочери, а именно цветочек аленький, никак не вписывалось не только в сферы привычных материальных благ, но и в сфере земных редкостей ему не нашлось места. Желание любимой дочери явилось из сфер сознания, недоступных пониманию купца, за отсутствием в его сознании созвучия запредельным, для материального, сферам. В моменты отчаяния желание дочери увидеть цветочек, доселе невиданный, кажется ему мечтой несбыточной, а задача: - разыскать его, - непосильной.
   Ощущение непосильности осуществления полученной задачи требовало выхода сознания на новый, более высокий уровень. Сомнения и страхи,возникшие как реакция на отсутствие необходимых знаний, были поглощены Силою Любви, ведущей отца на поиски неведомого.
Цель, поставленная для купца желанием младшей дочери, требовала большей широты и чистоты сознания. Помощь по преображению сознания не замедлила явиться в виде ситуаций, созвучных его страстям, встающих помехой на пути к цели. Силы низшей природы, входящие в сочетание с созвучными силами препятствий, заявляли о себе, усиленные внешними условиями, реагированием на сопутствуюшие ситуации. Обнаруженные таким образом, они поглощались силою отцовской Любви, ведущей купца к заветной цели.
   В условиях тяжких страданий шел купец навстречу аленькому цветочку, побеждая свои слабости, забывая о себе, опираясь на Любовь, влекущую к цели. Преображенное сознание купца, освободившееся от цепких объятий страстей, получило реальную возможность выхода на тот уровень, что соответствовал желанию дочери. Однако, достижение каждого нового уровня требует утверждения сознания на нем. Роль испытывающих сил берут на себя условия, в которые помещается купец как гость желанный. Условия принимают купца, ибо по закону путь к ним расчищен от тяжести страстей. Но заговорит этот уровень, войдет в непосредственный контакт с тем, кто, изучив его, постигая новые условия всепроникающей Любовью, сумеет утвердить в своем сознании Высокую Любовь!
То есть сердце, укрепленное Любовью, является главным условием для приведения в рабочее состояние духовных центров, связующих человека с Пространством.
На пути купеческого сознания новые непревычные условия даются во имя его реакции на них. Новый уровень требует выражения Любви, ибо Сердцем этого уровня является сам аленький цветочек, символ Божественной Любви.
Но не сумел купец понять смысл знакомства с красотами Сада. Не проникла Высокая Помощь в сердце, утяжеленное тоской по дому. Не укрепил он свое сердце той Любовью, что необходима была ему для решающей встречи с аленьким цветочком.
   Между уровнем Высокой Любви и Сердцем любящего отца встали страсти, и он, ведомый эгоистической любовью, ослепленный всколыхнувшимися страстями, сорвал цветок, в одно мгновение лишив диковиный Светлый Сад его чудесной силы.
И тут же молния блеснула, гром прогремел, как знаки потрясения сознания купца. И перед ним предстало то, от чего он был до сих пор оберегаем условиями. Физическая форма, совсем недавно радушного хозяина, была непривычно безобразна, а вопли диких голосов, ползущей со свех сторон нечисти, столь угрожающи, что только это и могло истинно отразить страшный смысл происшедшего...
   По законам тайного знания, - посягнувший на Любовь является преступником. Соответственно тяжесть наказания равна тяжести злонамерения.
Купец же переступил закон Божественный, стоящий на страже Любви, по незнанию. Мало того, его сердце не склонно к проявлению зла, и доказательством тому явилось покаяние, бросившее купца на колени перед чудищем. Покаянную голову меч не сечет, ибо, по законам оккультизма, покаяние является результатом расширения сознания, направленное на преображение системы. Поэтому ситуация, в ответ на покаяние, поворачивается для купца стороной, допускающей менее суровое наказание.
По условиям, предлагаемым хозяином, он должен был прислать к нему одну из дочерей. При этом не желает чудище невольницы, - пусть едет «своею волею и хотением». Смысл законного договора заключается в восполнении ущерба, нанесенного духовным структурам хозяина, ибо Любовь невозможно продать или купить, но возможно подарить тому, кто способен принять по созвучию!
   В отличие от купца, для дочери младшей принятое решение, по вступлению в новые жизненные условия, становится результатом выбора. Ее постепенное и поэтапное проникновение в суть происходящего в доме чудища, явили сознательный процесс преображения.
   Помните, огненные письмена сменились долгими беседами...
И, наконец, овладевая силами низшей природы, поднимаясь над ними добрыми чувствами благодарности и Любви в ответ на ласку и заботу, она готова была к испытанию встречей с чудищем...
   Потрясение же от безобразной формы было столь велико, что, на время борьбы света и тьмы в ее сознании, купеческая дочь упала без памяти. То есть в случившейся борьбе не нашлось места земной личности, ибо на духовном пути набирала Силу Любовь, побеждая, взметнувшиеся было, земные страсти.
Логическим продолжением духовного преображения явилась поездка в отчий дом. Однако, его условия, ставшие испытанием, утяжеленные уловками сестер, не остановили движения Любви к ее освобождению!
   К возвращению во дворец была уготована ситуация, завершающая этап преображения. Зависть сестер встала помехой на пути к установленному сроку, опоздание к которому является свидетельсвом потери возможности, уготованной сочетанием многих условий...
Застала она Господина своего уже бездыханным. Сам факт возможной утраты явился той искрой для чувств ее, что взметнулись они Высоким пламенем, трансмутированные и усиленные Любовью верного сердца.
В то же самое мгновение, в сопровождении грома и молнии, отголосков нешуточной борьбы, пали оковы заклятия страшного, побежденного Силой Любви, рожденной в сердце Купеческой дочери!
   Согласитесь, что главным героем чудесной сказки явилась Любовь.И кто же станет отрицать великую роль Любви в жизни каждого человека?! Мы живем в Мире Бога, по Его Божественным законам. Помните, мы уже говорили с вами о том, что Господь — единственный Источник Любви в Космосе. Значит, мы живем в мире, в котором правит Любовь.
 
  
     
Ситуации, получившие признание сознания, поворачиваются к путнику той стороной, которая соответствует его отношению к ним. Вспомните другую русскую сказку «Гуси- Лебеди»: Маша, напуганная отсутствием брата, бросилась на его поиски. Гонимая ужасом по поводу происшедшего, она не сумела принять помощь, выстроенную на ее пути в виде доброй печки с ее незамысловатыми пирогами, молочной реки с кисельными берегами, лесной яблоньки с кислыми плодами. Страсти, бегущие впереди ее сознания, усилились возмущением на внешнюю неказистую форму предложенных угощений. И, вместо благодарности, которая проложила бы путь к помощи, составляющей смысл происходящих встреч, девочка с вызовом отказалась от призывного радушия со стороны светлых сил, заключенных в печке, в реке и яблоньке:
«У моего батюшки лучше»… - С точки зрения тайного пути сознание девочки, находясь во власти сил низшей природы, отуманенное земными чувствами, направляет девочку по ложному пути в поисках помощи… Возвращение с найденным братцем явило более плодотворную работу сознания. Машенька, вдохновленная встречей с похищенным братом, вызволяет его из жилища Бабы-Яги, олицетворением темных сил. И вновь, но уже на обратном пути, в самые острые моменты преследования гусями-лебедями, слугами тьмы, встают на пути детей та же яблонька, те же речка и печь. И в ответ на просьбу девочки о помощи, они вновь предлагают детям то, что на языке оккультиста являет собой знание, вкусив которого, они обретают возможность получения защиты.
   Благодарность детей и их готовность ощутить чувство безопасности, исходящее от встречи со сказочными героями, разворачивают ситуации лучшей своей стороной. То есть, дети создают своим правильным отношением условия для получения помощи от всех знаков, вставших на их пути. Как видите, информация, несущая в себе основы для духовного роста, приходит человеку различными способами: уроки, полученные в результате собственных отношений с Миром, чужой опыт, заложенный в основание литературного творчества, как иллюстрация возможной работы  сознания…
   И вновь, в качестве примера, вспоминается замечательная добрая сказка о Мальчике Кае, с сердцем, замороженным Снежной Королевой, и Герде, маленькой,отважной и очень любящей своего брата, девочке, сумевшей растопить пламенем своей Любви кусочек льда в сердце Кая, как субстанцию Царства, чуждого Любви.
   Сердце, обращенное к другому любовью, всегда извлечет из него созвучие себе, ибо Любовь — чувство, предпологающее взаимность,и каждый человек, сумевший найти в себе силы для преодоления земного наваждения, получает реальную возможность обретения помощи Отца в объяснении всех происходящих событий относительно каждого земного сознания.   

Человек, будучи частицей Мироздания, несет в себе его Тайны, но право на их проявление необходимо завоевать в той борьбе Света и тьмы, что явит собой стремление сознания к обретению Свободы от земных несовершенств. 

 

 

 
 

 
Русалочка
Г.Х.Андерсен
  
   
Художник К. Крылова
   
   Наступившее время требует от человека нового отношения к миру. Человек должен опираться в своем мировоззрении на Божественную любовь, то есть на ту силу, что является определяющей в формировании сознания человека новой расы.
Ссылки на проявление разных уровней любви как-то перестали быть актуальными, ибо все они, будучи выражением земных чувств, не могут быть основой в создании нового мировоззрения, так как сформированы энергиями земными, а, значит, разрушительными. Шаткость подобных построений не дают человеку возможности в достижении главной цели. О величии этого высокого чувства столь убедительно рассказывает Ганс Христиан Андерсен в сказке «Русалочка», что невозможно не воспользоваться рассказом, сотканном вибрациями сказочника в сплетении красоты, изящества, преданности Чувству…
    Итак, юная сказочная героиня жила в подводном мире в семье Морского царя в окружении сестер, таких же русалок. Ах, как прелестна и нежна была наша Русалочка! Предметом особой гордости в русалочьей внешности был хвост. Но какой же помехой окажется именно он на ее коротком, как мгновенная вспышка света, пути. Ведь люди, которых она так полюбила, желая стать похожей на них, имели пару ног, столь удобных для передвижения в земном мире. Да и принц, которого увидела Русалочка в день своего 15-летия и полюбила так, как никогда и никого не отмечала своими чувствами в родном подводном мире, мог полюбить только земную девушку.
   Ах, как не просто устроена жизнь. С тех пор, как увидела Русалочка принца, она загрустила. Чувство, которое возникло в ней к земному человеку, искало выход. И так как она оставалась верна этой неожиданной силе, то борьба, случившаяся в ее сознании, была нешуточной. С одной стороны, привычный, знакомый до последней     капельки воды ее мир, с его красотами и беззаботной жизнью, полной впечатлений и всевозможных увеселений, с чарующими песнями, в окружении любимых и любящих родных, с другой, - земная жизнь, трудная, суровая, в многообразии отношений, в поиске самого главного и высокого чувства – Любви, этой полновластной царицы в мире чувств. Но даже и на земле человек не всегда находит Ее, столь необходимую для построения бессмертной души, которой лишены жители ее мира. Русалочка не хотела спорить с этим великим чувством, постучавшимся в ее доброе сердце. Мы ведь знаем, что Любовь как вольная птица, отвечает на зов сердца, свободного от лукавства, а уж если появляется ее образ, то разбивает она все возможные ловушки со стороны страстей, этих коротких, чадящих сил, что не достойны называться даже ее суррогатом. Только эта высокая мощь способна достичь берегов бессмертия.
Ах, как мечтала Русалочка о принце, своим образом всколыхнувшем в ней самые глубинные, до этой встречи не востребованные чувства, на совокупный призыв которых и отозвалась Любовь.
    Вы обратили внимание на то, что все самые главные события, высокие преображения не обходятся без участия тьмы. Вот и наша милая героиня, вспомнив о морской ведьме, решила обратиться к ней за помощью, превозмогая страх, что испытывала она к этому загадочному существу.
О, да, ведьма готова была помочь Русалочке в ее желании быть с принцем.  Но мы-то знаем, какой подвох стоит за помощью со стороны темных сил, полных корысти в извлечении выгод для своих алчущих удовольствий и удовлетворений низких сил. Мало того, что взамен за так называемую помощь она расплатилась своим редчайшим, даже среди русалок, голосом, но и предложенные ей условия сулили столько физических страданий, что казались непомерно тяжелыми и суровыми для нежной юной Русалочки. А ведь ее прелестный голос был показателем красоты и чистоты существа из подводного мира. За пару человеческих ножек взамен прежнего хвоста, желая стать ближе к принцу, Русалочка приняла все условия, о которых предупредила ее ведьма.
    Выпитое зелье не замедлило проявиться, и милая Русалочка получила прелестные ножки. Но какой ценой! Яростная бесконечная боль пронзала все ее существо от принятого зелья, а каждый шаг сопровождался невыразимыми муками: «будто она ступала по острым ножам и иголкам». Превозмогая физические страдания, становясь все сильнее внутренне, она училась быть человеком. И даже тогда, когда в пору было зарыдать от боли («ведь из ее ножек сочилась кровь и все видели это»), она, наперекор мучительным изощренным страданиям только смеялась на это … Зато ей позволено было спать на бархатной подушке перед дверями ее комнаты. Милая славная Русалочка верила в непогрешимость своего нежданного избранника и только в нем видела она причину появления в ней этого крылатого чувства, решительно поднимавшего ее над страданиями. Она не смела и подумать о том, что ее сердце способно было принять его и что именно в Любви она проявила высоту самопожертвования, самоотречения, что не могло остаться незамеченным теми главными силами, что неизменно участвуют в судьбах. И как всегда в ответ на высокое проявление испытание не замедлило встать на пути Русалочки. Силы Бога давали очередной шанс в утверждении рожденной Любви, ставшей для юной героини не коротким порывом, возникшим на волне впечатлений, но царственной Любовью, взошедшей на страданиях.
    Да, испытание было суровым. Острый нож, врученный ее родными сестрами, заговоренный морской ведьмой, должен был вернуть Русалочке ее прежний облик и возможность прожить свои 300 лет в «привычном веселии». Но для того ли набрала она волшебную мощь Любви, чтобы отказаться от нее в обмен на прошлое? В то же самое мгновенье, когда нож, брошенный в воду и окрасивший ее кровью, перестал быть угрозой для Любви, занявший высокий престол в сердце Русалочки, судьба ее была решена. Да, ее принял в свое окружение целый сонм прекрасных прозрачных созданий, стремящихся к обретению бессмертной души через добрые дела, что всегда несут в себе частицу Вечности.


 
Сказка о рыбаке и рыбке
А.С.Пушкин
 
 
 
   
   
Михаил Цехановский "Сказка о рыбаке и рыбке" 1950
   
   Все происходит в человеческом сознании: все подъемы и падения, понимание и отрицание, выбор направления и т.д. Все свои проблемы, возникающие на пути, человек решает на уровне своего сознания, рождая, или нет, силу сознания, что и формирует его духовную сферу. Каждая из 7-ми оболочек человека выполняет определенную функцию по отношению к земному его помещению, за исключением Души, ибо она принадлежит только Богу. Однако, человек нередко именно Душу привлекает к решению земных проблем, что может иметь пагубные следствия для состояния Духовных структур – Душа, привлеченная земными ценностями, становится агрессивной. Чем сильнее зацепка Души за земные (очевидные) условия, тем большую, так называемую – подсознательную, агрессию она проявляет. Подсознательная агрессия бьет по своему породителю.
Что такое экономический кризис, возникший в таких масштабах? Прежде всего, это ответ пространства на состояние сознания человечества.
Произошла подмена истинных (духовных) ценностей на ценности земные (материальные). Произошел перекос в сторону материальной сферы, что грозит духовной деградацией.
     Попытаемся понять смысл подобных зацепок на примере одной из мудрейших сказок А.С.Пушкина, а именно «Сказка о рыбаке и рыбке».
    Сказка – это такое удивительное создание человеческого творения, в котором в иносказательной форме преподаны частицы мудрости, явившейся на глубинное понимание Божественных законов.
Если рассматривать текст с точки зрения тайноведения, то уже самые первые строки этой сказки дают немало информации по поводу жизни ее героев. Это и ветхая землянка, и разбитое корыто, и близость моря… Все находится в соответствии с сознанием живущих стариков. Однако, видимо одинаковые, условия являются следствием разных причин, породивших их.
«Жили они тридцать лет и три года», - немалый срок и число не случайное. Но стало ли оно выражением духовной зрелости каждого из них?
Занятие старика сообщает читателю, знакомому с оккультными символами, что он принадлежит к категории тех, кто из каждого прожитого дня извлекает опыт для своей Души (ежедневный улов).
Что касается старухи, то «Пряла она свою пряжу», - похоже, путь ее не отличался особой затейливостью. Но ведь и это не случайно.
Казалось бы, ничто не могло изменить привычное течение их жизни. Однако, день, ставший поворотным в их судьбах, явился волею закона, как всегда, неожиданно и все же будучи следствием причин, порожденных их сознанием.
    В то день не случилось привычного улова (как видно, старик использовал все возможности данного уровня). Но в третий раз закинув невод, обнаружил в нем золотую рыбку. Мало того, рыбка обратилась к нему за помощью человеческим голосом, посулив дорогой выкуп («Откуплюсь чем того пожелаешь»). Чудо чудное, диво дивное пробудило в старике самые добрые чувства, и он, не подумав даже не о каком откупе, отпустил золотую рыбку. Только сердце, познавшее Высокую Любовь, способно даровать свободу живому существу, к тому же, в данном случае, гораздо более высокого порядка, нежели обычные морские жители, да и не только морские…
    Сознание старика, породившее ситуацию, нуждалось, в силу набранного земного опыта, в переходе на новый, более высокий духовный уровень, что потребовало от рыбака пройти испытание искушением. Доброе сердце старика не смутилось выгодным предложением. Кроме восторга, нежданная встреча вызвала в нем чувство испуга, ибо событие оказалось запредельным для его земного разумения. Поспешив к старухе, дабы поделиться с ней необычным впечатлением, он и не вспомнил о своих земных нуждах.
Но старуха, что так долго «пряла свою пряжу», среагировала иначе на рассказ старика и его бескорыстие. (Импульс, заданный золотою рыбкою, растревожил долго дремавшую память о материальных благах).
    Вынужденное смирение старухи отступило под натиском страстей, взалкавших земных ценностей: «Дурачина ты, простофиля!» - вскричала она в сердцах, требуя свою выгоду от данного происшествия, а именно нового корыта («наше-то совсем раскололось»).
   Чудо, поразившее старика, осталось вне сферы внимания взбесившейся старухи, ибо земная формула «Дашь на дашь» явилась поводом для ее сознания к лихорадочному размышлению о возможных выгодах. Обида на имеющиеся условия притормозили ее воображение, и расколотое корыто, заслонило ее прочие потенциальные желания.
Пришлось старику возвращаться к морю, чтобы выполнить требования вздорной супруги. На зов рыбака приплыла к нему рыбка (есть зов – есть ответ). Бескорыстие самого старика, его почтительное отношение к Высокому явлению, породили в ответ ту благодарность, что и послужила основой для выполнения всех просьб злой старухи, не сумевшей остановиться вовремя. Показателем глубины поражения ее сознания материальным, явилось поведение моря: «слегка разыгралось», «помутилось», «неспокойное», «почернело», «черна буря», что может быть истолковано, как ответная реакция пространства на материальное погружение сознания старухи, зацепившейся за земные ценности.
    Однако мера ее алчности выявила себя столь глубинно, что не нашлось на земном уровне тех условий, что требовала ее разыгравшаяся низшая природа. Мало того, что требование алчущего существа, берущего в долг то, что ему не принадлежало по закону, погрузили сознание в крайнее земное состояние, но возжелало оно запредельного: «Хочу быть Владычицей морскою!» Те недолгие периоды ее пребывания в статусе «дворянки столбовой», «вольной царицы», не вызвали в ней чувства благодарности за негаданную, неожиданную милость со стороны Силы, не понятой ею, оставленной в небрежении ее сознанием. (По оккультным законам, тогда только возможно овладение земными стихиями, когда основой сознания является Огонь). Помутился разум старухи от неслыханного везения. Находясь во власти земных желаний, не приостановилась она даже на мгновение, чтобы призадуматься о случившемся. Куда там!... Страсти, разыгравшиеся не на шутку, искали себе приложения. А ведь – «призадуматься», - стало быть, сделать шаг к пониманию (но это уже из области жизни Духовной). Сознание ее, пробежав по кругу в лихорадочном поиске, разрушало все, к чему тяготела старуха, вывернув ее нутро наизнанку.
    И , как естественное завершение, появилась вновь землянка ветхая, да корыто разбитое.
   Но даже и тут не оставил старуху Господь своей Милостью, поместив ее в те условия, что явились наилучшими для ее становления человеком.


   А.С.Пушкин. Сказка о рыбаке и рыбке. Макаров В.М. Иллюстрация. 20 в.
 

 
  Соловей
                                                                                                        Г.Х.Андерсон            
 
     
   
  Мы живем на земле в мире условном. Условия его порождены состоянием нашего сознания, т.е. каждый из нас помещен в условия созвучные нашему миропониманию. Но часто ли мы задумываемся о степени проникновения наших чувств, наших мыслей в состояние пространства, нас окружающего. Возможности человеческого сознания, напрямую зависят от понимания мира, в котором мы живем. Чем тоньше вибрации, чувства, настроения, тем более глубинное понимание и возможности являет человеческое сознание, отзываясь на вибрации разных уровней. Именно поэтому есть люди, тонко и глубоко чувствующие Красоту, ее силу, но есть и те, кто остается безразличным к ее высоким проявлениям, в силу отсутствия в них созвучия.
   Одна из сказок Г.Х.Андерсена поможет понять кое-что в этой тонкой сфере человеческих отношений с миром.
   Итак, поговорим о сказке "Соловей". События ее происходят в Китае, который в описываемое время славился редкой красотой императорского дворца, изумлявшего своей фарфоровой хрупкостью и удивительным садом, переходящим в густой лес, в ветвях деревьев которого жил Соловей. Садовники императора позаботились даже о том, чтобы к самым прелестнейшим цветам, были привязаны серебряные колокольчики, чей звон должен был привлекать внимание прохожих к их необычной красоте. Чтобы обратить внимание на цветы, дарованные земле самим небом и обращенные тончайшими вибрациями к чувствам людей, с целью из пробуждения, садовники облегчили задачу для чувств, более созвучных настроениям материального мира. Вот потому -то не истинная красота стала главенствующей и направляющей силой в этом саду, но звон земных колокольчиков оказался более прельстительным и понятным для человеческих чувств, нежели тонкая Красота, взывающая к самым высоким чувствам и пробуждающая в человеке Любовь. А ведь только она и способна поднять сознание над прельщениями физического мира.
  Да разве волшебство цветочного луга, с его изысканной красотой и тончайшим звучанием высоких вибраций нуждается в каких-то земных приспособлениях для проявления его живой Красоты?!
    Все истинные чувства, а среди них и Красота, живут и проявляют себя только в условиях Свободы. Красота - это та прекрасная птица, чья тонкая мощь, оказавшись в неволе, никнет под тяжестью земных настроений, не имея возможности себя проявить.
    Так вот о птице. Помните, когда Соловья пригласили ко двору, он ответил, что его пение лучше слушать в земном саду. Да, император пригласил Соловья во дворец, под впечатлением прочитанных книг, с отзывами путешественников, посетивших Китай. О Соловье говорилось, как о главной достопримечательности императорских владений. Но не сам император, ни его двор никогда не встречали его и не слышали его пения. Их сознание более тяготело к восприятию материальных ценностей, и искусственная красота, созданная человеческими руками, была им более понятна. (Ох, уж эти прихоти человеческого сознания. Именно его уровень становится мерой в оценке очевидных условий. Помните, как поспешили придворные, услышав мычание коровы, а затем и лягушачье кваканье, наделив этими звуками существо недоступное их пониманию и воображению). Никто не слышал о маленькой птичке, покорившей сердца путешественников. Император потребовал, чтобы Соловей был приглашен во дворец.
   Придворные с трудом отыскали бедную девочку, служившую на кухне, хорошо знавшую птичку и ее удивительное пение. Именно тогда, с помощью девочки, влюбленной в его песни, удалось разыскать редкостного певца и даже пригласить его на праздник ( в честь его появления).
    Соловушка пел так дивно, что слезы выступили на глазах императора. О, это было высшей наградой для крошечного певца! Его чистое сердечко ничто не могло оценить так высоко, как естественное проявление чувств в императорском сердце. Именно слезы на глазах императора явились знаком проникновения высоких вибраций в сферу его чувств и показателем очищения его сознания от тяжести земных настроений, укоренившихся в его чувствах, ждущих земных впечатлений от красоты искусственной.
    Милого непревзойденного певца оставили при дворе, оказавшему, якобы, высочайшую милость. Сама жизнь в образе маленькой птички подверглась сомнительным заботам придворных во главе с их императором.  Да, певцу отвели особую комнатку, разрешив гулять два раза в день и раз - ночью. Мало того, к нему приставили 12 слуг, каждый из которых держал ее за привязанную к лапке шелковую ленточку.  Соловушка, знавший Свободу, и (именно рожденный ею, способен на высочайшее мастерство), независимый от вибраций земных условий, получил, в ответ на свое пение, подарок высочайшей особы, который стал для него удушающей клеткой.
    Возможно ли так посягать на Любовь, самое независимое чувство, ибо оно приходит только с Небес! А ведь Соловушка, с его чудным пением, явился живым воплощением Божественной Любви. И только сердце, имевшее созвучие ее тончайшим вибрациям, способно было отозваться на них и принять в сердце. Да, сердце императора оказалось способным принять этот дар судьбы, не случайно появившейся в его жизни.  Вот они слезы очищения и благодарности. А потому мы не будем удивляться  и возмущаться столь неуклюжими попытками важной персоны отблагодарить милую птичку за ее волшебное пение. Пока еще император, будучи образцом для подражания для своего народа, не мог ответить иначе. Рамки земных настроений, ограничив его чувства и суждения, не давали ему постичь Ту Высоту, за которой начиналась Свобода. До сих пор император был озабочен состоянием роскошного фарфорового дворца, который все более оснащал искусственными приспособлениями для большего конфорта и уюта. Вот потому для императора было естественным желание, родившееся в стенах великолепного дворца, превратить Соловушку в неотъемлемую ее часть... Очевидность правила бал, утверждая свои законы...
   Надо сказать, что все подданные, с оглядкой на настроения императора, заговорили о птичке, как о чуде, случившемся в их жизни.  (А разве это не было чудом, ведь сама Любовь в образе крошечной птахи, растревожила сердце любимого императора.)
   Однажды, император получил в подарок от императора Японии, величайшего в мире, искусственного соловья, осыпанного драгоценными камнями. Мало того, стоило завести птицу, - и она начинала петь одну из мелодий настоящего Соловья. И пока двор, (получив новое впечатление от земного прельщения), очарованный этой затейливой игрушкой, восхищался искусственным соловьем, живой Соловушка  - вылетел в окно и умчался в свой лес.
   Что же произошло с точки зрения оккультных знаний?   А произошло вот что. В ответ на новое высокое чувство, появившееся в сознании, Силы Света позаботились об утверждении этой новой вибрации в сердце правителя, ведь на него смотрели его подданные. И искусственная птица была положена на одну из чаш весов. К сожалению, она оказалась более весомой и притянула к себе чувства людей, еще не познавших Свободы от земных ограничений. Испытания всегда приходят вслед новым открытиям в сознании человека. Голос свободной птицы ворвался в душный земной комфорт свежей сильной струей той жизни, которую человек не ощутит, пока не обратится к Богу!
   Меж тем время шло... Драгоценная игрушка, как шарманка, напевала изо дня в день одну и ту же мелодию, пока не сломалась.  Соловушка так и не появился в роскошных хоромах знаменитого дворца.
   Сам император занемог, и вот однажды явилась смерть и восседая на груди императора, отбирала у него, милые его сердцу, символы власти (то была и корона и  сабля, и знамя.)  И это не было произволом со стороны смерти. Император, прежде владевший всеми символами власти, не мог дать ничего нового своему народу, ибо сознание, в тесных земных рамках, не могло пробудить в сердцах своих подданных те новые чувства, что жили в иных мирах, за пределами земной заинтересованности.
    Император, становясь все менее значительным для высокого императорского трона, однажды потревоженный вибрациями иной жизни, ощутивший на короткое мгновение силу Божественной Любви, слабел и увядал, как цветок, не получивший влаги.
   И вдруг, о чудо! Он услышал дивный голос маленького бунтаря, не согласившегося на роскошные условия земных оков. Ведь он был частью независимой Великой Силы, что однажды постучала в сердце императора.
  Вбирая интонации, малейшие оттенки соловьиных трелей, император ощутил их чудесное воздействие. Жизнь вливалась в него вместе с неподражаемым пением крошечного исполнителя.  И знаком тому было поспешное возвращение смерти в свой сад, в котором тишина и забвение не нарушались подобными вторжениями.
    Император, будучи на грани жизни и смерти, умирал для того, чтобы всеми своими чувствами возродиться на новом уровне, главными силами которого были Любовь и Свобода.  Через преображение земного сознания, он высвободил из своего сердца те силы, без которых не возможно быть настоящему императору.
      
                                                                         
                  
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                        Братья Гримм 
 
  Живая вода

                                                                                             

   
  Чтобы не случилось в нашей жизни, нельзя забывать о том, что все трудности временны. Как только мы находим ключ к их решению, они уходят. И очень важно не забывать о том, что Господь таким образом строил Мир, что в нем всегда побеждает Свет (ведь Света на две единицы больше, чем тьмы — это математика Бога).
Братья Гримм потому и написали сказку «Живая вода», что никогда не забывали об этом.
Итак, жил был Король. Однажды он занемог, да так сильно, что его сыновья (а из было трое) уже и не надеялись его видеть живым. Как-то через встреченного в саду старика, они узнали о живой воде, которая якобы, может помочь королю в его исцелении. Братья обрадовались полученной возможности помочь отцу. Старший сын вызвался разыскать живую воду и получил на то королевское благословение. В тот самый момент, когда решение было принято и одобрено, внутри старшего сына случилась невиданная борьба. Силы его низшей природы потеснили благой порыв, и, выступив вперед, зашептали о той выгоде, которую он будет иметь, отыскав живую воду. Жажда наследства оказалась сильнее светлых чувств, корысть и сострадание (ведь оно и есть выражение Высшей Любви), не могут ужиться вместе. Ведущей силой на пути поиска встала земная заинтересованность. А ведь в жизни человека важен не очевидный поступок, а сила, побудившая его к нему.     Когда кто-то ведом Любовью, словно крылья вырастают у него за спиной в решении трудных задач, поднимая его над ними. И когда на чаше весов в сознании старшего сына все-таки перевесила земная корысть, он, обуянный гордыней, ибо был очень доволен собой и тем, что так ловко все складывается, пустился в путь, не подозревая о том, что его земные намерения, так надежно укрытые за человеческой оболочкой, уже встали блоком (т.е. препятствием в его поисках). Гордыня, будучи выражением его самомнения не позволила ему прислушаться к крошечному гному, явившемуся той неслучайной силой, что могла бы ему помочь (но ведь, чтобы получить, мы должны принять). И в тот момент, когда он гордо отвернулся от вставшего на его дороге гнома, в его поисках завершилось построение неодолимого препятствия.
 Да, гном был разгневан, но, право, он, как и все живое, выражал Волю Бога по отношению к миру.  А Воля Бога заявила неумолимо и решительно о заточении принца в горном ущелье, откуда он не мог найти выхода. Иногда человека помещают в такие экстремальные условия, в которых ему не остается ничего другого, как им подчиняясь, приостановить свое ложное движение, обратясь к своему сердцу.
 Со вторым сыном произошло то же самое.
 Наконец наступило время младшего принца. И он получил благословение умирающего короля, отправляясь в путь.
 Да, и ему послал Господь в помощь Силу, заключенную в обличье Гнома. Однако, на этот раз путник оказался не просто учтивым, но и ласковым по отношению к этой неслучайной поддержке.
 Младший сын использовал дарованный ему шанс, получив в помощь конкретное знание о живой воде. Гном, в ответ на доброе отношение принца, с благодарностью поведал ему о том, как ее разыскать.
 Как видешь, и тут сработал Божественный Закон!
 Принц развернул силу, заключенную в крошечном тельце, лучшей ее стороной. Однако, продолжим поиски живой воды, ради которой младший сын и затеял это путешествие.
Ему удалось отыскать заколдованный замок, о котором упоминал гном. Правда, чтобы войти в него, необходимо было открыть ворота, которые сторожили львы. Но и здесь он был предупрежден. И, чтобы усмирить зверей, он бросил каждому по ягненку. И вот тут, дорогой читатель, где-то внутри твоего сердца что-то дрогнуло, с чем-то оно не согласилось. С чем?  Да, конечно, если человека ведут силы Любви и Сострадания, то как же он мог распоряжаться чужими жизнями и бросить ягнят на растерзание. Но все дело в том,что мы путешествуем по стране сказок, и образ невинного животного, явился только символом той незримой, но ощутимой жертвой, которую пришлось принести принцу, чтобы открыть путь к живой воде. А так как львы, будучи хищниками, растерзали бы его, услышав в нем вибрации страха, то он должен был с еще большей любовью подняться, дабы стать неуязвимым для их агрессии.
 Победа над своими страхами и означает принесение жертвы.
Меж тем, принц войдя в замок, (тем самым его расколдовав) в пышных покоях его встретил прекрасную девушку, о которой также упоминал гном.
 ...Девушка пообещала встречу с освободителем ровно через год, с тем, чтобы сыграть свадьбу, после чего он становился правителем целого королевства.
Все удалось младшему сыну. И он, счастливый необычайным везением, попросил гнома помочь ему разыскать братьев.
Встреча с ними так обрадовала младшего сына, что он, не чувствуя и не ожидая подвоха с их стороны, с удовольствием поделился с братьями своей удачей.
 О, его рассказ оказался для них раненой гордыней, той разъедающей солью, что подняла на поверхность всю глубинную муть, что и стало поводом для свершения преступления над младшим братом.
 Подменив воду, они полагали одним махом решить свои проблемы. Получив признание и любовь отца, (что сулило и получение наследства), они расчитывали на выгодный союз с невестой брата.
Тем не менее, жизнь продолжалась своим чередом, тревожа человеческие чувства, пробуждая от заблуждений и всякий раз побуждая человека к выбору тех или иных сил, что скрывались в его физической форме. Все не так просто — за внешней очевидностью упрятана та важная сторона человеческих отношений, без которых он никогда не сумел бы стать Человеком.
 И вот уже король, сомневавшийся в своем третьем сыне, сумел оправдать его.
  О, Любовь — это Великая Сила!
  В ту же пору прекрасная принцесса велена вымостить дорогу к замку золотом и драгоценными камнями.  Минул год, и вот теперь она ждала своего суженого. Именно он и должен был не заметить этой дороги.!
 Старшие братья, один за другим, попытавшие приблизиться к замку, потерпели неудачу. Они добирались к нему тропинкой, что бежала рядом с дорогой, мощенной драгоценностями. Слуги, выполняя высокий приказ, прогнали их.
 Младший принц даже не приметил земных драгоценностей, по которым его конь привел к замку. Любовь, жившая в добром сердце младшего королевского сына, усиленная еще больше пережитыми страданиями, подняла его над очевидностью, которая сумела не прельстить, не встревожить его чувства. Ибо только Истинная Любовь, будучи выражением Самого Бога, поднимает человека над иллюзорной очевидностью в понимании того, что это лишь условие для одоления себя.
    А главной ценностью, приобретенной человеком на земле, является именно Высокая Любовь, но не мнимые земные ценности, в виде даже золотой дороги, усеянной драгоценными камнями.
 

                                                                                                                                         

   Мальчик с пальчик 
                                                                Шарль Перро
   

  Мы пришли в этот мир, чтобы стать людьми. Человеческая форма вовсе не является свидетельством того, что при ее наличии каждый из нас несет в себе соответствие тем эволюционным требованиям, что предъявлены нашему сознанию. Кроме того, физический возраст не имеет отношения к зрелости души и ее накоплениям.

 Это очень непростой вопрос, как всегда на помощь спешат сказки. Попытаемся разобраться в одной из них. На этот раз, мы обращаясь к героям сказки Братьев Гримм «Мальчик с пальчик, поговорим о возможностях нашего сознания. Ведь сознание — это Высшая сфера, которая и является показателем развития человека.
   Жил-был Дровосек. Так начинается сказка. Стало быть, дровосек он был не случайно, ведь человек мог быть кем угодно, но конкретно названное занятие обращает на себя внимание.
   Прежде всего именно основное занятие определяет сферу интересов человека, накладывает определенную печать на его мировоззрение.
   Большую часть своего времени дровосек проводил в лесу, общаясь с его обитателями (разве это плохо, скажите вы), - конечно, это здорово, когда общение с природой становится важной частью его жизни. Но ведь он был дровосеком, что само по себе и не плохо, если человек, с любовью обращаясь к лесу, освобождает его от деревьев, отживших свой век, тщательно отбирает для своих целей только то, что может послужить дровами. Я не думаю, что наш герой был столь внимательным к местным обитателям, судя по его отношению к жизни.
   Ведь если бы эта сказка была о деревьях, то они наверняка поведали нам о том, как некая сила, в образе человека вторглась в их мир, мешает жизни тех их собратьев, кому бы еще жить да жить...
   А ведь каждый раз разлука с близким становится поводом для страданий. Но наш герой не задумывался об этом, ведь он был не единственным дровосеком. Его больше занимал вопрос о том, как прокормить детей, (а их было семеро), в тот страшный год, когда в стране случился небывалый голод. Ни мыслями, ни чувствами он не тяготел к тем тонким сферам, которые требуют от человека погружения в глубинные размышления по поводу связей в нашем мире и тонкого понимания чужих страданий.
   Голод явился, как вы понимаете, не легким испытанием для жителей этой страны. Но ведь всякий раз, когда случается какое-то бедствие, нельзя забывать о том, что все дается человеку по силам. Люди были поставлены в такие условия, когда особенно остро был поставлен вопрос о пропитании младших и слабых. А ведь ответственность добровольно принятая за судьбы близких, является решением зрелой души. Но никогда Господь не дает испытаний, обреченных на их невыполнение. Каждый находит свое решение, то есть проявляет возможности и способности своего сознания. Да, и дровосек тоже принял свое решение, которым и поделился однажды вечером со своей женой, когда дети уже улеглись спать. Он предложил ей от них избавиться, отведя их в лес и оставив их там. Жена плакала и долго не соглашалась, но он сумел убедить ее в том, что им будет не по силам вынести их голодной смерти. Рассудив, как ей будет тяжело, если детей не станет прямо у нее на глазах, она, заливаясь слезами, согласилась с мужем (как видете, человека, имеющего опорой земные силы, легко сбить с толку. Низкое сознание, не имея принципов, тяготеет к переменам, не имеющим ничего общего с убедительностью зрелого сознания).
   О, больше всего, эти родители переживали за самих себя! «Ах, я не выдержу этого», - вскричал эгоизм дровосека, прикрываясь показной чувствительностью, ведь если она и была, то только по отношению к себе.
    Ну вот, уже кое-что можем сказать о нашем герое. Его миропонимание пока еще было сформировано силами его низшей природы. Я понимаю, как нелегко, ( с точки зрения очевидности), согласиться с его поведением, однако, мы, опираясь на некоторые знания, окажем сострадание тому, кто не случайно был поставлен в условия, которые могли бы утончить его, скалывая с его огрубелых чувств накипь и бездействие, но, как видно, он пока еще не был готов видеть то, что выходило за пределы его личности. Сфера интересов, обращенная к миру, пока еще не стала частью его сознания, ибо он являл собою систему, замкнутую на себе.
Однако, вспомним и о других героях сказки.   
     
Семь сыновей, самый младший из которых родился таким крошечным, что назвали его Мальчик с пальчик. В то время, как дровосек убеждал жену принять его решение, дети благополучно путешествовали по своим сновидениям, кроме младшего. Именно он и услышал весь разговор. Для ребенка это явилось сильнейшим испытанием, он оказался свидетелем этого страшно прозвучавшего приговора. Однако, надо заметить, что ярость не бросилась ему в голову, страсти не обрушились тяжестью на Любовь, живущую в его сердце. То есть возникшие условия не подчинили его дух, заключенный в крошечное тельце.
   Рано утром, пока все спали, он набрал полные карманы белых камешков, и незаметно вернулся домой. Принятая ответственность маленького ребенка за судьбу своих братьев, привела в действие работу его чувств и мыслей.
И потому, когда случилось неминуемое, и родители все-таки, оставили их одних в дремучем лесу, Мальчик с пальчик не унывал. Ведь все это время, пока они углублялись в лес, он бросал набранные камешки, отметив ими пройденный путь, так что на этот раз найти дорогу не составляло труда.
А в это время дровосек, неожиданно получив от соседа старый долг, послал жену в мясную лавку. И так как они ничего не ели, то и мяса накупили больше, чем на двоих. Жена в очередной раз посетовала на отсутствие детей, (ведь теперь они вполне могли их накормить).
…Так случилось. Детей встретили с радостью, но она продолжалась до той поры, пока деньги не были истрачены.
    Прежняя идея захватила родителей с новой силой.
    На этот раз младшему сыну не удалось отметить путь камешками, а хлебные крошки, которые он бросал вместо них, были склеваны птицами.
Мальчик с пальчик вел своих братьев куда глаза глядят. Однако, они все-таки вышли к жилищу, хозяином которого был Людоед.
     Меж тем, дети так устали, что готовы были войти в этот дом, лишь бы не быть съеденными хищными зверями.
Конечно же людоед, как и водится в сказках, почуял запах человеческого мяса и, довольный тем, что добыча сама пришла в дом, решил расправиться с детьми.
   Однако, и на этот раз мальчик с пальчик сумел защитить своих братьев, предусмотрев возможный печальный исход. И людоед зарезал своих дочерей-людоедок, перепутав их постель с постелью мальчиков.
   Это была та самая страшная запредельная ситуация, когда конфликт, случившейся между силами тьмы и света, стал поводом для подобного завершения. Тьма, в образе Людоеда, ослепленного легкой наживой, в предвкушение плотских радостей, обрушила всю ярость страшного нетерпения на свое порождение, в то время, как сила Света, в образе нашего крошечного героя, отстаивала свои позиции всеми способами, возможными в данной ситуации.
   Людоед,  отврезвленный содеянным, помчался вслед убегавшим братьям. Ненависть к ним и страдание по своим дочерям, толкали его на очередное преступление. Так месть явилась силой, определяющей дальнейшие намерения низкого дикаря.
Ах, как не хватало братьям той поддержки, что могла бы явиться только от родителей, не живи они по формуле «С глаз долой, и из сердца вон», - ни вспомнив, а может быть и не подозревая о том, что от себя не уйдешь, и значит, когда-нибудь, это горькое время их сыновей напомнит им о себе, но это уже в другой сказке.
   Мальчику с пальчик удалось силой своего немалого духа развернуть и эту ситуацию таким образом, что и она сослужила ему службу. Вы ведь понимаете, что когда израсходованы все возможные способы в разрешение испытания, тогда приходит на помощь сам Господь целой армией своих сил, и испытываемый получает на своем пути невиданное благоприятствование. Милосердие Бога безгранично. Он, оберегая своих детей от недобрых сил, всегда дает им возможность проявить в полной мере потенциал своего духа, чтобы в последний момент, когда силы на исходе, явиться той, ни с чем не сравнимой Мощью, что вольется в дух свежей струей для победного завершения нелегкой ситуации.
Ведь человек только тогда подтверждает и утверждает свой человеческий статус, когда становится равным глубинным возможностям своего духа.
Между тем время не стояло на месте, золото, взятое у спящего колдуна, упавшего от непомерной усталости, (некому еще не удавалось оставаться сильнейшим в печальном альянсе со своими страстями), пригодилось детям для того, чтобы поддержать родителей, для которых оно явилось основанием для жизни спокойной, безбедной, когда не было повода для избавления от своих детей. Ох, и шаткую опору обрела их суть. Зависимость от земного благополучия ставила их в ряды тех, кто живет по перевернутой формуле, мол, «бытие определяет сознание» (ведь на самом деле — наоборот). Вот ведь какая история.
    Дело в том, что в описанных событиях, бытие, то есть внешние условия, оказались сильнее слабо сформированного сознания дровосека.
В то время, как младший из его сыновей, опережая в своем духовном развитии близких ему людей, явился, в некоторой степени для своего отца той Силой, что проложила в его сознании узкую тропиночку из белых камешков.
    Дай Бог, она приведет его к Свету!
Как грустно, когда добрые чувства человека так зависят от внешних условий, ведь Любовь безусловна, а тиски материального мира распадаются под ее светлой Мощью.
   Вы, наверное, обратили внимание, что человек оказался заложником сил своей низшей природы, что подобно хищным зверям, становились безопасными на котороткое время их насыщения.
     Но человеческое существо на то и появилось на свет, чтобы под Рукою Отца победить свои страсти и стать Человеком!. 
 
 
  
 
Снегурочка 

                                                                                                                                                                                                                         А.Н.Островский
 
 
   
 
   Известно, со времен истории Евы и Адама, прародителей современного человечества, прошли тысячелетия. Но появление Змея, явившегося выражением земных чувств, заканчивается их безмятежное пребывание в Эдемском саду. Именно тогда был сделан первый шаг в сторону пробуждения и взросления человека через погружение его в материальные сферы.    Земной путь, с  его препятствиями и страданиями, через них, явился путем совершенствования чувств, среди которых бесценным бриллиантом восходит на престол Божественная Любовь.   Я приглашаю Вас в волшебный мир сказок, среди которых таким вот бриллиантом стала сказка Островского «Снегурочка».
   Эта сказка о любви, ее героиня..., а впрочем, вот и сказка, войдем в нее.  
Языческая Русь. То время необычайного слияния людей с природой на фоне чувств младенческих, что были мерою сознания людского.    Забавы, игры, праздники явились элементами условий, что неминуемо по Воле Бога, должны были привести человечество к его взрослению и обретению Божественной Любви, ибо это чувство приходит извне (из самого источника в ответ на глубинные поиски опоры).    
  Местом действия автор предлагает страну Берендеев, во времена правления царя Берендея. С предисторией Снегурочки знакомит нас Весна-красна и Мороз.    "Конец Зиме  пропели петухи», - Морозу и Весне не разминуться.    Весна сетует на холод, что все еще держал в оковах цепких природу.    Ведя рассказ о том, где ей бывать приходится, она, помятуя о стране Берендеев ( стране полуночной, признается в том, как любо ей будить могучую природу. Чтоб пробудить, ей надо потрудиться). И вот тогда родится таинственная сила, несущая беспечным берендеям, обилье жит неприхотливых. Мудрая природа в образе Весны-красны заговаривает о чувствах, живущих в людях, называя их любовью, что звучала правдою, ибо иных отношений они пока не ведали. И вот для них, как для любимых деток, Весна торопится обогреть укромные рощи и кустарники, что предназначены для радости и любви.   О, да, играли дети, а Весна старалась, чтобы в этих играх их чувства становились силой, способной пробудить их к взрослой жизни, которой стержнем является любовь. Сменялись скоро, мелькая как в калейдоскопе, их настроенья.     Быстрые утехи их оставляли также скоро, как посещали краткие страданья, но бурные уже в окрепших душах.  
   На этот раз Весна, при возвращении на землю Берендеев, плоды застала Морозовых стараний да усилий и, (ведь даже Солнце сердито взирая на них хмурилось).   Однако время Весны пришло, настали сроки  и Весна, обращаясь к птицам, "предлагает им подвигаться в предложенных им плясках, и так, якобы и люди отогревались», - (и то, как верно, ведь жизнь движением сильна).   Появление  Мороза ознаменовано его похвальбой по поводу проделанной работы, явившей его суровость и холодность. В их альянсе старик Мороз явился силой властной, не знающей успокоения с тех пор, как между ними завязался тот бесконечный спор, который найдется разрешеньем тогда, когда родится устойчивость Божественной Любви, что по своей природе бессмертна. Бессмертие должно возобладать над краткой суровостью капризов сил холодных.Однако, в его речах земная правда есть уж в том, что возмущен он нежеланием трудиться беспечных берендеев. «Одна у них забота», - так он подытоживает свой монолог по поводу течения жизни празднолюбцев.
О дочке — главный спор. Весна, как мать, мечтает о времени, когда Снегурке полюбится один взамен веселым играм да гулянкам, на что Мороз роняет: «Вот то-то мне и не любо». «На свете все живое должно любить»,- ответствует Весна, а мы продолжим, что жизнь без Любви не может быть! (Затем ли сам Господь заботится о свите особо царствующей. Ведь где Любовь — там Красота и Милость и Радость светлая...)
Но для того, чтобы эта сила сумела стержнем стать в земной юдоли, ей надобно взрослеть. В умах незрелых пока еще ребяческие игры, но элемент игры хорош для пониманья, а понимание и есть взросление, ведь лишь оно одно родит духовность. Возросшая духовность, дает возможность разделения на внешнюю условий очевидность и тайный путь, движенье, на котором залогом станет появленье Человека, понявшего бесценность и мощь Любви Высокой. 
На заботу матери о жизни дочки Мороз ей рассказал о своих трудах в создании условий, что обеспечить могут безопасность Снегурки, о своих печалях по поводу любви, что может стать помехой важной в его стараньях оградить ее от Солнца, от тепла и главной силы, от которой «тают»... 
   Старик поведал Весне-красне и о последних слухах... Коль верить им, так Солнце собирается сгубить Снегурку, послав ей в сердце Огонь Любви! «Ярило сожжет ее, испепелит, растопит», - печальный приговор. Однако обреченность приходит завершением тогда лишь, когда в сознании нету понимания, иль ограничено оно земными чувствами, посредством которых человек общается с миром. Согласитесь, подобная несовершенная связь лишает мир его объема, что создан Богом для полноценной жизни живущих на земле. Ведь, опираясь лишь на очевидность, человек на жизнь взирает, как на тропу, что неминуемо находит свой тупик для идущего по ней. Весна и муж -старик решили, что надобно Снегурку, живущую в лесу под присмотром его сил, отправить к людям, к бездетному бобылю в слободку.   Мороз, Любовь назвавший губительным чувством, доволен тем, что в дочери и искры нет ее. Но матери, являющей тепло, что тяготеет к Любви и Солнцу, противны эти разговоры.   И, обратясь к Снегурке подошедшей, ей говорит о воле, мол, не желает ли она с людьми пожить! «Хочу, хочу! - вот и ответ.
Снегурка рождена в альянсе сил полярных, полна желаний смутных, непонятных, но побуждающих к принятию тех перемен, что знаменуют и новые возможности.   Ее зовет судьба, богато одарив холодную Снегурку безупречной внешностью, что в человеке является той формой, чье содержанье и привлекает по созвучию те или иные силы в различных ситуациях.   Ох, как непрост путь человека , зачатого в порыве страстном сознаний разных, примеренных лишь на мгновение слепою силой.   Конфликт извечный между ними становится тем основаньем для созданья противоречий в сознании рожденного ими чада, что станет откровеньем в процессе его взросления.   Ее манят людские песни, забавы девичьи, но ведь зовет лишь то, чему есть основание внутри формы, пусть самой безупречной или, наоборот, уродливой.
Так вот, признавшись в том, что жизнь иная ей интересна, упомянив о Леле, который удостоился ее внимания, Снегурка заронила беспокойство в душе Мороза, но мать Весна была готова дочь поддержать в ее рассказах и обнаруженных нежданных интересах. Но, поделившись тем, что песни Леля готова слушать дни и ночи, при этом тая, она лишь подтвердила опасения отца сурового, холодного, и он воскликнул, чтоб та бежала от Солнца и от Леля, мол, все обман, которого надо сторониться!  
     
   Однако дочь решительно не соглашалась с подобным заявлением, она ведь дочерью Весны-красны была.   Меж тем все шло своею чередою. Снегурочка, обретя семью людскую, на время стала центром всеобщего внимания. Родители ее довольны были тем интересом, что проявляли к ней слободчане. Ведь ими двигала корысть. Мечтали за дочь – красавицу принять вознаграждение в обмен на ласки нежные Снегурки. Но в тех мечтах, столь далеко идущих, они, конечно, просчитались, назвав, обидевшись, ее суровой. «Стыдлива я, смирна, но не сурова», - однако это их не ободрило, (мол та стыдливость к лицу богатенькой , но не для бедных).  Снегурка, оставаясь равнодушной к ухаживаниям берендеев, отметила меж ними только Леля, веселого, избалованного девичьим вниманием, пастушонка.   Весна брала свое  и требовала уж в ребенке, что стала частью ее природы непростой, ведь появилась сочетаньем сил полярных .  
    Но Леля не прельстить ни скромностью, ни взглядом ясным, он оценил в Снегурочке безупречность во внешних формах, но не хватило баловню огня в тех отношеньях, которым не нашла еще замены сама Снегурочка.    Его беспечность и легкость, с какой переходил от отношений с нею к забавам легким, что сулили ему любовные утехи, заставили Снегурочку страдать!    Но ведь страданья - искусный ювелир для чувств и основанье для построенья Любви Высокой!  
  Шло время, как течет река: порой спокойна в берегах высоких, порой бурлива, взбрыкнув на подводные теченья, чтоб дальше устремиться движеньем к могучим водам.     Забавы, что для незрелого сознанья казались блажью и пустой утехой, явились только обрамлением для главного духовного пути иль берегами для реки сознанья.    Так появилась, в качестве условия для скорого преображения сердца, подружка, нареченная Купавой, что собиралась замуж за славного героя Мизгиря.    Мизгирь явился «спозноваться» с молоденькою царства Берендея. Но посулив ключи от кованных  ларцов Купаве, избраннице своей, не ожидал, как круто повернется колесо его судьбы, за внешнею немилосердностью которой явилась объективность, а значит Воля Высшего Закона. Средь приглашенных на встречу с Мизгирем была Снегурочка. Ее увидев, Мизгирь вдруг оказался во власти страстных сил, что не устояли перед скромностью и Красотой! (Что ж удивляться, ведь помните, какое впечатление произвела она на Берендея, царя, послушного веленью сердца в тех поисках Любви, что щедро открывали в нем и художника и тонкого эстета).- Вот также и Мизгирь в одно мгновенье остолбенел, чтоб вдруг перемениться к избраннице своей Купаве.  
   Уж впереди тропа его спешила дорожкой расстелиться, что обещала муки и горестный  финал. Но принял он решенье!   Снегурочка ж пыталась сторониться столь страстного героя, чьи земные силы ложились тяжестью на кроткое созданье. Он показался страшным ей. Влекомый чувствами, что вперемешку с болью, его терзали, он бросился за ней! Снегурка, обратясь к своей защите, оставленной Морозом для нее, ее и получила.   И вот уж наш герой бежит за призраком возлюбленной девицы, а та собой мираж являя, все дальше удаляется..! (уж леший постарался).   Но как не прост Мизгирь! – чтоб силе проявиться, должна она созреть в глубоких недрах его сознанья. Его влекла любовь, но все еще обремененная земным, ведь заполонил его прельстивший облик Снегурки так, что заслонил собой весь мир. (Зацепка за земное, ох, беда-то!)  И все же о Любви. Обременить ее  - под стать тому, как жаворонка лишить небес, в котором только и родится песнь его, подобная Любви! Сама Снегурка,опечаленная встречей, звала Весну на помощь, та пришла. И подарила ей Веночек приворотный из полевых цветов, сказав, что первый ею встреченный, ее любимым станет.   Так встретился Мизгирь, израненный и плотью и душою, гонявшийся за призраком по лесу…  Снегурочка, не ожидавшая вдруг вспыхнувших в ней чувств, не устояла, прильнув к мужской груди, в которой сердце Снегурки посвятило всего себя.   
Снегурка, воспламенясь мгновением коротким, но сладчайшим, благодарила Мизгиря за этот миг.     Истаяв, форма распалась на незримые частицы. Душа, обретшая в своем движенье крылья, вверх воспарила, не страшась Ярило!
Мизгирь, слепой Мизгирь, избравший для почитанья земную форму, не справился с потерей. Безутешен он был в том горе обретенном, когда земная ценность став помехой, становится опасной для движенья духа.   И он расстался с жизнью, которой смысл утерян был для него… И озеро сомкнулось своими водами над жертвою страстей, себя явивших на грани напряженья, готовых уже принять последней каплей боль утраты, чтоб сердце одарить любовью новой. Любовь дает нам крылья, но пыл страстей, пусть мощных и глубинных, но все же торопливых и не вечных, лишает дух подслеповатый зренья! 
 

 

 

Хозяйка медной горы  
Павел Бажов 
 
 
 (395x600, 75Kb)    
Сколько людей на земле, столько и судеб. И у каждого своя и узором ложится неповторимым в вечных хрониках.
 Всяк, наделенный своим миропониманием, по-своему относится и к делу, на земле ему данному. А уж как складываются отношения меж человеком и его занятием, о том говорить можно долго.
 В сказах Павла Бажова есть один — о хозяйке горы Медной, да о ее участии в судьбе рудокопа Степана... 
Если подумать, так всяк, кто серьезно к делу относится, свою руду добывает. А иной раз при старании да желании сильном, и на жилу наткнется не случайную.
 ... Так ведь и в творчестве, золотой век и век серебряный. Средь словесной руды обычной да привычной, словно вдруг блеснет что неожиданно, открываясь искателю серебром или золотом, а то еще пуще: алмазы россыпи старателю являются, словно кто намеренно о том позаботился. Вот и подумалось, вроде одним делом люди занимаются, одинаковые инструменты используют, но глубины у всех разные. Но ведь помните, как вверху, так и внизу. Небеса с землей перекликаются. А живущие на земле, под небесами, свои глубины находят, являя свою меру понимания, да умения. Для кого-то высота явится сводом лазоревым в облаках причудливых, переменчивых, что за ними — кому не досуг искать, а кого-то поманят глубины таинственные, - вот ему-то небо в алмазах и явится. Для него и язык доступным станет, на каком те глубины вдруг заговорят с ним, открывая тайны свои да премудрости...
 Однако, отвлеклись мы, а герои нас дожидаются.
 Этот сказ о Степане, молодом рудокопе, что однажды с приятелем, что постарше был, на покосы шли ( посмотреть, что там делается). День был знойным. Солнце силою похвалялося, вот приятелей и разморило. Улеглись на травку, да и уснули.
 Мы тем временем приглядимся к ним. Добывали приятели малахит руду. Силой властною, неотступною их занятие проникало в них, подернув зеленью малахитовой глаза, а у старшего уж и щеки зазеленели, да и кашлял он неспроста.
Знать, их труд был не прост. Ремесло их рудокоповское ревниво оберегало их от иных интересов, не только приковав к себе цепью прочною, но и прорастая в них той охотою, что старателю порой открывается.
Степан ( что помоложе был) не долго спал, будто что его ударило. Не успел он сон стряхнуть, от видений тонких избавиться, как попал (наяву уже) под влияние наваждения и, нырнув в него всеми чувствами, оказался под таким впечатлением, что куда- там его сновидениям.
 А увидел он девку складную. Только вот коса ее, «ссизо-черная», не болталась за спиной, как и водится, а ровно прилипла к спине. Да движенья выдавали в ней силу странную... Наблюдал Степан за ней, не успел слово вымолвить, как его осенило вдруг: сама Хозяйка ему кажется! Ох, бедою повеяло приключение, ведь не раз он слыхивал, что Хозяйка -то, малахитница, любит на человека мудровать... Да ведь не для того же показалась ему краса каменная, чтобы он, перепуганный, убежал тот час. Знать, так надобно было судьбе Степановой, чтобы встреча та состоялася...
Под ногами вдруг забегали разноцветные ящерки. Хозяйка их, смеясь, войском своим называла. А когда те сбились в одно место, так узором предстали перед работником, в котором он признал руду медную.
Уж, конечно, не во имя того, чтобы похвастаться, явила она ему силу свою скрытую на мгновение. Но для того лишь, чтоб признал он в девице той саму Хозяйку, в горе которой он работал. А уж коли показалась в образе девица, так, стала быть, встреча была неминуемой ( ох, богата жизнь на находки, да на открытия для того, кто идет по ней не верхоглядом беспечным, но старателем...).
 Обратилась Хозяйка к Степану с просьбою, мол, искала в помощь бесстрашного. Дело было вроде нехитрое (передать заводскому приказчику, чтоб с рудника названного убирался, а иначе лишит она его добычи). А сказать - то как? Как на карту, хозяйка поставила  всю судьбу его. Вроде смеясь и попросила, а ведь нет выбора.
На прощание, превратившись в ящерку с лицом человеческим, посулила выйти за него замуж, коль справится он с заданием.
Степан от досады аж плюнул (видано, чтоб на ящерке жениться.)
Однако, просьбу ее выполнил, на что приказчик отвел Степану помещением того  в старый, уже некудышный забой, да еще приковал его на цепь длинную, чтоб тому работалось.
Время свое отсчитывало. Кому доброе, а кому лихо обещало в качестве испытания. И вот уж Степан, только что подавленный случившимся, не успевает надивиться на происходящее. Забой-то преобразился. Вода ушла, будто ее и не было, а малахит так и  сыплется...
Степан дивился -то, дивился (для порядка больше), но уж точно знал, что то Хозяйка его вспомнила.Только помянул ее, а она уж тут как тут, перед ним стоит. (Видно связь меж ними была дальнею, и случаем ее объяснить не пристало).
Не смущаясь реакцией Степана на ее слово о замужестве, будто все шло, как надобно, она повела его смотреть приданое, прежде сняв с него цепи кованные.
Вот идут они камнями разноцветными (по цвету ценности в них), а платье ее повторяет игру каменьев бесценных, блеск руды иной, шелк малахитовый... Показала ему приданое и спросила вновь о женитьбе, вроде как понадеялась на то, что купила его согласие, поманив красотою царскою.
Хоть и был наш герой не бесчувственным и желал себе жизни справной,но, однако, не прельстился на богатство, оставаясь избраннице своей Настеньке верным. Ожидал Степан гнева грозного, но Хозяйка по достоинству оценила его качества.
Подарив ему шкатулку большую малахитовую для невесты избранной, заявила о том, что он справился с двумя испытаниями. Оставалось одно, последнее, но и трудное.
Посулив ему все, что надо для справной жизни, она велела ему больше о ней не вспоминать. Если помните, сила ее неотступная прорастала в того, кто был предан ей и ( завораживала, приманивала, отавляя своим слугой...).  На прощание слезы закапали у нее из глаз, превращаясь в бесценные камешки. Целую горсть протянула рудокопу, касаясь его рукою горячей с холодными камешками. Принял Степан эти слезы застывшие драгоценные с благодарностью.Однако, видимо и он опечален был, знать проникла та сила тайная вглубь его существа, завораживая. Ох, легко ли отыскать Степану в себе чувства здравые, когда пришлось ему пересечься с мощью немалою, по-хозяйски владевшей недрами.
 По-хозяйски владея недрами, не желала их ослабления... Не обрел герой наш счастья в жизни. А ведь и "семью завел, дом обстроил", но точило его изнутри семя, брошенное силой властной. Так на глазах и таял.
Все ходил на охоту, якобы, в те края, где когда-то встретился с Девой каменной, оказавшейся для Степана тем камнем преткновения, что застил у него Свет Божий. Ох, земное прельстительно!
Поднимаясь Любовью и чувствами к небесам с их глубинами, побеждаешь в себе то созвучие, что порой цепями приковывает к силе манкой, серьезной, решительной... Но ведь не одолев земных глубин в своем сознании, кто ж поднимется к запредельным высотам, с их сокровищами незримыми, но бесценными!
Между прочим, слезки Хозяйки горы медной, стали для Степана драгоценностью, превратились в руке мертвой обычною влагою.
Связь с земным для того станет фатальною, кто за ней не увидет главного!

   

 

* * *
 

 Малахитовая шкатулка
П.П.Бажов

 

     
   
  А дни бежали, время — их пастух, не дало им мгновения на остановку. Событий череда, при беглом размышлении, ту обнаруживала связь, в которой свой узор ткала судьба. У каждого своя. Но мудростью закона сплетались нити так, что в каждом из сплетений сознание, распознав свое, тянуло нить к назначенному сроку в условиях нелегких испытаний, тем обретая независимость от них.
  … Ушел Степан, оставив на земле вдову Настасью, двух сынов, да дочку. Шкатулка малахитовая, став на время главной силой, что собрала вокруг себя всех тех, кто так или иначе был ею мечен, явилась тем краеугольным камнем, споткнувшись об который, герои раскрывались сутью тайной, досель закрытой, особо тяготеющей к земному.
… Как будто для Настасьи была она дана самой Хозяйкой, но вот ведь диво: что не наденет из дареного, то только обузой станет для нее. Да ведь и не привыкла к таким-то украшеньям царским. Стыдилась Настасья их напоказ нести. (Стыдливость хороша, коль к месту). Стыд Настасьи приметой был того, что знатная шкатулка была ей не своей, ну, а чужое лишь тяжестью заковывало пальцы, и холодом ложилось в бусах на грудь да шею...
   Мелькала мысль нередко о продаже, но жили все еще не бедно. И память о Степане к тому же побуждала. Охотников же до нее немало было. С какого боку тот покупатель не подступит, Настасья согласья не давала. А цену ей назвал один ученый, что знал и толк и цену тому подарку.
  Заботой став для Настеньки, подарок редкий вдруг явился утехой редкостной для дочки. Танюшка подрастала, все больше обнаруживая таинственную связь в царском даре, полученном отцом. А надобно заметить, малолетка к себе прельщала взгляды не случайно. Так хороша была, но вовсе не похожа на близких ей по крови. В атласном блеске густо-черных волос, да в зелени глубокой глаз черты являли Силы, с какой Степанова судьба переплелась, а проросла в Танюшке. Вот так бывает. 
  Мать прятала ларец, дав ненароком не искусить случай. А дочь, Танюшка, мгновенья пережив страданья от разлуки с забавой тайной, тут же и смеялась. Сама шкатулка ее манила, зазывая светом, сиявшим из укромного угла.
  Меж тем, бежало время, назначив стречу семьи Степана с той незнакомкой, что появлением своим вдруг развернула теченье жизни их. Не хвастаясь и не гордясь своим искусством, но все ж к тому имея тайный повод, Танюшку познакомила с ширинкой, расшитой жарким шелковым узором, что осветил сиротскую избу и обогрел теплом неповторимым.
  Свое увидев в вышивке, Танюшка уж потянулась к мастерству чужому, желая научиться. 
  Танюшка, в избытке чувств к немолодой бродяжке, поведала ей о шкатулке.
   Меж ними вдруг обнаружилась та связь, что женщина позволила, призвав чудодейственные силы, девчонке показать картины из жизни особ высоких, средь которых особо выделалась красотою одна, и, статью поражая, она к тому ж украшена была каменьями, подстать каменьям из заветной шкатулки. Палата же, в которой пребывали особы те, была из малахита, что добывал Степан, еще когда-то для царского дворца (так объяснила ей бродяжка).
  А напоследок, вручила девчонке стекляшку, которая помочь сумеет тогда, когда нуждаться будет в совете. С тех пор Танюшка стала мастерицей.
  Неумолимо время отсчитывало дни, слагаясь в годы. А тайные упрятанные связи вдруг становились поводом для отношений новых, негаданных.
  Серьезной вехой пожар случился. Все дотла сгорело. Уж тут, не сомневаясь, Настасья уповала на продажу бесценной шкатулки, с чем и  Танюшка внешне согласилась.
  А далее хитросплетения связей вдруг развернулись страшною картиной. Тут и пригодилось Танюшкино умение в вышиванье, став важною причиной в создании нежданных встреч.
   А чудо — предсказание бродяжки вдруг стало явью.
   Сила в шкатулке заключенная, свое дело делает. Малахит горазд на привлечение взглядов (такой он силой обладает). Да только все взгляды оказались на Танюшку устремленные, (знать меж ними связь была непростая, тайной меченная). Покупатели той шкатулки не становились хозяевами.
    Танюшка вроде и смирилась с продажей каменьев, да украшения сами ее разыскали, и уж так заиграли на ней, будто радовались (вот уж мистика).
  Так вот, судьбинною волею, оказалась Танюшка в дворцовой палате малахитовой. (Ее-то и показывала бродяжка, помните?)   Тут-то и показала Танюшка свой нрав. Знать, малахит давал и силы и уверенность, так что и слово царицыно было ей не указ.
… Итак, прислонилась она, в платье своем малахитовой зелени к стене малахитной, будто ее и не было. Принял ее камень, словно ровню свою (да ведь и чуяла Танюшка, что средь заводских нет судьбы ее).
  Настасья горевала не долго, не было меж ними связи, что струною чуткой протянута из сердца материнского к сердцу дочери.
  А уж после и слухи пошли, будто Хозяйка теперь не одна появляется, а случились ей в пару девица статная в платье царском, украшенном каменьями, (будто как в зеркале отразилась Хозяйка в ней).
   Семя, что Хозяйка горы медной заронила в душу Степанову, оказалось сильнее самого рудокопа и удвоила суть Хозяйкину.
   А ведь человек силен поддержкою Бога, а иная любая сила с толку сбивает, да понимание путает...
   Ох, нельзя терять тропку узкую, что как ниточка к Богу тянется, совпадая с любыми условиями, по судьбе предназначенной!
                                То ж и свет на стезе твоей загорается, коль сердце к Отцу тянется! 
 

 

Каменный цветок
Павел Бажов

 

 
   

Всякое время своих мастеров рождает. Во всяком деле появляются редкие умельцы, на которых остальные ровнятся пытаются, да только не каждому дано. Кто-то ищет себе занятие, опираясь на разные выгоды, а кого-то призвание позовет, судьбою одобренное. Было время умельцев по делу каменному... Вкруг того немало разговоров велось разных, и уж коли удавалось кому сотворить изделие редкое, так и толковали не только о мастере, но и о камне ему послушному.
  Жил в ту пору мастер Прокопьич. Первым был по делу малахитному. Говорят, мол, руки умелые, да ведь в человеке, посвятившем себя делу творческому, руки-то повинуются мысли легкой да радостной, чувстам редким, глубоким, истинным, настроениям, уводящим за пределы реальности, прозревающим в те возможности камня разного, что закрыты для обычного ремесленника. Красота - дело своенравное, напоказ предъявляет обычное, да доступное обывателю, да и держит на расстоянии. С человеком же призванным к мастерству, входит в те отношения редкие, открывая тайные грани свои, когда уж и не разберешь,то ли мастер над камнем трудится, помогая ему вскрыть упрятанное, предназначенное для искусного ценителя, то ли камень ведет руку мастера, извлекая из недр его сознания чувства тонкие, досель не востребованные. И, играя на струнах их, создает настроение редкое, что зовут порой вдохновением. Но и меж мастеров да умельцев искусных вдруг иной не случайно проявится взрывом чувств, попросившемся Красоту постичь тайную. 
 И чем ближе человек подойдет к разгадке Ее , тем больше с него Красота востребует. Многие родители отправляли своих сыновей на обучение к мастеру. Однако ни один не пришелся тому по душе, пока не свела его жизнь с Данилкой недокормышем, круглым сиротой.
  Прежде, до встречи с Прокопьичем, пробовали Данилку определить и в слуги при господнем доме, и в подпаски при пастухе заботливом... Там, где другие ребятишки с охотою премудрости житейские принимали, Данилке не интересно было. Странным казался он учителям своим, равнодушным да бесчувственным оставаясь к обучению, замечал вкруг себя то, чего для других будто и не было. Казалось, Красота незатейливая, тонкая завораживала его в каждом листочке да букашке, ползущей по нему...
   Но, и знамо дело, видели люди в нем чудака не расторопного, не приспособленного к житейской-то мудрости. Человек ведь только то и заметит, на то и взор обратит,что диковинным ему покажется. А какое же диво в траве да в цветах, это ведь столь привычное, что и не замечается земными чувствами, обремененными земною суетой, да условностями, человеком придуманными. А Природа, мудрым, терпеливым учителем пребывая в жизни человеческой, ждет своего ученика, чтоб раскрыть ему те тайны сокровенные, что родят и узор неповторимый,и чудесным сплетением звуков явятся. А иной раз Красота представится для ученика того под чувствами его да желанием понимания ясного, вдруг рассыплется на мельчайшие осколочки, каждый из которого взыграет блеском неповторимым, звоном редкостным возрадует, на мгновение одарив не суетного впечатлением Вечного. И не станет в те мгновенья ясные для ученика, Богом призванного, ни простого, ни сложного. Предстанет Природа в том единстве своем, что родит Гармонию. Душа тонкая к ней тянется в том безмолвии, что, как в зеркале отразит глубины неожиданные простоты кажущейся. Сила затейливая в ученике явится для его земного окружения той птицей диковинной, редкостной, которой не находится место в общей стае, не желающей принимать недоступное его пониманию.
   Покоряется Красота мудрая только по силе равному. И лишь в объединении тех Сил родится созвучие редкое, что вибрацией своей творит Вечное. Но Вечное — лишь от Господа. Значит, связь с Отцом то условие, без которого не может быть обучение истинному творчеству.
Суть Данилкина отзывалась на предложенные Миру образцы искусства тончайшего (обнаруженные лишь зрячими, наделенными мудростью сердца и светом немеркнущим).
   А потому и травинка, им особо увиденная, становилась ему той находкой, что весомо ложилась в чашу накопления художника, постигнувшего истинную ценность нерукотворных образцов.
   Называли Данилку блаженным, в сочувствии насмехаясь над сиротой, как обычно сочувствуют слабому, дабы с «высоты» своего благополучия еще более ощутить свою значимость. Сетовали и на то, что работа выгодная, казачком в доме господнем, оказалась не по силам блаженному. А того не могли понять, что душа Данилкина, поднимаясь над суетой земной, сочиталась с той Красотой да легкостью, что послана была самим Господом человеку, дабы не растерялся он на стезе своей и, влекомый Силой Божественной, уверенно продвигался к цели намеченной. С виду хрупкий да слабый, Данилка, однако, оказался выносливым да терпеливым.
   Вышел в жизни его детской случай непростой. Будучи подпаском заигрался на рожке, (а играл он до того дивно, что наслушаться его игру невозможно было) да и проглядел коровенку из стада, к тому же одна из них была со двора приказчика.
  Господскому палачу работа выискалась. Уж отыгрался он на спине Данилкиной, взбеленившийся его молчанием. Приказчик и то удивлен был терпеливостью парнишки, оттого и решил приспособить его к делу каменному у мастера Прокопьича.
  После расправы пришлось Данилке отлеживаться (палач -то натешился, сироту испытывая).
   Была в заводе бабушка Вихориха, так вот она и выходила парнишку. Бабушка та, сказывают, силу в травах знала. Была она словоохотлива да ласкова. Хорошо было Данилушке у старушки. Вот она-то и рассказала ему о цветах, неоткрытых еще. Среди них упомянула цвет папоротника, цветок разрыв-травы, назвала и цветок каменный. (Сама-то, мол, не видала, но слышала, что увидевший его несчастливым станет). 
   Недолго пожил Данилка у Вихарихи. Направили его к Прокопьичу на обучение. Отношения их начинались не просто. Не успели встретиться, как поспорили. Прокопьич, возмутившейся замечанием ученика, пошумел, как обычно, но и пальцем его не тронул в наказание.
   Понял мастер, что нашелся ему ученик не простой, смекалистый. Оценил он его по достоинству. Пришелся Данилушка по сердцу одинокому Прокопьичу. А особо оценил он в парнишке деликатность врожденную и уважение к руке природы, оставляющей на камне узор дивный. В своем ремесле зрелый мастер не нарушит своим вторжением той гармонии да целостности, что сама природа оставляет на камне линии редкостной.
  Время шло. Набирал силу искусную Данилушка. Признав его мастером, приказчик позаботился о заказе от самого барина, что прислал для Данилки чертеж чаши замысловатой, узорчатой для дома господского. Смотрит Данила на чертеж присланный, а душе его другое видится.
   Потянуло, видать, мастерство его, почуяв в нем над собой хозяина. По судьбе, видать, да по статусу требовало оно от мастера навоявленного полной отдачи сил его творческих (кому много дано, с того и спросится).
  Неотступным видением стоит перед ним чаша диковинная, не отпуская от себя ни днем, ни ночью. Лишь минутка появится, он в лес да на покосы за травами. Ищет в них совпадения задумкам своим, а все не находится. Уж другие замечают, что с парнем неладное. И Прокопьич забеспокоился, уговаривал парня жениться, зная ту, что Данилке пришлась по сердцу. Но и тут Данило отговорился, ссылаясь на то, что с Катей (девушкой той) сговор был. Мол, она подождет его, пока он с чашей управится.
   Хозяйскую чашу по чертежу барскому сделал Данилушка, а своя-то задумка не дается парню. Мастера похвалили его работу исполненную, оценив руку верную, зоркий глаз. Они же и намекнули парню, чтоб затеи свои он из головы выбросил, а не то попадет в мастера горные к Хозяйке. Не напрасно заводились те речи, знали мастера о горных искусниках, да только не желая терять света белого, не стремились к Хозяйке на обучение. 
Постигали горные мастера Красоту через цветок каменный, раз увидевши, прикипают к нему ювелиры каменные всей душой, забывая о жизни прежней.
   Неспроста заводились те речи для Данилушки. Искушала его Судьба силой знатною. (Малахитница положила свой глаз зеленый чарующий на молодого мастера, не желая делить его силу необыкновенную с небесами, ожидавшими выбора да решения от пришедшего на землю художника. Нет запретов Творцу в его поисках, когда страсть ведет, подстегнутой силой властною...
  Состоялась встреча неминуемая с девой каменной, все ж дождавшейся его просьбы о цветке. Хитроумно подступила она к мастеру. Вроде и не предлагала ничего и не сулила, но разве ж сумеет остановиться тот, в ком потребность выражения Красоты истинной становится смыслом его пребывания на Земле, что с одной стороны распахнута всеми своими гранями небесам высоким, но при том в недрах своих скрывающая знания редкие, но и пагубные...
  Поманила сила коварная удачей редкою. Шла работа скоро, как по маслу ладилась, да не вдруг заколодило. Будто препятствие незримое стало мастерству противостоянием ( мол, давай поборемся). Да ведь и речь шла не о привычном мастерстве, какому выучиться всякий сумеет, были бы желание да терпение. Запредельность определяла умение.
   Но выбор сделан. Просьба о цветке редкостном определила дальнейший путь Данилы. Присушила хозяйка мастера к недрам каменным красотой неземной, чарующей. Как увидел парень воочью тот цветок, убедился в его наличии, будто зелья испил приворотного. Оказалась присуха серьезно разлучила Данилку с невестою, словно сгинул он, оставив после себя в доме Прокопьича груду камней от чаши, работа над которой только пуще разожгла в мастере жажду овладения тайной Красоты живой немеркнущей. Его отчаяние и поставило точку на земле грудой камней, не пожелавших открыться ваятелю.
  Время шло. Долго ли, коротко ли — не нам судить, ибо для каждого оно по-своему раскрывается. Иной и охнуть не успеет, как потребует оно оглянуться на прожитое, на потери в пути драгоценных минут, не зацепивших в своей летучести безответственного. Иль застынет для него широтою мгновения, что значительностью своею спорит с вечностью!
  Катя, невеста Данилова, оставалась ему верною. Мало-помалу, присматриваясь к ремеслу Прокопьича, освоила она дело малахитное. А камень для изделий находила, как по заказу, будто кто о ней заботился, подбирая узор редкостный. Вот и решила Катя, что Данилка так ей знак дает, что он жив и помнит о ней.
  Но Хозяйка-то свое отдает неохотно. Помытарила она девушку, поприманивала, открывая под ногами ее гору с сокровищами несметными, только средь всех драгоценностей, не затмивших ее Любви, искала Катя своего суженного: среди мертвого камня, стерегущего каждый шаг ее видела она живое сердце, не забывшее света белого.
  Ох, и долго же еще время старалося, помогая умельцу искусному освободиться от чар пленительных цветка диковинного. Небеса, не проникающие в дебри каменные развернулись над мастером сенью Отцовскою. Ну, а если кому и показалось, что цветок каменный отдалил героя нашего, связав с собою узами вечными, то и напрасно. Время и тут старается, расставляя все по своим законным местам, и поднимая мастерство редкое в условиях безвременья, где талант сочетается с огнем беспредельности, имя которому Любовь! 

 

 

Царевна-лягушка
Русская народная сказка


  
   
   В жизни человека неоднократно происходят события, появление которых связано с определенными сроками. Это очень важное понятие, и события, определенные конкретными сроками становятся важными вехами на пути человеческого сознания. Насколько важно принимать условия продиктованные сроками, поможет нам разобраться русская народная сказка «Царевна-лягушка».
    «В некотором царстве, в некотором государстве» - так начиналось много сказок потому, что эта история могла случиться где угодно, ведь она о человеке и его отношениях с миром.
    Итак, у одного из царей было три сына. Жили они, поживали, но вот однажды царь решил, что пришла пора сыновьям жениться. Полагаясь на судьбу, он велел сыновьям взять по каленой стреле, натянуть тугие луки и пустить стрелы в разные стороны, а уж Судьба не ошибется и принесет их туда, где каждого ждет суженная...
    У старших сыновей стрелы упали на боярский да на купеческий двор. Вот туда-то и поспешили они свататься. А у младшего, самого ласкового да тихого, Ивана-царевича, стрела, миновав царский двор через зеленый луг, пролетела в заповедный лес, только ее и видели.
   Отправился Иван-царевич на поиски и набрел в том лесу на болото зыбучее, где лягушка-квакушка сидела да держала стрелу, судьбою посланную, в своих лягушачьих лапках. Испугался Иван-царевич, закручинился, бежать хотел, да опомнился, видно так силе судьбинной надобно. Взял он лягушку, завязал в платок да и принес на царский двор, а там уж братья его старшие своими невестами похваляются. Узнав о беде младшего брата, они советуют ему зашибить лягушку, да выбросить.
   Но такой совет не пришелся по нутру сына младшего, пожалел он ее, увидев, что та слезы роняет...
   «Знать, судьба моя такая» - только и вымолвил. Он и сыном послушным был, и судьбы не ослушался.
   Дни бежали по-прежнему. Вот однажды пригласил к себе царь сыновей и объявил, что хотел бы испытать невесток новоявленных, узнать, на что способны, каковы они хозяюшки.
   В первом испытании должны были они испечь хлеб. Вот ведь какое, казалось бы, с точки зрения очевидности, незатейливое дело. Однако, что такое хлеб? Это пища, принимая которую человек каждую клеточку своего существа наполняет определенным видом энергии.
Кроме того, нельзя забывать о том, что мы путешествуем в условиях сказочного мира, а ведь сказки как и многое другое, призваны обеспечить нам связь с Богом через решения многих проблем, ставших выражением нашего духовного состояния. Пища для духа — это ли не повод для испытания?
Лягушка-квакушка, чья неказистая форма несла в себе немалые возможности, обратясь к силам, находящимся в ее распоряжении на высоком человеческом уровне, блестяще справилась с этой задачей.
   Царю, как и всему его окружению, пришлось признать первенство лягушки в этом испытании.
   Между тем, за первым последовало следущее, которое также явилось откровением не только для царя, но и всех близких.
   Любое произведение созданное Творцом несет на себе духовную печать создателя. Иван-царевич, весьма смущенный и растревоженный случившемся, озадачился еще более, когда услышал об испытании последнем, третьем. Вот тут-то и остановиться бы сыну царскому в его нетерпении, однако...
   А испытание заключалось в том, чтобы явиться всем принцам со своими женами на осмотр к царю.
   Вот уж закручинился младшенький. Но в ответ на вопрос лягушки о его кручине, он поведал ей о предстоящем событии. Однако, лягушка и тут велела ему успокоиться и ложиться спать, ибо утро вечера мудренее. (А ведь и правда, время ночное для тьмы старается, а при утреннем солнышке идет светлым душам благоприятствование). Пройденные испытания не оставили равнодушными невесток старших. Явились они на осмотр разодетыми, да разобранными, но и встревоженными еще большими задачами, что не вдруг появились для их понимания.
   В стуке да громе подлетела каляска золоченая ко дворцу царскому...
  Каково же было всеобщее удивление (а уж самое сильное - Ивана-царевича), когда вместо привычного образа предстала пред ним красота неописуемая (вот так лягушка-квакушка!)
   Преображение было столь непостижимо высокое, что невесткам ничего другого не оставалось, как не упускать ни одного движения красавицы, дабы ей соответствовать. Запредельное состояние иногда возникающее в жизни, человек привык называть чудом (однако, для того уровня, с которого оно явилось, это норма, да только, где ж было о том знать дочерям купеческой да боярской).
   А потому они решили повторять все, что делала красавица-царевна.
  Помните, как остатки вина сливала в один из рукавов, а в другой, притом, бросала косточки лебединые, а уж как заиграла музыка, все пошли танцевать, но только не поспевали за лягушкой-царевной ни гости, ни родственники ее новоиспеченные.
   Помните, взмахивала она то одним, то другим рукавом, являя чудо плыли лебеди по озеру чистому.
   Невестки пытались повторить, да только опозорились.
   Ох, очевидность обманчива! (Прячет майя, царица иллюзий, сторожит зерно Истины.
   А ведь невестки могли увидеть только то, что отвечало возможностям их понимания. В какой изысканной форме предстала сила творческая во внешних действиях младшей невестки.
Не выдержал Иван-царевич и в нетерпении не дождался окончания пира, помчался домой, да и сжег шкурку лягушачью. Ох, не во время!
   Появившаяся царевна объявила мужу незадачливому, что и всего-то оставалось ей пребывать в этой шкурке один денек.
   Но дело сделано. Превратившись в лебедя белого, улетела царевна, напоследок сказав, чтоб искал ее у Кащея Бессмертного.
   Нетерпение Ивана-царевича явилось помехой на пути духовного испытания, в котором находилась его жена. (А ведь любое испытание дается для того, чтобы человек, пребывая в любых условиях, сумел подтвердить свой статус человеческий). Вот так, находясь в форме лягушачьей, душа человеческая набирала силу, что явилось бы проявлением более высокого уровня. Оставалось совсем немного, и чудесное преображение, став результатом работы души на уровне незримом, явилось бы устойчивым достижением зрелой души. Любое событие, что является важной вехой на пути человеческого сознания, имеет определенные сроки. Нарушить их — значит не справиться с испытанием. Почему именно Кащей Бессмертный был должен принять нашу героиню? Да потому, что сила Кащея Бессмерного явилась символом особого материального сознания, имеющего основой разрушительные энергии земли. Вот поэтому и заключена была смерть Кащея Бессмертного во множественные земные формы (экое нагромаждение), якобы навечно оберегая жизнь его владельца.
    Да, любит, однако, тьма все эти утяжеления, достаточно впечатляющие, но согласитесь, только земное сознание утяжеляет.
   А ведь дух, зная свой путь, находит решение. Так и тут, Иван-царевич, влекомый Любовью к своей, посланной судьбой, избраннице, встретил на своем пути те силы, что в ответ на его помощь, когда-то им оказанную, помогли ему справиться с трудной задачей. Вот оно, очередное подтверждение того, что благодарность — это великий стимул для светлых деяний.
   Сроки, вот-вот ждавшие завершения, были отодвинуты на тот период времени, пока в Иване-царевиче не родилась непобедимая мощь Божественной Любви, соединившей их.
   А ведь есть еще те, кто способен судьбу называть слепой!.. Уж коли судьба отметила чей-то путь знаком редкостным, прозрев будущее, жди явления! Но и сроки не торопи, ибо чудо — для глаз физических, а для духовного зрения — совпадение многих условий: и космических, и планетарных, и твоих внутренних. Вот так.
 
 

 


 

 

 

 

< вернуться к списку