Прометей

Мать (Мирра Альфасса Ришар)

 Сутры и Молитвы Матери 

 

 

 

 Сутры Матери записаны в первом томе "Адженды". Чтобы понять их, читать нужно сердцем, в полном безмолвии, когда отключен комментатор… Итак, Сутры Мирры Альфассы. Каждая жизнь предоставляет выбор… Прошло уже много пустых, бесполезных, неиспользованных жизней… тысячи возможностей, но вы не воспользовались; в этой жизни еще можно сделать выбор… 

1.Не домогайся ничего и, прежде всего, не разыгрывай ничего, но в каждый момент будь пределом возможного, чем ты можешь быть. 
2. Что касается твоего места в манифестации, то только Всевышний может установить его для тебя.
3. Именно Всевышний Господь неотвратимо предопределил то место, которые ты занимаешь во вселенском устройстве, но каким бы ни было это место, ты имеешь равные права с остальными поднять верховную кульминацию до супраментальной реализации. 
4. Чем ты являешься в истине своего существа, бесповоротно предопределено, и ничто и никто не может изменить это; но путь, который ты выбираешь, чтобы достичь этой истины, предоставлен на твой свободный выбор. 
5. На пути восходящей эволюции каждый свободен выбирать направление: совершить ли быстрое и крутое восхождение  к верхам Истины, к верховной реализации, или же повернуться спиной к пикам и катиться по бесконечным изгибам бесчисленных инкарнаций. 
 6. В течение всего времени и даже в ходе теперешней жизни ты можешь сделать свой выбор раз и навсегда, бесповоротно, и тогда ты должен лишь подтверждать его в каждом новом случае; если же с самого начала ты не принял определенное решение, то можешь заново, в каждый момент, выбирать между ложью и Истиной.
7. Но даже если с самого начала ты не принял бесповоротное решение, тебе еще посчастливится жить в один их тех невообразимых часов вселенской истории, когда присутствует Милость, воплощенная на Земле, и Она предоставит тебе в определенные исключительные моменты возможность снова сделать окончательный выбор, который приведет тебя прямо к цели. 
8. Всякое деление в существе происходит от неискренности. 
9. Величайшая неискренность – делать пропасть между телом и истиной существа.
10. Когда пропасть разделяет истинное существо и физическое существо, Природа немедленно ее заполняет всеми враждебными внушениями, из которых наиболее смертелен страх и наиболее пагубно сомнение. 
Том-1"Адженда Матери"

 

 
Как молиться, или Молитвы Матери 

 Молитва — необходимое условие для усиления веры и выведения на передний план вашей души.

Молитва помогает укрепить дух и наполниться уверенностью в успехе, она приближает вас к Богу.
Молитвы и Медитации Матери — это её личный дневник бесед и воззваний к Божественному который возник в ходе её индивидуальной садханы. Этот дневник был позже издан отдельной книгой под названием Молитвы и Медитации Матери. В книгу вошли молитвы написанные с 1912 по 1919 год и пять молитв более позднего периода. Молитвы и Медитации Матери заучивались наизусть садхаками в Ашраме Шри Ауробиндо и использовались ими как практическое руководство достижения реализации единения с Божественным за долго до того как впервые увидела свет поэма Шри Ауробиндо «Савитри». Мы также можем приобщиться к этому духовному пути следуя молитве за молитвой, разделяя с Матерью её духовные эмоции и сознание. Вот что пишет о «Молитвах и Медитациях» сама Мать:
Эта книга составлена из отрывков дневника, написанного в годы интенсивной йогической дисциплины. Она может послужить духовным руководством для трёх основных категорий искателей: тех, кто предпринял попытку овладеть собой, тех, кто захотел найти путь, ведущий к Божественному и тех, кто стремится посвящать себя всё больше и больше Божественной Работе. — Мать
Молитва Матери есть устремленная духовная работа, сердечное и высшее творчество, красота сотрудничества души с Божественным... Пусть она послужит импульсом вдохновения для читающих эти строки.
 
 
 
2 ноября 1912
О мой Господь, я предана Тебе всецело, Тому, кто сама суть жизни, света и любви. И все же так трудно быть преданной Тебе полностью! Прошло несколько недель, прежде чем я поняла ценность письменной медитации, ее оправданность, и сделала ее основой ежедневного обращения к Тебе. Так я облекаю в конкретную форму небольшую часть той беседы, которую часто веду с Тобой; не в тщетной попытке поведать Тебе о чем–то — ведь Ты сам и есть все это, но оттого, что наше искусственное, поверхностное видение и понимание незнакомы Тебе, чужды Твоему естеству. Обращаясь к Тебе, погружаясь в Твой свет, я буду глубже проникать в реальность того, о чем в данный момент размышляю, пока однажды, слившись с Тобой, не перестану говорить Тебе, поскольку сама стану Тобой. Вот заветное желание мое, и все мои усилия направлены к этому. Я мечтаю о том дне, когда уже не смогу сказать «я», поскольку стану Тобою.
Как часто в течение дня не посвящаю я действий моих Тебе и спохватываюсь, лишь ощутив непонятную тяжесть, отозвавшуюся болью в сердце чуткого тела. Тогда, разобравшись в своем поступке, я понимаю его нелепость, несерьезность или недостойность и раскаиваюсь, опечалившись на миг; но тут же забываю о себе, вновь погрузившись в Тебя с детской доверчивостью, с надеждой на Твою поддержку и силу: я теряю себя ради того, чтобы восстановилась истина и исправилась ошибка внутри и вовне — которые суть одно; ибо теперь мне дано постоянное и ясное чувство космического единства, определяющего совершенную взаимосвязь всех действий.
 
19 ноября 1912
Я сказала вчера молодому англичанину, который так искренне стремится найти Тебя, что мы уже встретились с Тобой, и что наш союз стал постоянным. И я это действительно осознаю. Все мысли мои — о Тебе; я посвящаю Тебе все действия; Присутствие Твое стало для меня окончательным, непреложным и неизменным, и в сердце моем царит Твой Мир. Хотя я понимаю, что наш союз еще неустойчив и ненадежен по сравнению с тем, что мне откроется завтра; и я все еще так же далека, вне всякого сомнения, очень далека — от такого единения, при котором окончательно пропадает чувство «я» — того «я», которым вынуждена пользоваться, чтобы выразить себя, но которое, подобно слову, неудачно передающему мысль, всякий раз отягощает. Это «я», по–видимому, необходимо в человеческом общении — вопрос в том, что именно оно выражает; и сколько раз было так: когда я произношу эти слова, говоришь во мне именно Ты, так как чувство разобщенности покинуло меня.
Это состояние еще только зарождается, со временем оно станет совершенным. Какое умиротворение приносит эта непоколебимая вера в Твое Всемогущество!
Ты есмь все, Ты повсюду, и тело исполняющее — Твое, подобно видимой вселенной, заключающей в себе всю свою полноту; ибо это Ты дышишь, думаешь и любишь в том веществе, которое, само будучи Тобою, готово всегда Тебе служить.
 
5 декабря 1912
Вечность проявляется в Мире и Безмолвии; пусть ничто не смущает вас, и Вечное явит себя; будьте полностью и во всем уравновешены, и Вечное пребудет с вами… Да, не нужно чрезмерного напряжения, чрезмерного усилия, когда мы ищем Тебя; поскольку оно все еще от беспокойства ума, затемняющего Твое Вечное Присутствие; и только в атмосфере абсолютного покоя, безмятежности и уравновешенности все оказывается Тобою и Твоим действом; и самое незаметное волнение в этой предельно ясной и спокойной атмосфере становится препятствием Твоему проявлению. Никакой поспешности, никакого беспокойства, никакого напряжения, Ты и никто, кроме Тебя, без какого–либо обдумывания и стремления доказывать; Ты же всегда неизменен, и все тогда становится Святым Миром и Сокровенным Безмолвием.
И это превыше всех медитаций.
 
21 июля 1913
О! как я взываю к Тебе из самых глубин моего сердца. Истинный Свет, Верховная Любовь, Божественный Мастер, кто вдыхает в нас жизнь и озаряет нас, кто направляет и оберегает нас, кто является Душой нашей души и Жизнью нашей жизни, кто является Смыслом существования нашего существа, верховным Знанием, незыблемым Покоем!
 
2 августа 1913
Этим утром, по мере того, как я окидывала взглядом начинающийся месяц, я задалась вопросом, как можно служить Тебе ещё лучше, и я услышала тихий внутренний голос, словно шёпот в тишине, вот что он сказал мне: «Посмотри, как мало значат все внешние обстоятельства. Зачем же так стараться и напрягаться, чтобы реализовать cвою собственную концепцию Истины? Будь более гибкой, более доверчивой. Единственная обязанность — не позволять себе быть потревоженной ничем. Мучиться тем, чтобы всё делать хорошо, приносит столько же вреда, сколько и дурная воля. Только в покое глубоких вод, находится единственная возможность Истинного Служения.»

И этот ответ был настолько ясен и чист, он нёс в себе такую действенную реальность, что описанное им состояние было передано безо всякого труда. Мне казалось я плыву в покое глубоких вод; я поняла; я ясно увидела, каким должно быть лучшее отношение; и теперь я только прошу Тебя, О Верховный Мастер, Верховный Учитель, дать мне необходимую силу и предвидение, чтобы постоянно находиться в этом состоянии.

Не мучай себя, дитя, безмолвие, покой, покой.

 
10 апреля 1914
Покров внезапно разорвался, очистив горизонт, и взору предстало все существо мое, склонившееся в порыве безграничной благодарности к ногам Твоим. Но, несмотря на глубокую и всеобъемлющую радость, не было никакого волнения — все оставалось безмятежным, в покое вечности.
И казалось мне, что все оковы рухнули, исчезло восприятие тела — все ощущения, чувства, мысли — и осталась только ясная, чистая, спокойная безбрежность, наполненная любовью и светом, искрящаяся невыразимой красотой, и именно это было теперь мною вместо того, что было «мною» прежде, вместо моего прежнего «я», самоуверенного и ограниченного; и я уже не различаю, где «я», а где Ты, о Владыка, незримый Господин наших судеб.
Как будто все превратилось в энергию, отвагу, силу, волю, бесконечную сладость, ни с чем не сравнимое сострадание.
Интенсивнее прежнего гибнет прошлое и как бы меркнет в лучах новой жизни. Последний взгляд, брошенный мною назад, когда я читала новые страницы этой книги, окончательно убедил меня в его смерти; и, освобождаясь от его тягостного бремени, я, со всей простотой, со всей беззащитностью ребенка, преподношу себя Тебе, о божественный Господин мой… И воспринимаю лишь одно — спокойствие и чистоту необъятного.
О Господин мой, Ты ответил на молитву мою, Ты осчастливил меня тем, что я у Тебя просила; «я» исчезло, остался только послушный инструмент, верный слуга Твой, средоточие проявления Твоих бесконечных и вечных токов; Ты принял мою жизнь и сделал ее Своей; Ты забрал мою волю и соединил со Своей; Ты принял мою любовь и соединил со Своей; Ты забрал мои мысли и заменил Своим абсолютным сознанием.
И в безмолвном и смиренном благоговении тело с радостью повергается ниц.
И нет более ничего, кроме Тебя одного в величии Твоего неизменного мира.
 
 20 марта 1914 года
Ты – сознание и свет, Ты – покой в глубине всего, божественная любовь, которая преобразует, знание, которое побеждает тьму. Чтобы почувствовать Тебя и стремиться к Тебе, необходимо выплыть из огромного моря подсознательного, нужно начать выкристаллизовываться, формироваться, чтобы познать себя и затем отдать себя, как единственное, чем владеешь. И сколько усилий и борьбы необходимо для достижения этой кристаллизации, чтобы выйти из этого аморфного состояния окружающей среды; и насколько ещё больше усилий и борьбы требуется, чтобы совершить самоотдачу, отдаться, когда индивидуальность сформировалась.
Немногие существа добровольно согласятся совершить это усилие; поэтому жизнь с её жестокими неожиданностями вынуждает людей совершить это без своего собственного желания, потому что у них не остается выбора. И мало-помалу работа Твоя вершится, несмотря на все препятствия.
 
 
 
 
 
Слова Матери о Себе
 

Мать

 
Как я стала сознательной о своей миссии
 
Когда и как я стала сознательной о миссии, которую должна была выполнить на земле? И когда и как я повстречалась со Шри Ауробиндо? Вы задали мне два этих вопроса, и я пообещала вам кратко на них ответить.
Что касается осознания своей миссии, то трудно сказать, когда оно пришло ко мне. Мне кажется, что я родилась с ним, и по мере того, как развивались разум и мозг, также развивались ясность и полнота этого осознания.
Между 11 и 13 годами серия психических и духовных опытов открыла для меня не только существование Бога, но также и возможность объединения с Ним и интегральной реализации Его в сознании и деятельности, а также проявления Его на земле в жизни божественной. Это знание, а также практическая дисциплина для его воплощения были даны мне во сне несколькими учителями, некоторых из которых я повстречала затем на физическом плане.
Позже, в процессе моего внутреннего и внешнего развития, психическая и духовная связь с одним из этих учителей начала становиться всё более ясной и частой; и хотя я очень мало знала тогда о философиях и религиях Индии, что-то подсказало мне называть его Кришной, и с тех пор я стала осознавать, что именно с ним (с кем, как я знала, повстречаюсь однажды на земле) мне предстояло совершить божественную работу.
В 1910 году мой муж отправился в Пондичери, где при необычных и очень интересных обстоятельствах он познакомился со Шри Ауробиндо. Начиная с этого момента, мы оба испытывали большое желание отправиться в Индию – страну, к которой я всегда относилась с любовью, как к своей истинной родине. И в 1914 году эта радость была нам дарована.
Как только я увидела Шри Ауробиндо, я сразу же узнала в нём хорошо знакомого мне Учителя, которого я привычно называла Кришной… И я думаю, этого достаточно, чтобы объяснить, почему я полностью убеждена, что моё место и моя работа – рядом с ним, в Индии.
Пондичери, 1920 год,CWM, Vol.13, p.38
О себе
 
Я не принадлежу ни одной нации, ни одной цивилизации, ни одному обществу, ни одной расе – а только Божественному.
Я не подчиняюсь никакому учителю, никакому правителю, никакому закону, никаким социальным условностям – а только Божественному.
Ему я отдала всё — свою волю, жизнь и саму себя; ради Него я готова отдать всю свою кровь, каплю за каплей, если на то будет Его Воля, с безграничной радостью; и в служении Ему ничто не может быть жертвой, ибо всё является абсолютным наслаждением.
февраль 1920 года, Япония,CWM, Vol.2, p.166
* * * 
 
… Самое важное для индивидуума – это объединить себя вокруг своего божественного центра; таким образом он становится истинной индивидуальностью, хозяином самого себя и своей судьбы. В противном случае он является игрушкой сил, которые бросают его в разные стороны, как щепку в реке… Он идет туда, куда он не хочет идти, его заставляют делать то, чего он не хочет делать, и, в конце концов, он оказывается в такой тьме, что у него больше нет сил вернуться обратно. Но если вы организованы сознательно, объединены вокруг божественного центра, ведомы, направляемы им, вы являетесь хозяином своей судьбы. Это стоит потраченных усилий… И в любом случае, я считаю, что лучше быть хозяином, чем рабом. Это достаточно неприятное ощущение, чувствовать, что вас дёргают за верёвочки и заставляют делать вещи, и хотите ли вы их делать или нет — не имеет никакого значения, но вы вынуждены совершать их, потому что кто-то тянет вас за верёвочки, кто-то, кого вы даже не можете увидеть. Это очень неприятно. И, не знаю, как другие, но, для меня это было очень неприятно, когда я была ещё совсем маленькой. В пять лет мне это стало совершенно невыносимо, и я начала искать метод, чтобы это изменить — ибо рядом не было никого, кто мог бы сказать мне как это сделать. Потому что я не знала никого, кто мог бы мне помочь, и у меня не было такой возможности, которая есть у вас, того, кто может сказать вам: «Вот, что вы должны делать!» Не было никого, кто сказал бы мне это. Я должна была до всего дойти сама. И я нашла этот метод. Я начала это делать в пять лет.
1 июля 1953 года,CWM, Vol.5, p.139

* * *

Например, однажды, во время прогулки в горах, я шла по тропе, на которой мог уместиться только один человек – с одной стороны была пропасть, а с другой — отвесная скала. Позади меня шло трое детей и четвёртый человек, который замыкал шествие. Я шла во главе. Тропа следовала по самому краю утёса: нельзя было увидеть, что находится впереди (к тому же, это было очень опасно – если бы кто-то поскользнулся, он сорвался бы в пропасть. Я шла во главе и вдруг увидела иными глазами, чем эти (тем не менее я очень внимательно следила, куда ступаю), я увидела змею, там, на тропе, поджидавшую на другой стороне утёса. Тогда я сделала один шаг, очень осторожно, и, действительно, на другой стороне оказалась змея. Это избавило меня от шока внезапности, и я смогла сказать детям, не вызвав у них никакого потрясения: «Остановитесь, оставайтесь спокойными и не шевелитесь».

CWM, Vol.10, p.131

* * *

В начале моего нынешнего земного воплощения я пересекалась со множеством людей, которые говорили, что они имеют большое внутреннее стремление, порыв к чему-то более глубокому и истинному, но что они связаны, подчинены, порабощены этой жестокой необходимостью зарабатывать себе на жизнь, и это угнетает их так сильно, забирает у них так много времени и энергии, что они не могут заняться какой-либо другой деятельностью, внутренней или внешней. Я слышала это очень часто, я видела множество бедных людей – я не имею в виду бедных в отношении денег, но бедных потому, что они чувствовали себя заключенными в этой материальной зависимости, сковывающей и изнуряющей их.
Я была очень молода в то время и всегда говорила себе, что если бы я могла это сделать, то постаралась бы создать маленький мирок – О! совсем маленький, но всё же — мирок, где люди могли бы жить, не заботясь ни о пропитании, ни о крыше над головой, ни об одежде и насущных жизненных потребностях, так, чтобы посмотреть, не обратятся ли спонтанно все эти энергии, освобожденные этой уверенностью в завтрашнем дне, к божественной жизни и внутренней реализации.
30 мая 1956 года,CWM, Vol.8, p.161

* * *

Полезно ли записывать свои сны?
Да, больше года я применяла к себе этот вид самодисциплины. Я записывала всё – в нескольких словах, совсем кратко, только общее впечатление – пытаясь перейти от одного воспоминания к другому. Вначале это было не очень продуктивно, но ближе к концу четырнадцати месяцев я смогла проследить, начиная с конца, все движения, все сны вплоть до самого начала ночи. Моё тело лежало распростертым в глубоком сне, но не было никакого отдыха в сознании. Результат был совершенно потрясающим; я стала сознательной о различных фазах сна и абсолютно обо всём происходящем, до малейших деталей…
27 января 1951 года,CWM, Vol.4, p.62
* * *
 
Есть ли среди присутствующих кто-то, кто внезапно терял сознание, словно без причины? Вы видите своё тело, не так ли? и спрашиваете себя: «Но что же оно делает там в этой нелепой позе?» И вы немедленно устремляетесь в него обратно! Со мной однажды такое произошло в Париже. Меня угостили хорошим обедом, и затем я пошла, кажется, в конференц-зал. Там было много людей и очень жарко. Я стояла там с хорошим обедом в желудке, и, внезапно, почувствовала сильное недомогание. Я сказала человеку, сопровождавшему меня: «Я должна немедленно выйти». Оказавшись на улице (это было на Площади Трокадеро), я упала в обморок. Я увидела своё тело, распростершееся там, и нашла это настолько нелепым, что сразу же вернулась в него и задала ему хорошую взбучку. Я сказала ему: «Тебе не стоит играть со мной в такие игры!»
19 февраля 1951 года,CWM, Vol.4, p.125
* * *
 
Это вопрос образования — своего самообразования. Чем раньше оно начинается, тем легче оно даётся. Когда вы начинаете совсем маленькими, это делать очень просто, потому что вы привыкаете к своим внутренним реакциям и тогда можете действовать благоразумно и рассудительно. В то время как для тех, кто привык, начиная с самого детства, принимать все свои желания за нужды или необходимости и устремляться за ними со всем пылом и страстью, путь оказывается гораздо труднее, потому что они, прежде всего, должны развить распознавание и научиться отличать желание от того, что им не является; и иногда это очень трудно сделать — всё настолько перемешано, что с трудом можно что-либо разобрать. Но, в конце концов, я не думаю, что человек нуждается во многом. Помню, как однажды мы вчетвером пошли в пеший поход по горам Франции. Мы вышли из одного города и должны были дойти до другого. Это было примерно восьми или десятидневное путешествие по горам. Естественно, каждый из нас нёс на своей спине рюкзак, потому что в пути нужны какие-то вещи. Но вначале, прежде чем отправиться в путь, мы устроили небольшое обсуждение, чтобы выяснить, какие же вещи нам действительно нужны, которые были бы совершенно необходимы. И мы всегда приходили к следующему: «Ну-ка, посмотрим, можно всё организовать таким образом» и в итоге всё свелось к настолько малому… Я была знакома с датским художником, который говорил: “Видите ли, когда я путешествую, то кроме зубной щетки мне ничего не нужно.” Но тогда кто-то ему ответил: “Да нет же! Если у вас нет щетки, тогда вы можете потереть зубы своим пальцем!”
5 мая 1951 года,CWM, Vol.4, p.385
***

Я могу сказать вам одну вещь, а именно, когда я начала со Шри Ауробиндо нисхождение в целях йоги, нисхождение из разума в витальное, когда мы перевели нашу йогу из разума в витальное, и через месяц – мне тогда было сорок лет, я не выглядела старой, я выглядела моложе сорока лет, но всё же мне было сорок, — и через месяц практики йоги я стала выглядеть как восемнадцатилетняя! И кто-то, кто видел меня прежде, кто жил со мной в Японии и приехал сюда, с трудом узнал меня. Он спросил меня: «Неужели это действительно вы?», я ответила: «Конечно!».
Только когда мы спустились из витального в физическое, тогда всё это ушло, потому что в физическом работа гораздо труднее. Это произошло потому, что там было гораздо больше вещей нуждавшихся в изменении. Но если бы такая сила могла быть проявлена и получена, она имела бы потрясающий эффект!
25 августа 1954 года,CWM, Vol.6, p.303
* * *
Когда ты играешь по воскресеньям, решаешь ли ты заранее, с какого плана должна прийти музыка?
Перед тем как сесть за инструмент я даже не знаю, по каким нотам я буду играть. С какого плана? Это всегда один и тот же план. Вот почему я могу с некоторой долей опыта говорить о происхождении музыки Берлиоза, потому что это очень хорошо известный мне план, который я часто посещаю. Но мне совершенно неизвестно, что именно придёт. Совсем ничего, ничего… Я даже не решаю, какое чувство, или идея, или состояние сознания будут выражены, ничего. Я подобна чистому листу бумаги. Я выхожу и сажусь, концентрируюсь в течение одной минуты и позволяю этому прийти. Тогда иногда, я знаю. Не всегда. Но когда я недолго слушаю здесь эту музыку, днём или вечером, тогда я это знаю: потому что это больше не я, это нечто, что пришло свыше. Тогда я хорошо знаю, что это такое!
20 октября 1954 года,CWM, Vol.6, p.384
* * *
На медитациях, которые мы проводили прежде там (в Ашраме), когда у нас была утренняя или вечерняя медитация, моя работа состояла в объединении всех ваших сознаний и подъёме их так высоко к Божественному, насколько я только могла. Те, кто были способны почувствовать это движение, следовали за ним. Это была обычная медитация, со стремлением и восхождением к Божественному. Здесь, на Игровой Площадке, работа состоит в объединении всех присутствующих, открытии их и низведении в них божественной Силы.
12 февраля 1951 года,CWM, Vol.4, p.106
* * *
(в то время Мать давала ежедневный даршан, выходя каждое утро на свой балкон — он был известен, как «Балконный Даршан». По вечерам она посещала Игровую Площадку для проведения Парада и Концентрации, следовавшей за ним).
Милая Мать, каждый день мы приходим на Балконный Даршан, и сюда, на Игровую Площадку, для Парада и Концентрации. Каким должно быть в каждом случае наше отношение?
Самым необходимым качеством во всех случаях является восприимчивость.
Например, Балконный Даршан. Когда я выхожу на балкон я совершаю особую концентрацию, вы видите, что я смотрю на каждого, не так ли? я прохожу глазами, я рассматриваю, я вижу всех, я знаю всех присутствующих, и где они находятся, и я даю каждому именно то, в чём он нуждается; я вижу состояние каждого и даю ему необходимое. Это может проходить быстро, иначе я держала бы вас там полчаса, но это именно то, что я делаю. Это единственная причина, по которой я выхожу на балкон, потому что я и так ношу вас в своём сознании. Я ношу вас в своём сознании, всегда, даже не видя вас, и делаю всё необходимое. Но здесь — это момент, когда я могу сделать это, прикоснувшись непосредственно к физическому, понимаете; иначе это должно проходить через разум, через разум или витальное. Но здесь я касаюсь непосредственно физического посредством взгляда, контакта с помощью взгляда; и это то, что я делаю – каждый раз.
27 июля 1955 года,CWM, Vol.7, p.257
Заявление
Я хочу отметить этот день выражением давно лелеемого мною желания: стать гражданкой Индии. С моего первого приезда в Индию, в 1914 году, я чувствовала, что Индия была моей истинной родиной, страной моей души и моего духа. Я решила осуществить это желание, как только Индия станет свободной. Но я была вынуждена ждать по причине моих многочисленных обязательств, осуществляемых мною здесь, в Пондичерри, в связи с Ашрамом. Сейчас наступил момент, чтобы заявить о себе.
Но, в согласии с идеалом Шри Ауробиндо, я намерена показать, что истина заключается в объединении, а не в разделении. Отказаться от одного гражданства только для того, чтобы принять другое – не является идеальным решением. Поэтому я надеюсь, что мне будет позволено получить двойное гражданство, другими словами, оставаясь француженкой стать также и индианкой.
Я француженка по рождению и по начальному образованию, я индианка по своему выбору и предпочтению. В моём сознании нет никакого противоречия между этими двумя, напротив, они очень хорошо сочетаются и дополняют друг друга. Я также знаю, что могу в равной степени быть полезной обеим странам, ибо единственной целью моей жизни является придать конкретную форму великому учению Шри Ауробиндо, а в своём учении он раскрывает нам, что все нации по сути своей едины и предназначены выражать Божественное Единство всей земли через организованное и гармоничное многообразие.
15 августа 1954 года,CWM, Vol.13, p.54
* * *
Когда я говорю, я проживаю это и в то же самое время передаю опыт со словами – никакая аппаратура не в состоянии записать это. Вот почему при прослушивании и при чтении текст кажется совершенно другим, из него уходит главное, ибо это не поддаётся никакой записи. Даже тогда, когда в книге или в статье печатают то, что я написала сама, интенсивность опыта, который я имела при написании, ускользает, и текст выглядит плоским, хотя все слова те же самые.
Это — настоящее значение физического Присутствия, его важность неоспорима.
Не воспринимайте мои слова как учение. Мои беседы всегда являются силой в действии; они произносятся с определенной целью и теряют свою истинную силу, когда отделены от обстоятельств, которые их обусловили.
CWM, Vol.13, p.53
* * *
Мой образ видения несколько отличается. Для моего сознания вся жизнь на земле, включая человеческую жизнь со всей её ментальностью, является массой вибраций — большей частью вибраций лжи, неведения и беспорядка, в которых всё больше и больше работают вибрации Истины и Гармонии, приходящие с высших планов и прокладывающие себе путь через сопротивление. В этом видении чувство эго, личные притязания и индивидуализм становятся совершенно нереальными и иллюзорными.
CWM, Vol.13, p.95
* * *
Что же вы хотите, мне сейчас почти сто лет, понимаете, не хватает только пяти лет. Я начала совершать усилие, чтобы стать сознательной в пять лет, дитя моё. Это так, к слову… И я продолжаю, и это продолжается. Только… Естественно, я дошла до выполнения работы для клеток тела, но работа началась много лет назад.
Я говорю это не для того, чтобы вас обескуражить, но… чтобы сказать, что всё это не происходит само собой!
Тело… тело является творением материи, которая остаётся всё ещё очень тяжелой, и это сама материя должна измениться, чтобы Супраментальное могло проявить себя.
CWM, Vol.12, p.433
* * *
Теперь запомните одну вещь, это то, что Шри Ауробиндо и я всегда являемся одним и тем же сознанием, одной и той же личностью.
Только когда эта сила или это присутствие, которое является одним и тем же, проходит через ваше индивидуальное сознание, оно принимает форму, видимость, отличающуюся согласно вашему темпераменту, вашим стремлениям, вашим нуждам, характерным особенностям вашего существа. Ваше индивидуальное сознание действует как фильтр, указатель, если можно так выразиться; оно делает выбор и фиксирует одну возможность из бесконечности божественных возможностей.
1957 год,CWM, Vol.13, p.77
 
 
 
 
Вот как Мать (Мирра Альфасса) говорит о трудностях, которые встретятся на Пути. Это фрагменты из «Адженды», записанные в 1951-1960 годах.
 
Интегральная йога состоит из непрерывающейся чреды  испытаний, через  которые  вы  должны  пройти  без какого-либо предварительного уведомления, что заставляет вас всегда быть бдительными и внимательными.
Три группы экзаменаторов проводят эти испытания. Кажется, что  эти испытания не имеют ничего общего друг с другом, и их методы столь разнятся, иногда кажутся даже столь противоречащими, что  кажется,  что  они не служат одной и той же цели, и все же эти испытания дополняют друг друга и работают вместе во имя общей цели,  и каждое испытание совершенно необходимо для интегрального исхода.
Вот эти три категории испытаний:  испытания, проводимые силами Природы; испытания, проводимые духовными и божественными силами;  и  испытания,  проводимые  враждебными силами.
Последняя категория испытаний наиболее коварна и  обманчива, и требуется неизменное состояние бдительности, искренности и смирения, чтобы неожиданно или неподготовлено не попасть в ловушку.
Текущие обстоятельства, люди, повседневные события жизни, кажущиеся  неважными  вещи - все это использует та или иная категория экзаменаторов.  В этой весьма сложной организации испытаний легче всего,  в действительности,  выдержать те экзамены, которые обычно считаются наиболее важными событиями жизни,  ведь  в  этом случае вы подготовлены и начеку.
Легче всего споткнуться о маленький камешек на пути,  потому что он не привлекает внимания.
Качества, особенно требующиеся для  испытаний,  испытаний, накладываемых физической Природой - это выносливость и пластичность, бодрость и мужественность.
Для духовных испытаний:  стремление, доверие, энтузиазм и великодушие в самоотдаче.  
Для испытаний,  исходящих  от враждебных сил:  бдительность, искренность и смирение.
Но не думайте, что испытуемые находятся на одной стороне, а экзаменаторы - на другой;  в зависимости от времени и обстоятельств, мы  и экзаменаторы и экзаменующиеся,  и может так статься,  что и одновременно,  в один и тот же момент мы являемся и тем и другим. И какую пользу мы из этого извлекаем, зависит,  качественно и количественно,  от интенсивности нашего стремления и готовности нашего сознания.
В заключение последняя рекомендация:  никогда не становитесь в позу экзаменатора. Ведь тогда как нелишне постоянно помнить, что, возможно, сейчас вы проходите очень важное испытание, но чрезвычайно опасно воображать,  что вам поручено испытывать других,  ведь это открытая дверь для  самого  абсурдного и пагубного тщеславия. Эти вещи решает не невежественная человеческая воля, а Верховная Мудрость.
Всякий раз,  когда  должно  быть  сделано  продвижение, встречается испытание.
 
По-моему, идеальное состояние – то, в котором постоянно осознаешь Твоё Сознание, знаешь в каждый момент, спонтанно, без всяких необходимых размышлений именно то, что должно быть сделано для лучшего выражения Твоего закона. Я знаю это состояние, потому что оказывалась в нем в определённые моменты, но очень часто знание «как этого достичь» скрыто туманом неведения и необходимо обратиться за помощью к мысли, которая не всегда является хорошей советчицей – не говоря уже обо всем том, что происходит в каждое мгновение, и в суете у нас попросту нет времени для размышлений. До какой степени это соответствует или противоречит Твоему закону? Это зависит от состояния подсознания, которое активно в это время. Как только действие совершено, если оно имеет какое-либо значение, если можно рассмотреть его, проанализировать его, понять его, оно послужит уроком, позволяющим осознать свои мотивы и, следовательно, узнать что-то об этом подсознании, которое всё ещё правит и которым необходимо овладеть.

Каждое действие на земле неизбежно имеет хорошую и плохую сторону. Даже действия, которые лучше всего выражают самый божественный закон Любви, несут в себе что-то от беспорядка и тьмы, присущих миру, каким он в действительности является. Некоторые люди, те, кого называют пессимистами, воспринимают почти исключительно тёмную сторону во всём. Оптимисты, с другой стороны, видят только сторону красоты и гармонии. И если глупо и невежественно быть несознательным оптимистом, то почему бы не совершить радостное завоевание, чтобы стать сознательным оптимистом? В глазах пессимистов всё, что они бы не делали, всегда будет плохим, невежественным или эгоистичным; как можно удовлетворить их? Это невозможная задача.

Есть только одно средство – объединиться настолько совершенно, насколько это возможно с самым высоким и чистым светом, о котором только можно помыслить, отождествить своё сознание настолько полно, насколько возможно, с абсолютным Сознанием, стремиться получить от него всё вдохновение, чтобы поспособствовать, насколько это возможно, его проявлению на земле и, уповая на его силу, смотреть на все события с безмятежностью.
Поскольку всё неизбежно смешивается в нынешнем проявлении, самым мудрым будет делать всё от себя зависящее, стремясь всегда к высочайшему свету и смириться с тем, что абсолютное совершенство на данный момент неосуществимо.
И всё же, как пылко мы должны постоянно стремиться к этому недоступному совершенству!…
 

 

 

< вернуться к списку