Прометей

Размышление о Шекспире

 
 
 

 

    
 
 
 
                       ***
  Ох, тяжкие случались времена -
- Земля, окутанная мраком,
  Лишь потому не поддавалась страхам,
  Что знала: все достоинства людей,
  Когда-то появившихся на ней,
  Оставят в мире только имена -
- Земная ж плоть пойдет в нее же прахом.
  Как страшный сон, чему названье - бред,
  Меняет очевидную реальность,
  Так жизнь швыряет настроенья в крайность,
   Которой объясненья в сердце нет.
Учтивость прежняя - накидка на плечах,
Укрывшая, едва доступным взорам,
Огрехи одеяний, что позором
Клеймят кого-то в чувствах и в речах.
  ... Шотландия когда-то пребывала
   В сраженьях частых, в скорбных временах,
   Когда еще земля ее не знала,
   Что сам король низвергнут с пьедистала,
   Что скоро будет силой, что впотьмах
   Являя смерть чудовищным оскалом,
   Рождает в душах постоянный страх.
...  За здравствует Король, рожденный
     С печатью королевской на челе,
     Со скипетром в руке, решающем во мгле
     Задачи и на то благословленный.
    ... Падут преграды на тропу иных
        Самодержавцев, что не зная меры,
        Взрывали, как опору, даже веру
        Под поступью людей и в душах их.
... Дункан, чей королевский сан
Не позволял в той власти усомниться
Ни окруженью, ни обычным лицам
Принявшим за основу Божий план,
Был королем, судьей, отцом духовным,
Что сдерживал порой лихие волны,
Пытавшиеся кровью затопить
Простор земли, в которой жить да жить
Признавший власть любви за царским троном.
По-царски щедро воздавал сынам
Страны богоугодной милость, славу,
Что в поединках страстных и кровавых,
Являли честь, угодную богам
В провозглашенье доблести такой
Дункан, порой не зная меры рамок,
Встречал, как сына, приглашая в замок,
Обласканного твердою рукой,
Героя, защитившего покой
Шотландии, уютным ставшей домом.
 ...  В блеснувшей молнии, явившейся пред громом,
      Был знак особый скорых перемен,
      Создавший тот неочевидный крен,
      Что угрожает пасть иному дому -
   - Не ветхостью, в нем возведенных стен -
   - Но жаждой власти алчущего гнома,
     Что бросил честь бесчестию в обмен.
    ... Средь полководцев армии Дункана
        Избрал Макбета воинский успех -
     - С врагами в схватке он не знал помех -
     - Сильнее их он был на поле бранном.
Весть об успехах воина Макбета
И в этот раз летела во дворец,
Где, власть держащий, муж, но не юнец
Ждал в нетерпенье: где же, наконец,
Герой, чья жизнь явилась образцом обета,
Что принимает ставший под венец.
... Король, отец, для подданных- любимый,
    Еще не ведал каверзы финал:
    А, между тем, злой рок облюбовал
    Тропу Дункана, поразив Макбета
    Корыстью страстной - дух его взалкал
    Бесспорной власти. Ведьминским заветом
Теодор Шассерио. Макбет и три ведьмы
    Он должен был взойти на пьедистал.
    .... Три ведьмы вились вкруг чела
        Из окруженья темного Гекаты -
      - В их предсказаньях скорбная утрата
        Семью Дункана в двух шагах ждала.
... Стать королем в расцвете сил и славы
    Мечтал Макбет, скрывая от себя,
    Но три сестры пророчили: судьба
    Его в согласьи с эти правом,
И страсти ликовали: "браво, браво"
- Надежда скрытая в глубинах естества,
Давно ждала такого торжества.
... Ответный пыл на возмущенье духа
    Тем ярче, чем честней рука,
    Ведомая не страстью игрока,
    Но верным сердцем, знавшим не по слухам,
    Что мощь любви в герое высока.
Назвать героем, испытав восторг
От близости достойного величья
Мог только тот, кто нес в себе отличье
Высоких чувств, презревших страстный торг.
   Шипела нечисть, жажду распаляя
- Все вожделенней становилась власть -
- И в сердце воина главенствавала страсть,
  Своим  желаньем нечисть забавляя.
... Венчаться с властью - не напасть,
    Да только как бы не пропасть,
    Коль предназначено судьбою
    Идти совсем другой тропою.
   .... Кураж бойцовский не годится,
        На троне царском. Твой успех
        Тебя бы не вовлек во грех.
        Но не удержишь и синицы,
        Когда прельстит другая роль.
Макбет! Ты воин - не король!
- В монаршей власти - только ноль,
Что умножает цифр значенье
В своем прямом предназначенье -
- Сам по себе он - пустота, но
Даже с единицей рядом
Ее усилит на порядок.
Но воин глух, не слышит совесть,
Он внемлет голосам ночным,
Что на ходу слагают повесть,
В которой потерявший честь
В подруги выбирает лесть,
Назвав высокий путь своим.
Шел напролом, помех не зная,
- И тех попутно убивал,
Кто подозрения оскал
В чертах безумных вызывал.
Кинжал не успевал остыть,
Ефес захлебывался кровью
С руки того, кого с любовью
Сумела нечисть разлучить.
Клинок вонзаясь в чью-то плоть,
Терзался мукою бесплодной,
И, став убийцей беспородным,
Желал судьбу перебороть.
... Чужая кровь лилась рекой,
    Что подхватив его потоком,
   Стал для героя страшным роком,
   Под равнодушною рукой.
   ... Он не желал, в мечтах о троне,
       Поверить в ведьминский обман -
     - Росой кровавою туман
       Глаза безумца застилал,
      Взалкал со страстью яркий лал
      В чужой сверкающей короне.
      ... Есть справедливость, как не спорь,
          Когда она с небес нисходит
          И в поединке силы сводит,
          Чтоб поразить чужую хворь.
- Он верил страстным голосам -
- На миг они возобладали,
  В герое прежнем и взалкали
  Признанья царственных регалий,
  В его запятнанных руках -
- Наш воин превратился в прах.
   ... Сулило небо день удачный -
     - Во множестве его примет
       Каймою яркою рассвет
       Вставал над миром однозначно...
       А в сферах чрезвычайно мрачных
       Нашел пристанище Макбет.
 
 

                                  ***
 
Чем род знатней, тем красочней толпа,
Чужих суждений, вымысла и толков,
Что тянутся как нитка за иголкой,
За той семьей. И хоть толпа слепа,
Но за стежком стежок и вот уже тропа
Проложена. И серою каемкой
Павел Татарников. Король Лир и его дочери
Отмечена судьба идущих вровень с ней -
- И чем кайма темней, тем голоса становятся сильней.
Зерно событий, что плетут узор
    Вкруг знатного семейства и не очень,
    Несет в себе ответ прогнозам точным -
   Что истина для них, то для других - лишь вздор.
   Спешит, едва родившись, клевета
   И трапезы чужой сбирая крошки,
   По ним рисует новую обложку,
   Где главный козырь — ложь и клевета
  Судьбинной книги тех, кто тяжесть знал креста.
Понять другого - значит вровень стать
Чужой нужде — порой замысловатой,
Ведь часто даже брат не знает брата,
Чтобы о нем правдиво рассуждать.
А истина откроется лишь тем,
Кому на то дается полномочье -
- Тогда незримое меж очевидных строчек
Решеньем станет для любых проблем.
Иной слепец поддержки не найдет
     В событиях, созревших к проявленью,
     Не принимая данных к избавленью
     От нужд души печальный эпизод.
       ... Готовых к пустословию не счесть -
        - Чужой судьбы влекут переплетенья
           И, вымысел продав за озаренье,
           В огонь страстей свою подбросят весть.
Жил- был король, известный в целом мире,
   -  Как всяк наместник Бога меж людей
     Искал поддержку в чувствах дочерей,
  - Те, как могли, заботились о Лире.
Пришла пора. Стареющий король
В желанье облегчить монаршье бремя
Нашел к тому удобный день и время -
К тому же верно избранная роль
Могла б связать прочнее поколенья.
John Rogers Herbert. Король Лир и его дочери
  Лир в кровных узах был уверен,
  Не сомневаясь ни на миг,
 Что души дочерей постиг.
 По полной королевской мере.
Как часто чувства ждут елей,
Отправив откровенье на задворки -
- Ведь только в голод запах хлебной корки
Достигнет трепетных нозрей.
Но мед, пролившийся бальзамом с чьих-то уз
Как добрый хмель, взбодрив сознанье,
Добавит визави земного обоянья
Хотя б тот изнутри был более, чем пуст.
Учитывая все: родную кровь, отцовский долг,
     За меру взяв дочернее признанье,
    Он, пребывая в светлом ожиданье,
    На третье поделил все состоянье.
Лир ждал признанья, что не говори,
Но старость надо обеспечить,
Ведь часто даже слово лечит,
А тут оно умножено на три.
Лир получал немало грубой лести,
     Но, облеченный властью, не хотел
     Увидеть в том опасный беспредел,
     Ведь для других он Божий был наместник.
Стараясь следовать за словом,
Его пытаясь проявить во взгляде, нарочитом жесте -
- Дочь старшая желала угодить
Отцу и королевской чести,
Представшей настроеньем новым.
Вторая, поддержав сестрицу,
     Не удосужилась ничуть
     На дар по-своему взглянуть,
     Чтоб написать свою страницу.
В отцовском сердце откровенья
Edwin Austin Abbey. Прощание с Корделией
Чутье сумели ослепить
Ведь в сердце, призванном любить,
Туман усиливал волненье -
- Едва ль такое искаженье
  Могло отца остановить.
За Гонерильей, Реганой
Блеснувших под его лучом
Осколком мутного стакана,
Под солнцем, скрывшем тень обмана,
Предстала младшенькая дочь
- Алмазом в сердце без изъяна
Заставила б смутиться ночь.
... Возможно ль было сомневаться
     Ему в Корделии своей,
     Ведь даже мрак ушедших дней
      Привык тому повиноваться,
     Что было светом только в ней.
     Сомнений нет. Лир веселей
     Смотрел на дочь, готов принять
     Признанье, что могло бы стать
     Ему поддержкой в мире сложном,
     В котором трудно угадать
     Прикрытый словом ход подложный.
      … Бежит мгновенье за мгновеньем -
William Dyce. Король Лир и шут во время шторма
         - В лице отца недоуменье,
          Да ладно б только — гнев и мщенье,
          Оставив на лице печать,
          Готовы тут же отказать
         Любимой дочери в решенье
         Ей третью часть земель отдать.
Гнев Лира неподделен был.
     Он был король и не привык
     К тому, что кто-то напрямик
     Рискнет расжечь в нем страстный пыл.
     … О, Бог! Похоже, эта власть,
          Какою облечен король
          Была ему настолько всласть,
          Что он совсем забыл про соль.
А, между тем, ответ Кордельи
     Не ставил пред собою целью,
     Стать ложкой дегтя в сладкой бочке,
     Полученных от старших дочек.
Похоже на монаршем троне
   Была не истина в законе -
- Остался глух к ее явленью
Король в толпе трескучий слов,
Ведь столь скромна была любовь,
Что ложь в сиропе упоенья
Ее затмила настроенье.
Кто ищет доказательство любви
     От преданности яркого светила?
   - Которое на жизнь благословило
     Идущих по земле. Ведь как не назови
     Ты эту утверждающую силу,
     Она, даруя свет идущим, не сулила
     Признание страстей, бушующих в крови.
      … О, сколько тайн укрыл для нас Творец
Павел Татарников. Король Лир
           В своем творенье, ставшем людям домом -
         - Пусть тишина, предтечью став пред гробом,
            Предъявит пониманья образец.
Слащавых слов, что патокой прольются
На чьи-то чувства, неизменна суть,
Имеющая целью обмануть
Позволившему сердцу обмануться.
При короле, как водится, был шут,
     Владевший словом — как иной кинжалом
     Над наглостью, желающей провала
     Творил нередко и мгновенно суд.
     Глубинным пониманьем мудреца
     Колпак дурацкий превратив в корону,
     Шут, обращаясь к царственному трону,
     Открыл глаза монарха на льстеца.
     Признаньем прозорливостью в шутах
     Король серьезно отнесется к вести,
     Что став поддержкой королевской чести,
    Звучит престранно в шутовских устах.
     … Признание и слава мудрецам
          Под сению шутейских облачений,
          Что вопреки расхожим рассужденьям
          Несут разоблаченье гордеца
          За истиной глубинных впечатлений.
Не сложно в нашем мире оберечь
     Свой дух от разочарованья -
   - Чуть-чуть побольше остроты вниманья
      И, не давая прав очарованью,
      Не дать страстям себя увлечь.
   …. Есть мера лжи иль истины- в сравненье
        Они являют разность. Сделав шаг,
        Борьбы не бойся, оценив, что враг
        Поможет получить благословленье.
В смятенье Лир. От прежних настроений
В нем не осталось даже и следа,
И сердце бьется птицей в заточенье
И больно бьет крылом: «беда, беда».
Лир не заметил: земли отдавая,
Он власть вручил двум старшим дочерям -
- Ах, кабы не был так упрям
С Корделией на страсти уповая. 
Впросак попав мгновение какое?
- Когда победу праздновал в душе?
Король, уставший жить настороже,
Надеялся, что будет жить в покое,
Забыв о королевском кураже.
Но шут иначе толковал признанье
Павел Татарников. Король Лир и Корделия в тюрьме
    Двух старших дочек. Он увидел ложь,
    Которую навряд ли обойдешь.
    Теперь, когда явились наказаньем
    Слова любви, вонзившей в сердце нож.
... Для подданных своих — король как бог,
Опора близким в царском облаченьи
Он всемогущ — его предназначенье 
 Таит избранья редкого залог.
Но только старость пошатнет опору
Величия земного, в тот же час,
В достоинстве избранья без прекрас
Становится добычей жадной своры.
  Регана, Гонерилья внешний лоск,
  Что в Лире был, вам не давая права,
  Воинственную суть облечь в оправу,
  Вас заставлял быть мягкими как воск
  В свечах, померкших в блеске Его славы.
Гордыня и суровость двух принцесс
     В подруги взяли лживую, как лесть,
     Как зависть, изворотливую месть,
     А с ней — корысть, затеявших процесс.
... О милосердье, состраданье сил,
Вы потому и в непочтенье в людях,
Что не хватает вас ни в королях, ни в судьях,
Чей приговор немилость вам сулил.
Ведь те же короли спешат изгнать
Из своры чувств витееватых — ясность,
Но даже воин изберет не страстность
На поле боя, но бесстрастья рать.
Находит страсть подобие себе
James Barry. Король Лир и мёртвая Корделия
     В умах и чувствах окруженья.
     Простая арифметика: сложенье
     За суммой сил усилит выраженье
     Земной гордыне в алчущем рабе.
«Гол, как сокол», - о нищем говорят,
Смущая мысль смешеньем двух оценок -
- Продав алмаз в том споре за бесценок,
Земное ставят в бесконечный ряд...
Мудрец за каждой из потерь земных
    Возможность видит ценных обретений,
    Что на весах окажется в сравненье
    С земным богатством данным на мгновенье,
    Духовным даром из миров иных.
Да, был урок преподан королю,
Чтоб впредь не смог он в сердце усомниться,
В котором и заря, желая отразиться,
Шептала неподдельное "люблю".
Но даже лед, едва ли пожелал
С суровостью холодною сравниться
И пожалел впервые, что родиться
Ему мороз жестокий помогал.
Взревели сил стихийных голоса -
    Звенели стекла, содрогались стены,
    Свидетельницей став безумной сцены,
    Негодовала за окном гроза.
 
 
       
 

 

                                 ***
Оставленные гением Шекспира,
Для пониманья сил, ведущих в мире,
Которым правят страсти. И война,
Вторгаясь в чувства и забыв о лире,
Враждебных помыслов достигнув дна,
Мечтают о венце и о порфире.
Но небо видит и спасти спешит
Успевшего уже хлебнуть отравы,
Бродящей хмелем в ожиданье славы
Того, кто суд над чувствами вершит.
 
Вражда становится, тем паче, странной,
Когда она окажется приданным,
- Когда ее лелеют, берегут,
Когда на сердце стягивают жгут,
Не дав в него проникнуть Силе главной...
    ... Себя в другом гордыня узнает.
 - Усиленная этим отраженьем
   Она готова бить на пораженье,
   Не дав рассудку сделать первый ход.
Две правды в нашем грешнем мире есть
Одна другую -нет- не переспорит,
Лишь факт случившегося горя
Погасит разгоревшуюся месть.
А у гордыни норов свой особый
- Она тогда готова отступить,
Когда два сердца из-под крышки гроба
Своим молчаньем смогут пробудить
Дух гордецов, который не сломить,
Пока земное утверждают оба.
       ... Когда любовь покажется болезнью -
            Тогда решу: нет чувства бесполезней
            Ведь хворь приходит и уйдет в свой час,
            Как было, вероятно, уж не раз
            Здесь, на земле, с любым из нас.
Любовь, которой равных нет,
Свершит во всем такой переворот,
Что иногда заденет целый род,
Оставив свой неизгладимый след.
        Но в сердце человеческом не вдруг
        Она царицей появится может,
        И трон пустует - у его подножья -
        Земные чувства с их любовью ложной
        Порывом страстным зазывают в круг,
        Твореньем ставший ненадежных рук.
Постылой жизни без любви на миг
Повиноваться не желает кто-то,
Но лишь струна, встревоженная нотой
Ее явленья пробуждает Дух,
Как жизни нет милей, и в прах и в пух
Разбит недавний мрак. Становится заботой
Единое, возникшее из двух.
    ... Ромео чувства взаперти не удержать
      - Любовь рвалась отчаянно наружу,
         И пламя сердца изгоняло стужу,
        Способное его в хандру вогнать.
Но вряд ли трон, достойный лишь царицы,
Построит Бог не в храме, но в жилище,
Которому судьба - стать пепелищем
В повествованье на его страницах.
Как водится, владычецей вошла
Она и в Дух и в плоть, его смущая
Той силой, что приходит укрощая
Вражду семейств, что силы отнимала
Для чувств, достойных пьедистала.
... Рискнувший изменить злочастный рок,
Вражде не повинуясь на мгновенье,
Переступил условностей порог,
Вручив себя на волю провиденья.
        ... Любовь произрастает на страданье,
            В котором боль и мука тех времен
             Себя хранили для иных времен,
             Чтоб враг был даже памятью казнен,
            Живущий, как сорняк, воспоминаньем.
... Джульеттой, красотой затмившей свет,
Иль отенившей свет очарованьем,
Он любовался, если бы отчаянье
Не поддержало дух ушедших лет,
Столкнувший разум с силой покаянья,
Что ставят в ряд все титулы и званья,
Признав опорой розовый рассвет. 
          - ... Скупца излечит щедрость,
             Верхогляда - проникновенье в смысл бытия -
           - И в кодексе небес уже иная
             Предъявлена преступнику статья
             В обмен на понимание и дерзость.
          - Так что же ненависти долгая вражда,
             Что было выраженьем сил нечистых,
             Вскормивших на земле немало эгоистов,
             Отмеченных отсутствием стыда.
... Джульетты взгляд, воспламененный искрой
    От пламени, вместившего любовь,
    Быстрей заставил гнать по кругу кровь,
    Сметая ноты низшего регистра.
Любовь такую знала ли Верона,
Предпочитая одобренье тех,
Кто совершив в себе убийства грех,
Любовь лишали царственной короны.
            ... Враг стал врагом до своего рожденья -
              Лишь потому, что не было прощенья
              В том списке явленных страстей,

              Что пики выбирали средь мастей
              В колоде карт к моменту столкновенья.
... Герой влюбленный полон ожиданья,
В котором от надежды лишь намек,
Но назови, кто справиться бы смог,
Когда судьба приходит в нужный срок,
А с ней и чувство - дар и наказанье,
Которому дано предначертанье...
             ... Ромео, друг, бывает в жизни час,
              Когда твой выбор Богом предрешен, 
              И выбираешь уж не ты, а Он, 
            - И тут любовь ответствует за нас.
... Терзали безысходность и тоска - 
- Джульетты образ заслонял иное. 
- Посмеет ли любовь назвать виною 
  Чистейший Херувим. А у виска 
  Уже маячил дух из сфер Аида, 
  Но сторожила каждый шаг Планида. 
           ... Меж тем, Джульетта, к небу обратясь, 
               Ему призналась о любви к тому, 
               Кто был врагом из племени Монтекки, 
               Один лишь взгляд - и не спасали веки
               От яркой искры, возмутившей тьму.
... Ни тайных встреч, ни краткого свиданья
Меж ними не случилось. Облака
Густым туманом (что за наказанье?)
Мутили разум, но судьбы рука
Была неотвратима, но легка,
Как сила голубеющей планеты,
Не знавшей подчинения запретам,
Произнесенным кем-то свысока.
      ... Морфей оставлен в небреженье,
          Порядкам всем наперекор
        - Луна свидетельствует спор,
          Что бросил прошлому укор
          К причине, ставшей униженьем,
          И вызов, обращенный к предкам,
         За месть, рожденную в запале.        
А что ж отцы? - Они не знали,
Что обдадут дыханьем дали
Став ближе, чем сирени ветки
Свободной от людской печали.
... Однако, переменчива удача -
     Капризна, своенравна. Вот пример
     Сам случай озаботился, когда
     Гонимый страстью юный кавалер
     Не верил в то, что может быть иначе,
    От горя не оставил и следа.
      ... Ромео стал свидетелем признанья
          Джульетты Капулетти - в нем ответ
          Под грохот сердца высвободил свет -
       - Слепец под мраком убегавших лет,
          В одно мгновение стал зрячим.
... Живому существу присущ азарт -
  - Он верховодит в сфере силы страстной
     И, став уже не безопасным,
     Безумию дает команду "старт!"
       ... "Но жизнь - игра", - сказал великий мастер
             А игры согласятся ли с бесстрастьем?
             И, сделав полный оборот, все тот же случай,
             Сгустив туман до темной тучи,
             Под дых недавнего счастливца бьет.
... Такое выкинет коленце,
  Что не поймешь, с чего начать -
- Не будешь ведь права качать
  Перед судьей, когда Лоренцо
  Готов услугу оказать
  И небу предъявить печать.
         ... Начало хорошо тогда, когда
             С концом спешит соединиться,
           - И смысл какой-то будет в том,
             Не давшем чувствам усомниться.
... Изгнанья силуэт вдруг замаячил,
Когда так близко подступил конец,
Когда б героем в играх стал венец,
Что был влюбленным предназначен.
          ... Опять же случай оценив альянс с азартом
              Перемешал улегшиеся карты,
              И, факты изменив, ждал с нетерпеньем
              От двух "врагов" последнего решенья.
... Без испытанья спора не бывает,
Ведь прошлое заботится о том,
Чтоб стать солидным в той игре тузом,
Что результат собою покрывает.
         ... Всему и всем свое предназначенье,
             И дети, не понявшие отцов,
             Порой предъявят ясность мудрецов,
             Развеяв в дым былые огорченья.
... Им не было причины не родиться -
Давался шанс семействам через них.
Так избавляя от вражды одних,
Открыв глаза зарвавшимся отцам,
Другим закон подарит не синицу,
Что не поднимет Душу к небесам,
Но сильную и вольную Жар-птицу.

 

 

 

< вернуться к списку