Прометей

Дориан Грей

     

 
« О! Поздравляю — это образец!» -
- Художник вздрогнул, заливаясь краской.
Он ждал признанья — только без огласки.
Он чувствовал, что творчества венец
Коснулся чувств, смущенных этой лаской.
Как никогда он близок был к порогу,
Что разделял реальность и мечту -
- Он обнаружил в жизни Красоту,
Что поспешила сердцу на подмогу.
Влюбленный в образ, наповал сраженный,
Он жил так долго в мире отраженном,
Ведь каждый час и даже каждый миг
Был для него поистине велик,
Когда стоял с душою обнаженной
И верил в то, что тайну он постиг,
Живущую в душе преображенной.
И все ж так краток, словно эпизод
Был труд его в сотворчестве с виденьем -
- Он понимал, что неспроста везет -
- Случайных не бывает совпадений.
Но можно ль смело называть искусством
Смешенье жанров в мыслях или чувствах,
Что откровеньем стали на портрете...
Конечно, друг его уже приметил,
Смущенный взгляд, желанье заслонить
Портрет, что совпадая
С его мечтой о чистоте душевной
Свободной от греха и мысли скверной,
Способный эту скверну победить.
О, беспринципность юных мнений -
- В них нет глубинных откровений -
- Необходим процесс броженья
Для чувств, что станут выраженьем
В задумке гениальных мастеров,
Что в щедрости полученных даров
Делиться рады настроеньем.
Меж тем, оригинал, чей образ выражал
И чистоту и глубину творенья,
На фоне скороспелой суеты,
Застыл в смущении — знакомые черты
В нем вызвали мгновенную вину,
В неведенье ее происхожденья.
Ответ души за связь - - тайной,
Приют нашедшей в тайных уголках
Незревшей к сроку, что в своих руках
Держала связь, возникшей не случайно...
Блистал, как ангел светлый, Дориан -
- Уж с интересом смотрит искуситель,
Который был охотный исполнитель -
- Вот только кем тот дар ему был дан?
Лорд Генри был хорош собой -
- За ним тянулся шлейф признаний,толков,
В которых он дробился на осколки
Зеркальной глади, падкой на изъян.
Юнцов, явивших миру души,
Которым мир мирещился чуть душным,
Пока в него не проникал обман...
О безмятежность душ, прекрасная и честная в рожденье
Высоких чувств, что, став благословеньем,
Стремится выраженьем сути быть,
Способных, вспомнив, больше не забыть
Бесстрастия в желании прожить
Земную жизнь, не поддаваясь страсти,
- Тем избежав негаданной напасти.
На то и искуситель, лжец и льстец,
Что удостоить рад тебе венца,
Как знак особого, но внешнего отличья,
Который искусителю привычен,
Как все, что пробуждает гордеца.
И юноша, застывший у портрета
Уже не ищет тайный смысл в словах -
- Внутри уже в согласьи с ними «ах!»
Что вдруг сорвет условностей запреты,
Мир прежний разбивая в прах.
Змей-искуситель не пылает жаром -
- В нем холод надоевших дней -
- Но тем стремится он еще сильней
Воспламенить кого-нибудь пожаром.
Художнику мучительны сравненья -
- Он не желает юношу делить
Со зрителем, желая угодить
Нежданному, но сладкому плененью.
Что ж Дориан? Не может оторваться
Прикованный к холсту чуть дерзкий взгляд
И чувства новые, которыми был рад
По-юношески пылко сочетаться.
По мастерской промчался ветерок
Касаясь лиц. В разгоряченных чувствах
Смущенных красотой искусства
Найдет себе полученный урок.
И снова вздох, похожий на движенье
Воздушных струй в полнейшей тишине -
- И светлый зайчик с бликом на стене,
Как знак поддержки нового творенья.
Герой же душу был отдать готов
За то, чтобы старел двойник
Не расчитал, не добрый выбрал миг,
И, выбросив обойму страстных слов,
Услышан был. Судьбинный зов
Стал роковым. Закон суров!
Прошло немало долгих лет, -
- Не увядаемая плоть казалась вечной.
А портрет старел, уродство предъявив -
- Двойник, однажды Грея поманив,
В коварство превратил тот образ,
Издевкой юношу пленив...
- О, страшен был судьбы ответ.
Портрет припрятан, взор чужой
Не должен был увидеть грех,
Что проступал из рамок тех -
- В согласье с вечной госпожой,
Что называем мы Судьбой.
Он продал душу! Пробил срок -
- Открыта в преисподню дверь.
Живущий, в Дориане, зверь
Жестокий преподал урок.
Кто ж знал, что тайный тот каприз,
Являясь выбором души,
Сталкнет с постигнутых вершин,
Принять заставит темный приз.
Ах, кабы знать, но, как на грех,
Вскружил сознанье. Без помех
Путь воплотил его избранье.
Едва качнувшись к небесам,
Душа, в стремительном паденье,
Ко дну ныряла. Отраженье
Своих грехов, он видел сам,
В портрете явлены броженьем
Всех чувств, что встали в заблужденье,
Рванув душой к другим богам.
Разгадка редкого пути в портрете -
Как его найти?
О, небеса! Вы знали: совесть
Могла б спасти той жизни повесть,
Но ад уже открыл объятья -
- Тянуло холодом со дна.
А выбор сделан. Жизнь дана,
Чтоб дух поднять над плотной статью...
С портрета смотрит сатана
С ухмылкой, порожденной страстью.
Кто виноват во всех напастях?
- Художник воплотивший суть
Модели, тайной страстью ставшей?
- Он чувства вздумал обмануть -
- Теперь возможно ли вернуть
Очарование былое душой,
С тех пор так низко павшей.
Но он убит. Свидетель — нож,
Блеснувший холодно, но манко,
Взгляд Дориана притянул -
- И разыгралась в нем изнанка,
С которой внешне не был схож
Убийца- нож — не обманул -
- По телу пробежала дрожь...
Да, в двойника вонзится он,
- В желанье победить причину
Всех бед своих, сорвав личину.
«О, пусть закончится мученье.
Двойник, ты больше не жилец
На этом свете! Глупый лжец
Привел к ужасному паденью»...
Но увядала плоть, душа, заблудшая во мраке,
Глаза , пронизанные страхом,
Двойник, закон... Все стало прахом.
Господь, спаси! Но только стон
Из недр глубинных Дориана,
Что знаком был на поле бранном.
Удар ножом, еще удар!
- Ужасен был страстей пожар!
Он эталоном чистоты,
Сплетенным в вензель с красотою
Был для юнцов, став высотою
С судьбою связанный на ты.
Он был для многих эталон
С рожденья небом одарен
Был настроеньем многих муз -
- В нем было все со знаком плюс.
И в холст вонзив убийцу-нож,
Он тут же замертво упал -
- Закат на небе умирал...
Мгновенная по телу дрожь
Вдруг пробежала. Рок настал -
- Гордец уже не возражал.
Себя убил он наповал.
Лежал старик под взглядом строгим -
- Превозмогая жуткий страх
Толпились слуги. На пороге
Судьба свидетельствовала прах.
Блистали перстни на руках.

 

 

< вернуться к списку